горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
Самарская область
14 ноября 2017, 11:34 0
Редакция «ФедералПресс» / Роман Арсенин

Не задушишь, не убьешь. В губернии вновь может заработать Госфинконтроль

У отставленного на год контролирующего органа вновь появился шанс
У отставленного на год контролирующего органа вновь появился шанс

На прошедшем совещании с министром министром РФ по вопросам Открытого правительства Михаилом Абызовым врио губернатора Дмитрий Азаров высказался о возможном воскрешении областной Государственной службы финансового контроля. Созданное при губернаторе Владимире Артякове и упраздненное при Николае Меркушкине ведомство стало первым в России независимым госорганом в системе надзора за расходованием бюджетных средств. За шесть лет работы ГФК сэкономил для региона около 14 млрд рублей и подал пример эффективной структуры, который сегодня используют другие субъекты РФ. Несмотря на положительные результаты работы, в 2016 году по инициативе областной верхушки служба прекратила существование. Как отмечают бывшие сотрудники Госфинконтроля и независимые эксперты, структура перешла дорогу многим сильным мира сего. Восстановит ли Азаров орган власти, который прежде бросил вызов правительственным чиновникам, в материале «ФедералПресс».

Свели счеты

Вопрос о возобновлении работы ГФК поднял в областном правительстве член регионального штаба Общероссийского народного фронта, координатор антикоррупционного проекта «За честные закупки» в Самарской области Вадим Нуждин. «Мы обязательно посмотрим, как сегодня работает эта служба, нужно ли там кадровое усиление. Если нужно, мы это решение примем, но принимать его будем не впопыхах, а после анализа работы службы», – обещал активисту врио главы региона. Вероятно, руководитель области запамятовал – сегодня Госфинконтроль как служба не существует. Ведомство упразднили в октябре прошлого года. Полномочия ГФК отошли Минфину и частично департаменту по вопросам правопорядка и противодействия коррупции. В правительстве на этот счет сообщили, что приняли решение в соответствии с федеральным трендом. Напомним, в феврале того же года указом президента страны ликвидировали Росфиннадзор, чьи функции передали казначейству России.

У «фронтовика» Нуждина свое мнение касаемо реорганизации ГФК: «Госфинконтроль ликвидировали главным образом потому, что эта служба наступила на «хвост» многим коррумпированным чиновникам. Ведомство позиционировало себя независимым и тесно взаимодействовало с уполномоченными правоохранительными органами – прокуратурой, Следственным комитетом, ОБЭП, ФСБ. Проверки ГФК по многим направлениям экономики региона стали угрожать конкретным персоналиям. Незадолго до реорганизации сотрудникам службы заблокировали компьютеры, сайт, пытались взломать электронный архив. И как итог упразднили. Активисты проекта ОНФ «За честные закупки» рассматривали ликвидацию Госфинконтроля как победу коррупционеров в регионе. К слову, после того, как я заявил об этом в прямом эфире на одном из региональных каналов, областная администрация перекрыла мне доступ на телевидение. Это еще раз подтвердило, что мы попали в точку». 

«Решение о реорганизации Госфинконтроля нельзя было назвать верным. Структура выработала прогрессивные методы финансового контроля и подавала пример работы другим на фоне многочисленных региональных нарушений в области закупок. В этой связи ее ликвидация выглядела, по меньшей мере, странно», – прокомментировала «ФедералПресс» бывший руководитель Госфинконтроля Ольга Михеева.

Так хорошо, что даже плохо

По словам экс-главы ГФК, идея структуры родилась в голове самарского вице-губернатора Алексея Бендусова. Правая рука Владимира Артякова поручил Михеевой доработать ее и представить губернатору. Главе региона идея понравилась, и с 11 января 2010 года орган начал работу. «Тогда ведомство носило название Главного управления государственного финансового контроля Самарской области и входило в аппарат областного правительства, из которого позже вышло, – вспоминает бывший руководитель службы. – Первые два года для ГФК стали периодом становления, поиска подходов, подбора методик. В 2012-м пришедший на смену Артякову Николай Меркушкин сразу изъявил желание упразднить структуру, которую ввела предыдущая команда губернатора. Стандартное желание руководителя области – выглядеть лучше на фоне своего предшественника». Служба, которая вскрывает столько отрицательных сторон региональной власти, была неудобна привыкшему к всеобщей лояльности выходцу из Мордовии.

За годы работы ведомство развивалось по нарастающей. «Понимая проблематику взаимоотношений в расходовании бюджетных средств, Госфинконтроль не только выступал защитником интересов губернии, но и нарабатывал массу практик, которые позже легли в основу работы ведомств нашего и других регионов, – говорит Вадим Нуждин. – Госфинконтроль Самарской области был лидирующей службой в стране по уровню своего развития и первой, запустившей систему предконтроля – ГФК проверяла все проекты на предмет риска до выхода на торги».

Процедура государственного финансового контроля включала в себя просчет смет, обсуждение обоснований проекта. Если Госфинконтроль давал зеленый свет, это было гарантией, что проект реализуется и вызовет минимальное число нареканий. Если ГФК говорил «нет», служба направляла рекомендации по отмене проекта или доработке во избежание опасений. Таким образом за годы работы служба сэкономила для губернии около 14 млрд рублей. 

«Мы были первопроходцами в России по части введения предварительного контроля, – подтверждает Ольга Михеева. – Отслеживали проекты на всех стадиях от поданной инициативы до результативной части. Госорган можно считать наиболее эффективным, когда у нее есть возможность пресекать нарушения».

Важным преимуществом службы в отличие от общественных контролеров являлась функция возбуждать административное производство и накладывать штрафы. Если нарушения выходили за рамки административных, Госфинконтроль на основании актов своих проверок в готовом виде подавал материалы в правоохранительные органы. «Общественники могут проанализировать проект, опираясь на открытые источники, и заявить о его недостатках в публичной плоскости, а ГФК опирался на первичную документацию и работал в тесном взаимодействии с ведомствами. Они смотрели всю подноготную по каждому контракту – каждый документ. И их материалы, подкрепленные фактурой, ложились в основу уголовных дел», – замечает Нуждин.

Как рассказала Ольга Михеева, за время работы Госфинконтроль добился большого количества выявления административных правонарушений и привлечения к ответственности виновных лиц: «И не только рядовых. Мы ставили целью выявлять тех, кто стоит за конкретным решением и конкретной финансовой схемой. Это начало вызывать недовольство в правительстве. В итоге мы столкнулись со структурой Валерия Юртайкина. Он захотел забрать у нас полномочия и манипулировать службой, указывать: «тут копай, тут не копай». Оттого начал жаловаться на нас губернатору, используя свою близость к нему. Так началась наша с ним война».

Увы, в этой войне ГФК не вышел победителем. Впрочем, и бывший вице-губернатор Самарской области Юртайкин недолго праздновал победу. Руководитель департамента по вопросам правопорядка и противодействия коррупции первым лишился места после прихода на должность врио губернатора Дмитрия Азарова, поскольку был человеком Меркушкина и прибыл с ним из Мордовии.

Второй заход

После искоренения «команды созидания» у отставленного на год контролирующего органа вновь появился шанс. Теперь все зависит от решения нынешнего руководителя области. В региональном правительстве «ФедералПресс» ответили, что на сегодня нет информации о будущем Госфинконтроля за исключением того, о чем Дмитрий Азаров высказался в минувшую пятницу, 10 ноября.

Пока врио главы региона не давал распоряжений на этот счет и с тех пор публично не обсуждал судьбу ГФК. Общественники же уверены: ситуация сдвинется с мертвой точки. Главное – на стадии обсуждения определить, каким должно стать возобновленное ведомство, чтобы его не упразднили вновь. «Я считаю, если областная власть заинтересована в борьбе с коррупцией и в появлении приносящего пользу контрольного органа в системе госзаказа, его изначально надо создавать работоспособным, эффективным, а в процессе способствовать его развитию – добавлять функции, направления работы. Тогда о новой ликвидации службы не будет и речи», – говорит координатор проекта «За честные закупки».

«Служба должна быть активна в публичном поле, – уверена Ольга Михеева. – Потому что ее задача – навести порядок изнутри, во властных структурах. Публичность – не просто необходимость отчета, но и способ обеспечить безопасность структуры и ее сотрудников. Чем меньше про тебя знают, тем легче тебя удавить».

В любом случае здесь важна позиция первого лица области, добавляет экс-глава ГФК: «Один губернатор принимает информацию от Госконтроля и берет ее в разработку, даже если речь идет о его соратниках. Другой говорит: «То, что вы описываете, быть не может. Все, кто со мной, вправе делать, что хотят». Если Дмитрий Азаров примет решение о возобновлении службы в каком-либо виде, уверена, эта структура будет работать и приносить пользу. Не думаю, что он примет решение ради политики и красного словца». 

Регионы
Самарская
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Loading...
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Twitter 1