горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
Москва
7 марта 2019, 19:45 0
Редакция «ФедералПресс» / Георгий Максимов

Смыслы недели: думский сюрприз министру, стоп-знак для фейков и новая гонка вооружений

Экспертиза самых знаковых событий недели с Алексеем Макаркиным, Дмитрием Журавлевым, Сергеем Марковым, Игорем Ашмановым

Самым резонансным событием уходящей недели стал скандальный перенос доклада министра экономического развития Максима Орешкина в Госдуме, который инициировал спикер нижней палаты парламента Вячеслав Володин. Подобного не происходило за всю современную историю Госдумы. Это событие затмило даже принятие во втором и третьих чтениях закона о борьбе с фейками, который мы тоже обсудим. Думские баталии сопровождались эскалацией напряженности в российско-американских отношениях. 4 марта Владимир Путин подписал указ о приостановке выполнения Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Разбираем смыслы недели с ведущими политологами страны.

Некрепкий Орешкин

Не удовлетворил ожидания депутатов. Министр экономического развития Максим Орешкин не смог ответить на вопросы спикера Госдумы Вячеслава Володина и депутатов. Парламентариев интересовало, сколько в этом году будет потрачено средств на нацпроекты и выполнение поручений президента. Орешкин же был готов разговаривать только о малом и среднем бизнесе и мировых показателях экономики за прошлый год. Чиновники не нашли общий язык, и после эмоциональных ремарок Володина было принято решение перенести парламентский час с Орешкиным на конец марта. Некоторые эксперты увидели в произошедшем проявление войны внутри властных элит. Другие – предвестие скорой отставки министра экономического развития. Но все сходятся в одном – эта акция была публичной демонстрацией желания Володина повысить свой авторитет и авторитет Госдумы.

c75a118db90702ae9ce19682c3bf4d48.png

Комментирует политолог Дмитрий Журавлев:

«Это был доклад министра, сделанный так, как министр считал его возможным сделать, с полной уверенностью в том, что депутаты послушают, примут к сведению и разойдутся. Это признак того, что министр живет еще в пятилетней давности, когда правительство могло говорить в Госдуме все, что угодно, и никакой критики, кроме ритуальной со стороны коммунистов, не следовало.

Критика такого масштаба стала возможной из-за того, что изменилось многое в самой Думе с приходом Володина. Это концентрация власти у председателя, когда многие вопросы стали решаться не через комитеты, а через Совет Госдумы и председателя Госдумы, изменила кардинально взаимоотношения между парламентом и министерствами. Раньше министр приходил в Думу, как себе домой. Он шел в профильный комитет, а там сидели люди, которые раньше работали в его министерстве или собирались там работать. Он им говорил: «Так, ребята. Вот тут надо сделать так». Теперь министр, чтобы провести законопроект, должен обращаться к руководству Госдумы, которое по весу не сильно меньше, а скорее, больше него. Володин – это более крупная фигура, чем Орешкин.

Задают тон депутаты профильного комитета. Раньше они изначально были «за». Теперь во многом руководство Думы определяет «за» они или «против».

Володин сделал Думу «своей», сделал ее своим инструментом борьбы за власть. Это человек с очень большими амбициями. Поэтому Орешкин попал под раздачу. Он пришел в доволодинскую Думу. Странно, что так произошло. Он встречался с руководителями фракций, у него квалифицированный аппарат, документы министерства экономического развития лучше депутатских документов. И тут такое. Человек действительно надеялся, что проскочит. Можно же было сделать доклад качественно лучше».

b1486d950be0aec49bc3efa96e1f31dc.jpg

Комментирует политолог Алексей Макаркин:

«Это желание повысить авторитет Госдумы. В функции парламента входит проведение таких правительственных часов, но любой парламент может выражать удовлетворение или недовольство выступлением министра. В России отсутствует такой способ, как выражение недоверия кому-либо из членов правительства. У нас можно выразить недоверие только правительству в целом. Но это радикальный вариант.

С 2004 года мы как-то отвыкли от того, что Госдума – это парламент. Выбран вариант, который не привычен, но не радикален. Я не думаю, что следующее выступление министра вызовет такую же реакцию.

Есть еще один момент, связанный с тем, что Орешкин – министр-оптимист. Он на контрасте со своим предшественником Улюкаевым, который был министром-пессимистом. Орешкин обещал стабильный рост экономики и повысил ожидания. А теперь получается так, что в прошлом году чудом удалось выйти на 2%, но это чудо подвергается критике. Критики считают, что это чудо появилось в последний момент, и оно связано с маневрами со статистикой. Но в этом году интерпретировать статистку таким образом будет невозможно. В 2019 году прогнозируется рост не выше 2%. Соответственно, это вызывает вопросы. С точки зрения ряда экспертов, для нормального развития нужен рост хотя бы в 4%».

Конец фейкам?

В день фиаско Максима Орешкина состоялось ключевое второе чтение (а уже в четверг третье, окончательное) законопроектов о борьбе с фейками в интернете и о запрете неуважения к госсимволам и обществу. После широких обсуждений депутаты внесли немало поправок. В частности, были убраны многие спорные формулировки, увеличены штрафы за распространение информации, приводящей к панике, массовым беспорядкам. Средствам массовой информации предоставили возможность удалять тот или иной деструктивный контент без блокировки самого СМИ по первому требованию Генпрокуратуры. Авторы законопроектов утверждают, что ни о каком ужесточении цензуры в интернете речи не идет, и нововведения никак не коснутся критики чиновников со стороны граждан. Так ли это?

129eaabf2110a5d1e5c096613fcd95d0.png

Комментирует управляющий партнёр компании «Ашманов и партнёры» Игорь Ашманов:

«Закон – это такая система распознавания. Она должна распознавать плохие случаи и не распознавать хорошие. У нее должны быть позитивные срабатывания. Точность должна быть и полнота, то есть она должна покрывать все плохие случаи и не включать хорошие. Любую систему распознавания нужно настраивать, «тюнить», подкручивать. Эти три чтения послужили такому подкручиванию.

Закон можно еще уточнять, как с некоторыми законами и происходит. Вспомните 282-ую статью УК, например. На самом деле, это нормальный процесс, когда сначала закон слишком широко загребает, и его надо уточнять или же наоборот пропускает много случаев. Я так понимаю, из закона убрали формулировку «другие тяжкие последствия», чтобы не было соблазна загрести туда все, что угодно.

Для СМИ сделали специальную оговорку. Есть такой интернет-термин «Save harbour», что в переводе означает «безопасная гавань». То есть, если у тебя идентифицировали плохой контент, то к тебе претензий не будет, если ты его удалишь. Тебя не наказывают за то, сколько он у тебя лежал до этого.

Когда обсуждают проблему фейков вообще, то 99% фейков – не опасные, а только загаживают окружающий эфир ложью. Условно говоря, вам рассказывают историю, которая правдой не является. Но эта ложь не вызовет массовой паники, беспорядков. К таким фейкам этот закон неприменим. Он довольно узкий и распространяется на вбросы, которые могут вызвать массовую панику. Эта история про узкий вид фейков, подобных крику «пожар!» в переполненном театре. Все остальные фейки останутся».

У кого больше ракет

4 марта президент России Владимир Путин подписал указ о приостановке выполнения Москвой ДРСМД. Это стало ответом на решение президента США Дональда Трампа о выходе из договора 2 февраля. Отмечается, что Россия приостановит выполнение договора до устранения США допущенных ими нарушений обязательств по соглашению или до прекращения его действия. При этом наша страна не собирается размещать подпадающие под действие ДРСМД ракеты на пограничных территориях. Премьер-министр России Дмитрий Медведев заявил, что произошедшее не означает разрыва отношений между двумя государствами. Эксперты же считают, что приостановка выполнения ДРСМД спровоцирует мощный виток гонки вооружений и вряд ли послужит хорошей почвой для укрепления какой-либо дружбы с США.

453ff65f9989c49a6238cf7863d8b29d.png

Комментирует политолог Сергей Марков:

«США приняли решение выйти из ДРСМД примерно около года назад. Это не только решение Трампа, хотя он тоже сыграл свою роль. США уверены в своем научно-технологическом преимуществе и предполагают, что договоры об ограничении вооружений мешают им реализовать это преимущество и превратить его в преимущество военное.

США стремятся к гонке вооружений, так как они уверены, что в этой гонке они всех победят и реализуют потом свою победу в возможности диктовать свои условия. Это долговременная, стратегическая задача. Они считают, что есть еще лет 5-7, чтобы рывком добиться доминирования над Россией и Китаем и потом продиктовать им свою волю.

Нас, без сомнения, ожидает бешеная гонка вооружений в ближайшие годы. В эту гонку вооружений ввяжется Китай.

Россия, с одной стороны, обладает большими военными заделами. С другой – у нас не хватает науки и денег. Поэтому Россия должна идти не по пути США, а по своему пути. Наиболее простой – просто иметь много ракет с разделяющимися боеголовками, чтобы в случае любой угрозы угрожать ответным ударом. Видимо, мы этот путь и будем реализовывать. Важно, чтоб наши носители могли прорывать военную оборону.

Есть еще один аспект, о котором недостаточно думают сейчас американцы. Создается механизм для случайного начала ядерной войны. Ракеты малой и средней дальности могут быть поставлены очень близко к российским границам. Если подлетное время будет там составлять до 5 минут, Москва будет вынуждена перейти к другому механизму принятия решений об ответно-встречном ударе. Суть в том, что по этой модели фиксируется начало ядерной атаки. Потом информацию докладывают президенту, министру обороны. Потом они принимают решение о ядерном ударе. Но 4-5 минут не хватит на это. Поэтому придется включать автоматику. Получается, что российский ответ на ядерный удар зависит от автоматических систем. Таким образом, возникает угроза случайной ядерной войны.

Третий аспект – выход американцев из ДРСМД во весь рост ставит вопрос об Украине. Дело в том, что большинство государств в Европе являются союзниками американцев, но их правительства зависят от своих граждан. А в Украине правительство зависимо от США. Россия говорит, что тот, кто разместит свои ракеты, получит в ответ нацеленные российские ракеты, поэтому у нас есть основания полагать, что большинство европейских правительств откажутся размещать свои ракеты. Это противоречит интересам европейских граждан.

Правительство Украины такое решение принять не в состоянии, так как является окупационно-марионеточным и выражает интересы США, а не народа Украины. Поэтому во весь рост встает угроза, что будут поставлены американские ракеты в Черниговскую, Сунскую и Харьковскую области, и они будут, как пистолет у виска, направлены на Кремль. Встает вопрос о необходимости ликвидации оккупационного режима. Правительства в Украине нет. Мы 5 лет закрываем глаза на это и считаем, что правительство там просто плохое. Выход американцев из ДРСМД позволяет открыть глаза и понять, что правительства там нет вообще».

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Twitter 1