горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
Россия
9 августа 2018, 13:30 0
Редакция «ФедералПресс» / Евгения Дылева

Семейное обучение: исключить нельзя оставить

От местных властей зависит, где ставить запятую. И выдать ли деньги

Семейное образование представляется нам, как нечто из прошлого: родовое гнездо, домашняя библиотека, личный педагог... Российское законодательство подтверждает право на такую форму обучения, но в ряде регионов родителям приходится добиваться финансирования, которое, под разными предлогами, чиновники не предоставляют. С какими трудностями сталкиваются те, кто решил пренебречь массовой школой, а также все «за» и «против» домашнего обучения – в материале «ФедералПресс».

Война законов

Известно, что семейное образование пользуется популярностью в 45 странах мира. В России оно не слишком распространено. Для сравнения: в учебном году 2017/2018 школу посещали, в общей сложности, около 15 млн детей, и около 100 тыс. российских семей ежегодно проходит обучение в форме экстерната, семейного или индивидуально обучения на дому. Причем на долю семейного приходится примерно 30 тыс. детей.

Семья Овсепян решила учить детей вне стен государственной школы. Елена – мама двух дочерей и сына рассказала об этом «тернистом пути». Она поведала «ФедералПресс», что в Петербурге закончила школу ее старшая дочь Диана. После третьего класса девочку отдали в филиал «Международной школы завтрашнего дня», где она училась по программе, ориентированной на международные стандарты.

Когда переехали в Шлиссельбург (Ленинградская область), и в 2001 году пришло время пойти в школу Лауре, а у детей десятилетняя разница в возрасте, в РОНО посоветовали семейную форму образования. На тот момент в Ленобласти это был первый такой опыт.

Училась девочка дома, по договору «О семейном образовании», с первого по девятый классы. Аттестацию проходила в школе, а мама, как законный представитель ребенка, без проблем получала причитающиеся в таких случаях компенсации. Кстати, по праву: ведь государство обязано выделять средства на образование каждого ребенка.

Спустя пять лет, таким же образом, на базе той же муниципальной школы, начал получать образование младший ребенок в семье – Давид. «Все было прекрасно до 2014 года, – рассказывает Елена. – Но однажды детей стали противозаконно отчислять из школы. Был изменен договор, исключен из него пункт о финансовых взаимоотношениях».

e269f487fd39693491e69df0b8ae5663.jpg

Действительно, разработанное еще в конце 2013 года постановление областного правительства № 523 «Об утверждении порядка расчета нормативов финансового обеспечения образовательной деятельности муниципальных образовательных организаций Ленинградской области» ограничило обеспечение детей семейной формы обучения бесплатным комплектом учебников и оплатой труда педагога на период итоговой аттестации.

Тогда Елена предприняла первые попытки разобраться, защитить интересы не только сына, но и других детей, избравших путь семейного обучения. Но ответы представителей власти сводились к тому, что они ситуацию понимают, и даже сочувствуют, но на региональном уровне «не предусмотрена» законодательно обязательность компенсационных выплат родителям, обучающих детей дома.

Неоднократно обращалась Елена во властные структуры, общалась с заместителем губернатора по социальным вопросам Николаем Емельяновым. Тогда он помог получить полагающиеся выплаты за три месяца, и даже внес изменения в соответствующее постановление областного правительства. Тем не менее, пункт № 9, определяющий нормативную стоимость образовательных услуг для детей, обучающихся в семье, был составлен таким образом, что в нем ничего не говорилось о финансовом обеспечении непосредственно самого образовательного процесса.

Далее, в одном из официальных ответов областные чиновники объяснили семье Овсепян, что «при получении образования в форме семейного обучения обучающийся лишается ежедневного общения со сверстниками и опыта построения отношений внутри коллектива, что может сказаться в будущем, также ребенок лишается здоровой конкуренции – у него нет возможности сравнить уровень своих знаний с показателями других детей…»

Удивилась не только Елена: веками и знаменитыми именами была подтверждена польза качественного семейного образования, и практически не было среди них социопатов. Непонятно маме и то, что на неоднократные ее обращения в контрольно-счетную палату с просьбой провести аудит планирования и использования бюджетных средств на ребенка, она неизменно получала отписки вместо аудиторского заключения.

ed6f783d135e7678e64c0ba805656ff9.jpg

Причины отказа

Семейная форма обучения закреплена Конституцией РФ статьей 43, согласно которой поддержке подлежат разные формы образования и самообразования. Родители осознанно выбирают для своего ребенка форму обучения, с учетом его особенностей, состояния здоровья, способностей и семейного уклада. Параллельно то же гарантирует и ст. 99 Федерального закона от 29.12.2012 N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации».

«Ребенок при семейной форме обучения получает образование силами своей семьи, школьные педагоги с ним не занимаются, школу он посещает только для сдачи аттестации за очередной класс. Соответственно, деньги, которые в случае очного обучения достаются школе, логично перечислять семье, которая берет на себя ее функции, – прокомментировал ситуацию «ФедералПресс» член Санкт-Петербургской коллегии адвокатов Александр Андреев. – Чиновники любят повторять: деньги следуют за человеком. А тут вышла осечка».

Плюсы:

  • индивидуальный подход;
  • школа может быть замечательной, но при этом не отвечать потребностям каждого ученика;
  • какие-то предметы родители помогают осваивать сами, а по иным находят хороших репетиторов (в этом, как раз, и могут помочь компенсационные выплаты от государства). То есть, по сути, семьи свободны в выборе, в отличие от массовой школы;
  • независимость от расположения школы – отпадает необходимость тратить время и силы на дорогу (пункт 5 из этого вытекает).
  • высвобождаются драгоценные часы для занятий музыкой, живописью, иностранными языками и т.д.

Минусы:

  • непростая процедура перевода ребенка на семейное обучение;
  • часто дает о себе знать предвзятое отношение к «семейным» со стороны экзаменаторов, представляющих систему, привычную большинству (как следствие, пункт 2);
  • чрезмерная эмоциональная и психологическая нагрузка на ребенка во время редких пересечений с массовой школой на аттестациях и ЕГЭ;
  • родители ребенка сталкиваются с необходимостью постоянно доказывать целесообразность семейного обучения родственникам, педагогам, чиновникам и т.д., объяснять, что они всего лишь снимают с государства часть забот в образовании их детей;
  • в результате семейного обучения может развиться фобия к «государственным институтам». Но не у всех и не на все, в зависимости от того, что это за «институты».

78b69ab1ee863ac4fa2a211d297dbe11.jpg

Как устранить дискриминацию

В ряде регионов России сторонники семейного обучения добиваются финансирования, которое, под разными предлогами, семьям чиновники не предоставляют (например, в Омской области). Граждане устали напоминать властям, что в федеральном законе «Об образовании» написано, что регион «вправе предусмотреть», а не «вправе лишить» семьи уже предусмотренной поддержки», то есть, по сути, ухудшить условия получения образования детей и уровень жизни семьи.

Заручившись поддержкой Общественного уполномоченного по защите семьи Санкт-Петербурга и Ленобласти Ольги Баранец, детского омбудсмена Ленобласти Татьяны Литвиновой и юристов, Ольга Овсепян ходатайствовала о внесении поправок в нормативные документы.

«Мы не требуем дополнительных мер поддержки, каких-то особых условий или положения – только того, что гарантирует федеральный закон, – объясняет Елена. – От наших детей требуют соблюдения федеральных государственных образовательных стандартов – ФГОС. Но при этом, согласитесь, логично и соблюдение принципа «деньги идут за учеником». Если этого не происходит, очевидна дискриминация».

Было трудно, но сын Елены закончил 11 класс и сдал ЕГЭ. У Давида есть друзья, в том числе, по музыкальной и художественной школам, в которых учился параллельно с освоением школьной программы дома. Елена Овсепян продолжает добиваться справедливости для всех, кто пошел по тому же пути семейного обучения.

Фото: Ребекка Соломон. Гувернантка. Ок. 1851; В.Г. Перов. Учитель рисования. 1867

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Facebook 1