горячие темы Смотреть Скрыть
Промышленность
Вологодская область
12 декабря 2018, 12:24 0
Редакция «ФедералПресс» / Виктор Бодров

Токсичный комбинат. Железный олигарх реализует сомнительный проект

Кто сегодня не знает Алексея Мордашова? Его имя у многих на слуху и ассоциируется с «Северсталью», входящей в круг крупнейших металлургических компаний России. Но он предпочитает не ограничиваться исключительно инвестициями в выплавку чугуна и стали и производство проката, вкладываясь в интересные ему сферы. Вот только не все позитивно в его проектах. Подробности – в материале «ФедералПресс».

«Мягкий бизнес» простого металлурга

В России полно леса, пригодного для переработки, целлюлозно-бумажных комбинатов (ЦБК) – раз, два и обчелся. В будущем их может стать больше.

«Сейчас мы рассматриваем пять потенциальных инвестиционных проектов по созданию целлюлозно-бумажных производств с объемом 4,5 млн тонн выпуска целлюлозы и инвестициями порядка 580 млрд рублей. Они заявлены крупными игроками рынка в различных регионах страны, выбраны с учетом наличия лесных ресурсов и изложены в Стратегии развития лесного комплекса до 2030 года. Учитывая экспортную ориентацию продукции ЦБП, создание новых производственных мощностей повлечет существенное увеличение показателей объемов производства и экспорта продукции лесопромышленного комплекса», – заявил заместитель министра промышленности и торговли России Виктор Евтухов, выступая на днях на международной конференции «Целлюлозно-бумажная промышленность России – новые реалии, новые возможности» в Вене.

В составе «великолепной пятерки» значится проект компании «Свеза» по строительству Судского ЦБК мощностью 1,330 млн тонн воздушно-сухой целлюлозы в год и планируемыми капитальными вложениями в 150 млрд рублей.

Немного расскажем про «Свезу». Основанная в 1997 году, она впоследствии приобрела пакеты акций Усть-Ижорского фанерного комбината, завода «Фанплит», Великоустюгского фанерного комбината «Новатор», Пермского и Мантуровского фанерного комбината, «Фанкома», открыла представительство в Германии. И главное – ее владельцем является знаменитый стальной магнат Алексей Мордашов.

Теперь про Суду – скромный поселок, стоящий у впадения одноименной реки в Рыбинское водохранилище и насчитывающий около 6 тыс. жителей. В нем функционируют завод «Красный Пресс», колония-поселения и интернат для умственно отсталых детей. Типичный населенный пункт, каких много в России.

Проект Судского ЦБК, похоже, стал магистральным направлением развития «Свезы». В ноябре она подписала с финской Pesmel меморандум о взаимопонимании по поводу автоматизированной системы хранения целлюлозы, в сентябре – схожий документ с Valmet, завершившим к тому моменту проектирование технологического оборудования для ключевых цехов будущего предприятия – древесно–подготовительного, варочного, промывного, отбельного, сушильного, котельного, выпарного и цеха каустизации и регенерации извести.

В августе «Свеза-Лес», «дочка» «Свеза», объявила об общественных слушаниях по поводу технических заданий на разработку перечня мероприятий по охране окружающей среды, включая и оценку воздействия на нее. Последняя должна быть проведена до конца января следующего года.

И вроде бы все прекрасно в проекте «Свезы»: и современный ЦБК, и хорошо оплачиваемые рабочие места для жителей далеко не богатой Суды, и дополнительные налоги в бюджеты различных уровней. Но...

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги

Никто не спорит, что Вологодской области не помещало бы новое предприятие, дорогостоящих проектов в регионе маловато. Но нелишне вспомнить про печально известный Байкальский ЦБК, протесты против работы которого раздавались в течение десятилетий и в Советском Союзе, и в рыночной России: сточные воды с него по трубам поступали в чистые воды Байкала, вредные выбросы попадали в воздух.

На любом ЦБК сточные воды образуются в основном в производстве целлюлозы сульфатным или сульфитным способом варки древесины и последующей ее отбелкой с помощью соединений хлора. В атмосферу же опасные вещества попадают едва ли не со всех цехов.

«Безусловно, любой ЦБК представляет собой вредное производство, но сейчас имеются технологии, позволяющие при наличии очистных сооружений минимизировать выбросы и сбросы. Надо учесть, что при государственной экологической экспертизе по строительству объекта обязательно должны проводиться местными властями общественные слушания для населения, и этот момент нельзя прозевать, поскольку, как правило, застройщики не любят их выставлять на «всенародное обсуждение», предпочитая проводить их в закрытом или полузакрытом режиме. При их проведении необходима публикация, объявление в каком-то местном издании, необходимо внимательно отслеживать эту информацию, – сообщил председатель общественной организации «Зеленый патруль» Андрей Нагибин. – Когда же проводятся общественные слушания, участвующим в них жителям обязательно должны объяснить, подробно рассказать о параметрах будущего предприятия, какие возможны сбросы и выбросы. Безусловно, к ЦБК повышенное внимание – все помнят про Байкальский ЦБК, годами отравлявший воды самого глубокого пресноводного озера в мире».

Председатель регионального отделения по Вологодской области «Общественного экологического контроля России» (ОЭКР) Алексей Кощеев критически оценивает проект Судского ЦБК. «Ради реализации проекта массово нарушаются законы, регламенты и права жителей. Например, проведена подложная государственная экологическая экспертиза, что установлено проверкой Роспотребнадзора по требованию ОЭКР и экспертным заключением общественной экологической экспертизы ОЭКР в рамках государственной, – отметил он. – Строительство целлюлозного завода (производства бумаги не будет, только самый токсический передел – беленая целлюлоза) приведет к ухудшению экологической ситуации и в Вологодской, и в смежной с ней Ярославской областях, и других, далее по реке Волге до Каспийского моря».

«Разумеется, строительство любого крупного промышленного предприятия связано с определенными рисками для окружающей среды, и крупнейший ЦБК – не исключение. Но при строительстве современного ЦБК с использованием лучших доступных технологий, при высокой культуре строительства и производства и правильно организованной системе обеспечения древесным сырьем эти риски можно свести к приемлемому минимуму. То есть основные риски будут зависеть не от появления нового ЦБК в принципе, а от того, как конкретно проект будет реализован, в том числе в части обеспечения древесиной», – указал руководитель лесного отдела российского отделения Greenpeace Алексей Ярошенко.

Надо или не надо?

Возникает закономерный вопрос: нужно ли здесь столь небезопасное предприятие? Согласно информации на сайте департамента лесного хозяйства Вологодской области, регион занимает одно из ведущих мест в России по наличию лесных ресурсов. Суммарная площадь лесов оценивается в 11,473 млн га, или 79 % территории Вологодской области, запас древесины превышает 1,6 млрд кубометров, расчетная лесосека – почти 29,8 млн кубометров. В 2017 году заготовили 15,6 млн кубометров древесины. Руби – не хочу!

«Новые производства нужны – они обеспечат дополнительные рабочие места, но и одновременно должно быть минимизировано воздействие на окружающую среду. Любой глава региона заинтересован в привлечении инвестиций. Поэтому необходимо понимать, какие запасы леса в нем имеются, предусмотрены ли, согласованы ли расчеты его вырубки и т. д. – констатировал Андрей Нагибин. – С 1 января 2019 года будет действовать законодательная норма, устанавливающая обязательность раздельного сбора мусора, и она позволит вовлечь в переработку большое количество вторичного сырья, в том числе бумаги и древесины, если производство будет работать на вторсырье, это надо только приветствовать. Мы не за, и не против, сначала необходимо подробно изучить проект».

«Нужно ли в регионе такое предприятие? Думаю, что нужно. Очевидно, что региону очень нужны достойно оплачиваемые рабочие места, причем не только в крупнейших промышленных центрах, но и в сельской местности. При правильной организации дела комбинат может прямо или косвенно поспособствовать созданию тысяч рабочих мест: как на самом предприятии, так и в тех районах, где для него будет заготавливаться и выращиваться древесина. Региону нужны налоги и другие платежи в бюджетную систему – Вологодская область не настолько богата, чтобы отказываться от развития своей промышленности. Большинству обычных граждан нужно, чтобы рынок труда был конкурентным, чтобы работодатели соревновались за работников, в том числе повышая зарплаты и социальные льготы, – а этого не бывает без развития новых современных производств, – высказал свое отношение Алексей Ярошенко. – Но есть, конечно, и риски. Их можно объединить в две основные группы: связанные с загрязнением окружающей среды при строительстве и работе самого предприятия и связанные с истощением лесов при обеспечении его древесным сырьем. Первые можно свести к минимуму применением лучших доступных технологий – и тут гражданам и общественным организациям надо внимательно следить, чтобы использовались именно такие технологии. Вторые можно свести к минимуму развитием правильного лесного хозяйства, переходом от простой добычи древесины в естественно выросших лесах к ее целенаправленному выращиванию на наиболее подходящих для этого землях. При правильно организованном лесном хозяйстве комбинат такого масштаба можно обеспечить древесным сырьем с территории Вологодской области на бесконечно длительную перспективу. Пока, правда, в регионе есть только зачатки такого хозяйства – но их можно и нужно развивать».

«Проект продвигается якобы как инновационный для переработки лиственных пород деревьев и отходов: веток и кореньев. Однако специалисты утверждают что сделать целлюлозу из этого сырья невозможно. Требуется качественное сырье», – считает Алексей Кощеев.

Защитим природу – мать нашу!

А ведь не так уж далеко находится уникальный Дарвинский заповедник, призванный сохранить хрупкую природу Молого-Шекснинского междуречья и проводить исследования протекающих в ней изменений вследствие влияния Рыбинского водохранилища и промышленных предприятий Череповца. Ему от будущего ЦБК, похоже, не поздоровится.

«В настоящее время экосистемы заповедника находятся в напряженном состоянии, т. к. рядом, в 35 км от заповедной территории, находится крупный промышленный узел города Череповца. Кроме того, в последние годы из-за перепромысла сократилась численность многих видов рыб. Поэтому любое усиление нагрузки на экологические системы заповедника и Рыбинского водохранилища в виде дополнительных источников загрязнения, а тем более строительство и функционирование целлюлозно-бумажного комбината, негативно скажется на состоянии как водных, так и наземных экосистем заповедника и Рыбинского водохранилища, что может привести к необратимым процессам деградации природной среды региона Рыбинского водохранилища», – таково мнение руководства Дарвинского заповедника.

Интересно, что думают о Судском ЦБК власти Вологодской области и соседних с ней регионов? К сожалению, узнать мнение правительства Вологодской области не удалось На отправленный по электронной почте запрос «ФедералПресс» последовала реакция: «Просим направить запрос на официальном бланке с печатью и подписью главного редактора».

Зато из управления массовых коммуникаций правительства Ярославской области прислали обстоятельный ответ. В нем, в частности, говорится: «Оценить уровень воздействия на природные объекты в период строительства и эксплуатации целлюлозного завода представляется возможным только при рассмотрении материалов проектной документации, о степени готовности которой у департамента охраны и природопользования Ярославской области информация отсутствует.

Строительство объекта возможно при наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы проектной документации. До рассмотрения в экспертизе документация в обязательном порядке проходит общественные слушания.

Департамент охраны окружающей среды и природопользования Ярославской области держит под контролем ситуацию с реализацией инвестиционного проекта по строительству целлюлозного завода».

Кстати, по сведениям газеты «Коммерсантъ» губернатор Ярославской области Дмитрий Миронов направил Владимиру Путину письмо, попросив в нем рассмотреть целесообразность проекта «Свезы». И понять его можно – нельзя сбрасывать со счетов угрозу загрязнения великой русской реки Волги, протекающей сквозь чашу Рыбинского водохранилища. Осознает ли ее Алексей Мордашов? Хотелось бы верить…

P. S.: на запрос «ФедералПресс» про проект Судского ЦБК пресс-служба «Свезы» никаких ответов не прислала.

Фото: pixabay.com

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Компании
Северсталь СВЕЗА
Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Telegram 1