горячие темы Смотреть Скрыть
Экономика
ЦФО
7 октября 2016, 14:59 0
Редакция «ФедералПресс» / Наталья Никитина

Плутониевый ультиматум: что будет с МОКС-проектами после отказа России от утилизации

Владимир Путин 3 октября внес в Госдуму законопроект об отказе РФ от утилизации оружейного плутония в рамках соглашения с США. Россия вернется к переработке плутония только в том случае, если Штаты снимут санкции, возместят нанесенный им ущерб и сократят свое военное присутствие в Европе. Представители американского Белого дома отреагировали спокойно на это заявление – чего не скажешь о некоторых россиянах. Обеспокоились сотрудники «Горно-химического комбината» и производственного объединения «Маяк» – именно этих предприятий прямо и косвенно касалась переработка оружейного плутония. «ФедералПресс» попытался разобраться в перспективах этих заводов.

«Горно-химический комбинат»

Те объемы оружейного плутония (34 тонны), которые Россия обязывалась переработать в рамках соглашения с США, планировалось (помимо прочего) использовать для выпуска так называемого МОКС-топлива (МОКС-топлива, MOX (mixed-oxides fuel) – прим. «ФедералПресс»). Это смешанное оксидное уран-плутониевое топливо, выпуск которого с 2015 года запущен на заводе «Горно-химического комбината» (ГХК, город Железногорск Красноярского края).

И хотя обозначенные 34 тонны плутония (к тому же, распределенные на перспективу до 2025 года) – сравнительно небольшие объемы, недавно изданный президентом указ заставил сотрудников предприятия задаваться вопросами относительно его перспектив.

Дело в том, что технология по выпуску МОКС-топлива является относительно новой и считается экспериментальной – в настоящий момент в России МОКС-сборки используются только в реакторах на быстрых нейтронах. Все они расположены на Белоярской АЭС (город Заречный в Свердловской области). В данный момент в реактор БН-800 на Белоярской АЭС загружен сборками с МОКС-топливом только на 25 % – оставшиеся мощности работают на классическом урановом топливе. До 100 % уровень использования МОКС-сборок планируется довести в течение двух ближайших лет, поделился планами в сентябре этого года глава Белоярской АЭС Иван Сидоров.

«К 2019 году мы должны полностью перевести активную зону реактора БН- 800 на использование МОКС-топлива. Для изготовления топлива будет использоваться отработавшее ядерное топливо (ОЯТ) реакторов на тепловых нейтронах типа РБМК и ВВЭР», – приводит слова директора Белоярской АЭС «ТАСС».

Существующие сомнения подогреваются и большими сроками реализации проектов в рамках технологии производства МОКС-топлива. К примеру, следующие два реактора на быстрых нейтронах, БН-1200, предполагается построить в Свердловской области только к 2030 году. Учитывая, что запуск реактора БН-800 несколько раз переносился, говорить о жестком соблюдении сроков запуска БН-1200 никто не возьмется, убеждены отраслевики.

Существующие на ГХК мощности по производству МОКС-сборок недозагружены, отмечает источник «ФедералПресс» на ГХК – существующий уровень загрузки равняется приблизительно 15 %. И на этом фоне беспокойство сотрудников комбината вызывает сокращение штатной численности.

«За это лето на ГХК были уволены в общей сложности около 300 человек – большей частью пенсионеров. Официально никаких увольнений или массового сокращения штата не было. Людям просто вежливо намекали – пора закругляться со своей трудовой деятельностью», – отметил собеседник «ФедералПресс».

«Мы должны быть конкурентны, прежде всего – на международном рынке. Соответственно, нам нужно снижать издержки, чтобы снизить себестоимость продукции. На ГХК за последнее время действительно сократилась численность – приблизительно на 400 человек в течение этого года. Однако массовых сокращений там не происходило, все произошло в рамках оптимизации численности сотрудников предприятия. Часть этих сотрудников уже увольнялась, часть выходила на пенсию. При этом в компании действуют как выходные пособия, так и программы переобучения», – прокомментировали ситуацию в департаменте коммуникаций «Росатома».

ПО «Маяк»

Сомнения есть и у сотрудников производственного объединения «Маяк» (Озерск, Челябинская область). Сейчас деятельность предприятия напрямую с оружейным плутонием никак не связана (хотя именно здесь, начиная с 1945 года, ученые создали технологию его производства и начали выпуск для оборонной промышленности). После того, как в 1994 году производство оружейного плутония в России прекратилось, «Маяк» продолжил работы по получению плутония другого качества, а также занялся переработкой ОЯТ – отработавшего ядерного топлива. Предприятие утилизирует материалы, поступающие с ядерных реакторов (в основном, с Кольской, Нововоронежской и Белоярской АЭС), атомных подлодок и ледокольного флота.

Однако именно на «Маяке» отрабатывали технологию производства МОКС-топлива – испытания велись на базе двух опытных маломощных установок, «Пакет» и «Гранат». Их производительность оценивалась в 50 кг плутония в год (или 1 тонна МОКС-топлива) на установке «Гранат» и в 100 кг плутония в год, или 30-36 тепловыделяющих сборок (ТВС) в год (также 1 тонны МОКС-топлива с 20 % содержанием плутония) – на установке «Пакет».

Сейчас, по словам источника «ФедералПресс» в атомной отрасли, обе установки по производству МОКС-топлива на ПО «Маяк» законсервированы. Тем не менее, «Маяк» по-прежнему остается поставщиком сырья для производства МОКС-топлива на ГХК.

Технологические перспективы

«Указ президента РФ о приостановке соглашения об утилизации оружейного плутония никак не повлияет на деятельность «Горно-химического комбината» и производственного объединения «Маяк», а также на объемы производимого сейчас в России МОКС-топлива. Продукт уже производится для реактора БН-800 из «энергетического» плутония, выделенного из отработавшего ядерного топлива реакторов ВВЭР на ПО «Маяк», – подчеркнули в департаменте коммуникаций «Росатома».

В компании заверили, что спрос на МОКС-топливо на внутреннем рынке России на перспективу не только сохранится, но и вырастет – мощности как ГХК, так и «Маяка» будут дозагружаться с учетом как планов по 100 % заполнению сборками на уран-плутониевом смешанном топливе реактора БН-800, так и по строительству реакторов БН-1200.

Более того, утилизация ограниченных объемов оружейного плутония (а всего, по данным «Росатома», объемы неутилизированного в рамках российско-американского соглашения плутония равняются 3-4 тоннам) – отнюдь не основной аспект МОКС-технологии. Предполагается, что в будущем она ляжет в основу так называемого замкнутого ядерного цикла: топливо, отработавшее на реакторах на «быстрых» нейтронах, можно будет использовать на «медленных» тепловых реакторах, которые используются на всех остальных АЭС России.

«В свете этого технологии по переработке ОЯТ и далее будут нацелены на повышение извлечения из него остатков урана, плутония и прочих доступных для использования веществ. Без сомнения, завод на ГХК будет играть одну из ключевых ролей в переходе российской атомной энергетики к двухкомпонентной системе с замыканием ядерного топливного цикла», – уточнили в пресс-службе «Росатома».

Работы по созданию замкнутого ядерного цикла (правда, с использованием другой технологии) продолжатся и на базе «Северского химического комбината» (Северск, Томская область).

«Таким образом, создана вся необходимая промышленная инфраструктура, которая пока будет работать с гражданским материалом, но в случае соответствующих решений сможет приступить к исполнению международных обязательств России по этому соглашению, которое сейчас приостанавливает свое действие», – резюмировал директор департамента коммуникаций «Росатома» Сергей Новиков.

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Google Plus 1