горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
  1. Общество
Общество
Челябинская область
0

Бывший водитель Николая Сандакова: «Шеф не любил пускать кого-то в свою машину»

В Советском районном суде Челябинска в рамках процесса по уголовному делу экс-вице-губернатора Челябинской области Николая Сандакова выступил Геннадий Дергунов, работавший личным водителем бывшего чиновника. Свидетель дал показания, опровергающие версию следствия о двух ключевых встречах Сандакова и экс-сити-менеджера Озерска Евгения Тарасова. Однако гособвинитель в правдивости показаний шофера явно усомнилась.

Евгений Дергунов работал с Сандаковым с момента его появления в Челябинской области и назначения первым помощником губернатора Михаила Юревича, ушел лишь весной 2014 года, отметив свое 60-летие. В суде он подробно рассказал, что любые поездки на выделенном «политическому» помощнику Юревича кроссовере «Вольво» оформлялись в управлении делами правительства Челябинской области: выдавались путевые листы и командировочные удостоверения, по возвращении в гараж механик проверял одометр автомобиля. Кроме того, маршрут контролировался по чекам с АЗС, а впоследствии машина была оборудована системой ГЛОНАСС. Таким образом, по версии Дергунова, сделать крюк или съездить на тайную встречу было просто невозможно.

Напомним, Николай Сандаков обвиняется в совершении мошенничества в отношении бывшего главы администрации ЗАТО Озерск Евгения Тарасова: следствие и гособвинение утверждают, что сам Сандаков и бывший член Совета Федерации от Челябинской области Константин Цыбко обещали Тарасову помочь с карьерным ростом, но слово не сдержали, зато выманили у сити-менеджера «запретки» крупную сумму. Сандакову инкриминируется получение путем обмана полутора миллионов рублей. Как следует из обвинительного заключения, 9 июля 2011 года Сандаков, Цыбко и Тарасов встречались в ресторане «Грузинский дворик» в Аргаяшском районе и договорились о «взаимовыгодном сотрудничестве». Евгений Тарасов в суде утверждал, что в ноябре 2011 года встречался с Сандаковым и Цыбко, приехавшими на машине помощника губернатора, в Озерске, на обочине дороги недалеко от КПП в «запретку», и лично передал ему 500 тысяч рублей.

Дергунов оба эти аргумента опроверг. По его словам, в «Грузинский дворик» он возил Сандакова только дважды за четыре года работы: в ходе предвыборной кампании в Госдуму 2011 года обвиняемый приезжал туда по приглашению главы Аргаяшского района Исрафиля Валишина, ни Цыбко, ни Тарасова на встрече не было. Во второй раз в заведении отмечался чей-то юбилей, на котором присутствовало множество людей, в том числе и губернатор Юревич.

«9 июля 2011 года я возил семью Сандаковых в Саткинский район на озеро Зюраткуль, отмечать день рождения старшей дочери Николая Дмитриевича Алены, – рассказал Геннадий Дергунов. – В путевом листе конечной целью поездки была указана Сатка. Выехал из гаража примерно в 9-30, поставил машину обратно в 18-30».

Показания водителя подтверждаются имеющимся в уголовном деле путевым листом и, как утверждают сами Дергунов и Сандаков, элементарной логикой: сделать в этот день крюк и заехать в Аргаяшский район для встречи в «Грузинском дворике» обвиняемый никак не успел бы. Добавим, в Озерском городском суде при вынесении приговора Константину Цыбко судья отказалась выяснять, был ли Сандаков на «судьбоносной» встрече, заявив, что для их дела это несущественно.

Что касается второго, ноябрьского эпизода с передачей денег, то и тут водитель стеной встал на защиту бывшего шефа. В суде была представлена видеозапись следственного эксперимента, на которой Евгений Тарасов описывает встречу. Просмотрев видео, Дергунов заявил, что не узнает показанных пейзажей и даже не уверен, что дело происходит в Озерске.
«В Озерске я возил Николая Дмитриевича в администрацию, ДК «Маяк»пару раз кушали в пиццерии и одном ресторанчике. На обочине никогда не высаживал», – утверждает пожилой водитель.

Кроме того, свидетель отметил, что Сандаков не любил пускать кого-то в свою машину и предпочитал ездить вдвоем с шофером. Константин Цыбко, по словам Дергунова, ездил вместе с Сандаковым один раз, на официальное открытие путепровода в Снежинск на трассе М-5.

Заметим, что Евгений Тарасов, сам осужденный за хищение более 22 миллионов рублей из бюджета Озерска, несколько раз менял показания в делах Сандакова и Цыбко, где выступал ключевым свидетелем стороны обвинения. Первоначально он, рассказывая о ноябрьской встрече, утверждал, что она происходила на автостоянке возле КПП. Позже «перенес» место передачи денег примерно на километр. Сторона защиты предполагает, что это изменение объясняется тем фактом, что стоянка у КПП, объекта, контролируемого бойцами Внутренних войск, просматривается с видеокамер, так что опровергнуть факт встречи чрезвычайно легко. Отметим, впрочем, что и сам Николай Сандаков, и его адвокат Сергей Колосовский с самого начала следствия утверждают, что уголовное дело было искусственно сфабриковано сотрудниками регионального УФСБ и бывшего следственного управления СКР по УрФО (ныне 4 СУ СКР с дислокацией в Екатеринбурге) ради получения от Сандакова показаний на экс-губернатора Михаила Юревича.

Гособвинитель Екатерина Голубенкова к выступлению Геннадия Дергунова отнеслась скептически. Прокурор отметила, что свидетель слишком уверенно называет дату своего знакомства с будущим еще начальником. Дергунов объяснил такую точность тем, что в этот день, 10 января 2011 года, в Челябинске проходили похороны бывшего губернатора Петра Сумина. Затем гособвинитель поймала свидетеля на нескольких противоречиях: при допросе у следователя он рассказывал, что возил Сандакова и Цыбко не в Снежинск, а в Озерск, кроме того, слишком уверенно заявлял в суде, что в определенные периоды работы никогда в Озерске не бывал. Между тем подшитые в дело путевые листы доказывают обратное. Дергунов отпираться не стал: ознакомившись с документами и признав на них свою подпись, объяснил противоречия плохой памятью. У Екатерины Голубенковой также не вызвала доверия система контроля за водителями по путевым листам и одометру, принятая в 2011 году в управлении дела регионального правительства: прокурор дала понять, что не видит сложностей в том, чтобы совершить незарегистрированную поездку на машине до оборудования ее ГЛОНАСС. Кроме того, Дергунов в ходе своего рассказа невольно признался в мелких служебных прегрешениях: рассказал, что в первые дни после приезда в Челябинск семьи Сандаковых помогал его жене с покупками, возил по магазинам. Остался нераскрытым также вопрос о том, была ли санкционирована поездка на служебной машине в Сатку в июле 2011 года ради празднования дня рождения дочери обвиняемого.

Как сообщал «ФедералПресс», процесс по делу Николая Сандакова длится с 2016 года. В октябре 2017 года сторона обвинения закончила представлять суду свои доказательства, с тех пор допрошиваются свидетели защиты, по большей части – политтехнологи, работавшие под руководством обвиняемого на выборах в Госдуму в 2011 году и президентских выборах 2012 года. Тактика защиты бывшего вице-губернатора по эпизоду с мошенничеством в отношении Тарасова заключается в опровержении версии следствия: адвокат и обвиняемый пытаются доказать, что некие суммы, получаемые Сандаковым в 2011 году, предназначались не ему лично, а в неофициальный избирательный фонд партии «Единая Россия».

Сюжет по этой теме
2 августа 2017, 16:56

Взятка и мошенничество: дело Николая Сандакова

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Push 1