горячие темы Смотреть Скрыть
Экономика
Пермский край
22 февраля 2019, 10:53 0
Редакция «ФедералПресс» / Лариса Садыкова

Проекты неудачи. Почему на «стройках века» возникают проблемы и гибнут люди?

Обвиняемыми по делу являются пять сотрудников подрядной организации.

В Перми суд продлил арест трем из пяти обвиняемых по делу о пожаре на строящейся шахте СКРУ-3 ПАО «Уралкалий». Следствие полагает, что ЧП, которое привело к гибели девяти человек, произошло из-за нарушений подрядчиком правил безопасности при проведении работ. На объекте велась газосварка, которую там применять запрещено, а электросварку вели без специальных допусков. Это не единственный случай, когда из-за некомпетентности подрядчика и недостаточного взаимодействия на сложном строящемся объекте возникли проблемы. Подробнее – в материале «ФедералПресс».

Ленинский районный суд Перми продлил арест трем из пяти обвиняемых по делу о пожаре на строящейся шахте СКРУ-3 ПАО «Уралкалий» в Соликамске. Трагедия произошла 22 декабря 2018 года: во время подземных строительных работ на глубине 362 метра случилось возгорание, и только часть работников успели выбраться. Девять человек погибли.

Все они были сотрудниками ФГУП «Управление строительства № 30» – подрядной организации, которая вела стройку на объекте «Уралкалия». По предварительной версии СКР, жертв могло бы и не быть, если бы организация не допустила нарушений.

4a54b892078d62ae8e33e86d5c469c0f.jpg

Предположительно причиной возгорания могло стать то, что работники вели огневые работы вблизи горючего материала (специальной полиуретановой смолы). Кроме этого, сотрудники компании, которые вели электросварку, не имели допуска к этому виду работ, а сам процесс никто не контролировал. При этом строители использовали газосварку, которая при работах на таких объектах запрещена. Об этом сообщил «Коммерсант-Прикамье».

Никакое наказание не сможет вернуть погибшим их жизни, а семьям – отцов, мужей и сыновей. Но это повод поговорить о том, почему происходят такие трагедии.

Если бы компании, выполняющие работы, более щепетильно относились к исполнению всех требований безопасности и более плотно взаимодействовали с заказчиками, многих страшных ЧП можно было бы избежать. И уж тем более не возникало бы таких серьезных проблем со стройками на масштабных проектах. А фактов таких немало.

Знаковые госпроекты бьют рекорды

Например, в эти дни госкомпания «Автодор», заказчик строительства московской Центральной кольцевой автомобильной дороги (ЦКАД), пытается погасить скандал вокруг проекта, которым занималась несколько лет. Автодор прославился тем, что сорвал строки строительства ЦКАД. Компания должна была построить более 500 км автодороги и сдать ее в 2014–2018 годах. Но не случилось: по поручению президента РФ строительство проверила Счетная палата и выявила низкое качество проектирования, неэффективную работу заказчика и невыполнение инвесторами своих обязательств. Вице-премьер Максим Акимов объяснил все это «недостатком штабной культуры» и некомпетентностью исполнителей. Но уже не очень и важно, как это называется: сроки сдвинуты, и теперь москвичи получат ЦКАД не ранее 2021 года. Автодор «принес в жертву» своего гендиректора: Сергей Кельбах был отправлен в отставку.

Еще куда более скандальным выглядит строительство космодрома Восточный в Амурской области. Таких объектов в России не строили давно, поэтому неудивительно, что он должен был стать одним из главных достижений страны в этот исторический период. И стройку поручили госкомпании – ФГУП «Главное управление специального строительства по территории Дальневосточного федерального округа при Федеральном агентстве специального строительства» («Дальспецстрой»), и денег уже вбухали в проект более 160 млрд рублей. Но символом эпохи Восточный так и не стал: на второй год стройки начались отставания от графика, вместо 2015 года объект сдали только в середине 2017-го. А еще год спустя стало известно, что стартовый ствол космодрома заливали бетоном с нарушениями требований, и под основанием стартового комплекса для ракет-носителей образовались пустоты. За осень эксперты обнаружили целый список дефектов, часть из которых признали критическими.

b69899c5f1ebdd39ea220534fb9fbd66.jpg

На фоне проблемного космодрома трудности при строительстве Крымского моста (Керчинский мост) кажутся незначительными, но тем не менее и там без них не обошлось. Инженерная конструкция длиной почти два десятка километров должна была инфраструктурно воссоединить возвращенный Крым с материком. Но оказалось, что таких сложных объектов никто в России еще не возводил, и масштабность будущей стройки потенциальных исполнителей отпугивала.

Взять ее на себя была вынуждена компания «Строймонтаж» Аркадия Ротенберга. Проект не по профилю (компания специализируется на строительстве газопроводов), но владельца так попросили взяться за стройку, что возможности отказаться у него не было. Этой же компании пришлось проектировать и строить железнодорожные подходы к мосту – исключительно потому что проект знаковый, а на конкурс никто не заявился (даже его стоимость в 17 млрд рублей никого не заинтересовала).

Именно при строительстве подходов и возникла проблема: грунты в местах подходов оказались очень подвижными (оказалось, свойства грунта в реальности отличались от указанных в технической документации. Эксперты назвали виновного – компанию «Крымсетьэнергопроект», которая проводила геологические изыскания, а исправление ошибок обошлось в 23 млн рублей.

2e47fdd75430419cca6904a46b19d5e4.jpg

Перечисленные проекты – государственные, а это, как мы знаем, налагает свой отпечаток на качество. И подрядчики строят не для себя персонально, и заработать на этом хотят побольше. Поэтому, возможно, один где-то хитрит, другой что-то делает спустя рукава, третий пытается что-то отщипнуть от бюджетного пирога и т. д. Нельзя исключать, что не все, кто работал над проектами, подошли к своим обязанностям качественно и не взяли лишнего рубля.

«Кризис жанра» в отрасли

Однако ради объективности не стоит забывать и о том, что за последние четверть века в строительной отрасли действительно произошли серьезные изменения, и не в лучшую сторону. В советские годы строительная индустрия работала по жестким правилам, соблюдая все стандарты. Затем, после развала СССР, похоже, многое рухнуло, в том числе и в системе профильного образования. Еще какое-то время отрасль держалась на «советских» профессионалах – геологах, проектировщиках, инженерах и т. д. Те, кто вырос и выучился позже, возможно, недотягивают до уровня предшественников по компетентности.

Изменились законодательство, требования к строительным компаниям, появились саморегулируемые организации, а новые технологии стали разрабатывать не государственные НИИ, а частные предприятия.

Подводят технологии и подрядчики?

Коммерциализация отрасли тоже подлила масла в огонь: цель бизнеса – получение прибыли, и порой это становится для компаний важнее качества строящегося объекта. И если в случаях с госпроектами желание получить больше прибыли объясняет ухудшение качества, ошибки проектировки и прочие проблемы, то вот со стройками «для себя» все наоборот. Компании строят производства, инвестируют в них миллиарды рублей в расчете на скорый возврат вложений. Вероятно, они должны просчитывать каждый шаг, начиная с проектирования и строительства и заканчивая сбытом готовой продукции, чтобы не совершать провальных ошибок?

221fa6075187fd2e595138678cac7059.jpg

Тем не менее на практике нередко бывает иначе. Например, в анналы истории отечественной геологии наверняка войдет калийный проект «ЕвроХима» в Волгоградской области. Там его «дочка» «ЕвроХим-ВолгаКалий» полным ходом ведет строительство Гремячинского ГОКа, рассчитывая потеснить на рынке действующих производителей хлористого калия (тот же «Уралкалий»).

Уже в 2013 году она должна была выйти на проектную мощность (3,4 млн тонн в год).

В 2008 году, когда известная в мире фирма Shaft Sinkers строила клетевой ствол (его используют для спусков и подъема работников и оборудования в проходки шахты), произошла авария. Технология гидроизоляции, которую использовала Shaft Sinkers для проходки, не сработала, и в шахту стали в огромном количестве поступать волы из подземных горизонтов. Это делало невозможным добычу, и «ЕвроХим» расторг договор с подрядчиком и подал на него в суд, требуя возместить прибыль, упущенную из-за срыва подрядчиком графика строительства.

Спустя год компания заявила о возобновлении строительства: Thyssen Schachtbau, новый подрядчик Гремячинского ГОКа, который в тот момент уже возводил Усольский калийный комбинат«ЕвроХима» в Пермском крае, стал применять технологию замораживания горных пород. В компании снова назвали сроки запуска Гремячинского ГОКа – начало 2018 года.

Но и Thyssen Schachtbau подвел. Откачка вод привела к образованию пустот, и затем из-за повысившихся нагрузок ледопородное ограждение не устояло, и воды снова стали поступать в шахту.

91f647d6ba09f88278379c9a544875fc.jpg

В итоге с очередным подрядчиком «ЕвроХим» снова разорвал контракт, потребовал выплат за нарушение сроков строительства. Теперь инженеры «ЕвроХима» опять думают, что делать с клетевым стволом. Пока же решили два уже построенных скиповых ствола, предназначенных для подъема на поверхность руды, использовать как скипо-клетевые. Это должно помочь ускорить сроки ввода. При этом есть данные, что Гремячинский ГОК добудет в 2019 году менее 100 тысяч тонн руды. Зато «ЕвроХим» пересматривает планы по объемам добычи на Усольском калийном комбинате.

Желание компании вырулить из сложной ситуации несмотря ни на что уважения, конечно, заслуживает. Но неясно другое: почему в проблемах строительства ствола виноваты и технологии, и подрядчики, а вот о своей роли во всей этой цепи событий на стройке в компании предпочитают не говорить?

К чему ведет их недальновидность?

Почему же у «ЕвроХима» возникли проблемы с клетевым стволом и можно ли было их избежать, изучала ли компания опыт коллег, строивших калийные ГОКи в других странах? Корреспондент «ФедералПресс» направил запрос в «ЕвроХим», задав эти и другие вопросы, но получить ответ пресс-службы пока не удалось.

Поэтому за разъяснениями ситуации корреспондент обратился к отраслевому эксперту Леониду Хазанову. Он рассказал, что месторождения калийных солей известны своей непредсказуемостью. Соляные пласты, будучи на вид монолитными, в реальности же очень пластичны и в прямом смысле слова могут течь. Есть большое число геологических особенностей, «поэтому еще на стадии геолого-разведочных и инженерно-геологических работ надо собрать как можно больше данных о литологии, гидрогеологии, тектонике лицензионного участка, чтобы потом не тратить значительные средства на восстановление подземных сооружений и выплаты компенсаций пострадавшим горнякам и членам их семей».

Эксперт согласен и с тем, что нельзя и полностью перекладывать вину за проблемы на строительные организации.

«Полностью доверять подрядчику однозначно нельзя, даже если он именитый и у него за спиной опыт строительства десятков шахт. Ведь все зависит от человеческого фактора, и даже в уважаемой подрядной организации сотрудники могут наделать ошибок или оказаться нечистоплотными на руку», – говорит Леонид Хазанов.

Он тоже считает, что в горном строительстве в России «недоработки» подрядчиков фактически приобрели за последние 15–20 лет характер бедствия: «Зачастую они предпочитают экономить на найме опытных инженеров и рабочих, платят сотрудникам копейки, не приобретают надежные материалы и не прислушиваются к мнению ученых. В итоге происходят затопления, пожары и взрывы. Соответственно за ту или иную аварию ответственность несут оба – подрядчик и заказчик».

dfe19a070fbed9d4af98e6c5d3849655.jpg

Эксперт считает, что компаниям, вкладывающим миллиарды в новые проекты, следует более вдумчиво подходить к ним, хотя бы во избежание лишних трат в будущем.

«Сегодня же и металлургические, и химические компании сталкиваются с отсутствием полноценной информации о планируемых к освоению месторождений. Крупные нефтяные холдинги сами сформировали у себя довольно сильные геологические подразделения и правильно поступили: без воспроизводства минерально-сырьевой базы у них не будет развития», – говорит Леонид Хазанов.

Только вот, по его словам, химические компании подобным путем не пошли.

«Зачастую попросту жадничают, не заказывая серьезные геологические исследования. Зато потом, столкнувшись с проблемами в ходе строительства и эксплуатации шахт, они вынуждены платить немалые деньги за дополнительное детальное изучение гидрогеологического, инженерно-геологического и тектонического строения мест и районов аварий, хотя можно было бы заранее все выяснить. Если бы так поступали в нашей армии, то в Великой Отечественной войне мы бы точно не победили», – говорит эксперт.

Получается, возможно, компания, приступая к строительству, не достаточно тщательно провела геологические исследования на месторождении? Да и вина подрядчиков и применяемых ими технологий тоже не так уж однозначна? И все эти отсрочки с запуском, дополнительные расходы, возможно, просто результат необдуманных решений?

Будем надеяться, что «ЕвроХиму» все-таки удастся решить проблему в ближайшее время. Ведь очевидно, что сейчас, когда в проект уже вбухали десятки миллиардов рублей, от него не откажутся. И в этом случае пусть уж Гремячинский ГОК поскорее начнет работать в полную силу, чтобы хотя бы налоги в бюджет поступали.

Возможно, другим компаниям имеет смысл тоже обратить внимание на многолетние мучения «ЕвроХима» со строительством клетевого ствола Гремячинского ГОКа и задуматься над тем, чтобы по примеру нефтедобывающих предприятий изменить подход к проектированию и технологиям. Не пришло ли время взять все под полный контроль и самостоятельно заниматься и изыскательными работами, и проектированием, и разработкой технологий? Тогда не придется ни выплачивать компенсации, ни взыскивать ущерб с подрядчиков, которые что-то случайно или намеренно упустили.

Фото:ФедералПресс, most.life, mil.ru, uralkali.com.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Google Plus 1