горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
Москва
13 марта 2019, 21:32 0
Редакция «ФедералПресс» / Георгий Максимов

«Министерство по делам нацпроектов». Правительству ищут новый формат работы

Послание президента Федеральному Собранию завело государственную машину не на шутку. Органы всех ветвей власти играют наперегонки друг с другом, чтобы реализовать поручения президента и национальные проекты. Губернаторам вводят KPI, Госдума и Совет Федерации принялись в срочном порядке разрабатывать и принимать законопроекты, соответствующие тем или иным нацпроектам. Федеральные политики и эксперты всячески намекают, что формат работы правительства будет перестроен в ближайшее время. Как именно? Расскажем в материале «ФедералПресс».

Еще один проектный подход

В начале этой недели глава ВЭБ Игорь Шувалов, выступая на форуме институтов развития, заявил между слов, что министерствам было бы неплохо перестроить свою работу под новый формат реализации национальных проектов. И хотя в данном случае это звучало в контексте отношений бизнеса и власти, подобные разговоры ходят уже давно. С момента послания президента Федеральному Собранию они в разы участились.

О том, что министерства сегодня не совсем понимают, как работать в направлении нацпроектов, говорит и недавний скандал, случившийся в Госдуме во время отчета главы Минэкономразвития Максима Орешкина. Последний лишь вскользь коснулся нацпроектов, хотя именно эта тема была заявлена в качестве основной. Итогом стал «разгром» министра депутатами и лично спикером Госдумы Вячеславом Володиным, который не смогли найти общий язык с Орешкиным.

Один из источников «ФедералПресс», пожелавший не представляться, сообщил, что в правительстве действительно идет речь о внесении изменений в структуру работы министерств и в систему госуправления в целом. При этом отмечается ориентированность на проектный подход. То есть конкретное министерство будет отвечать не столько за отрасль, сколько за нацпроект, олицетворяющий эту отрасль. На выходе получатся «министерства по делам нацпроектов».

Однако проектный подход официально внедрен в работу правительства с октября 2016 года. Тогда вышло соответствующее постановление правительства. Был также организован федеральный проектный офис. Но, как бы это странно не звучало, проектный подход в рамках реализации 12 национальных проектов президента оказался нерентабельным, раз сегодня идут разговоры о реформировании госуправления и работы правительства.

Работа не на результат

Среди главных проблем проектного подхода в правительстве РФ эксперты отмечают низкий уровень ответственности и дисциплины чиновников правительства.

«Во-первых, это низкий уровень исполнительской дисциплины. Государственная машина все больше разбалансируется. Здесь не важно, какие цели ставить и какие способы достижения намечать. Нужно, чтобы те, кто отвечает за эти цели, работали. Работали снизу доверху. Этого не наблюдается. Во-вторых, зачастую, чтобы сформировать образ позитивного будущего у населения, ставятся завышенные цели с пиаровской точки зрения, чтобы об этом можно было красиво рассказать по телевизору. Как потом их реализовывать, это большой вопрос», – отмечает директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин.

Стоит отметить, что проектный метод в российском правительстве осуществляется на фоне отраслевого управления федеральных министерств и ведомств. Политологи не считают это взаимоисключающими параграфами, однако подобный расклад вносит свои коррективы. Перестроиться на результат в данном случае чиновникам бывает крайне затруднительно, так как при отраслевом управлении они ответственны не за результат, а за процесс, отмечают эксперты. Чтобы сохранить привычную форму отчетности в рамках нового управленческого подхода в том же 2016 году была введена лазейка.

«Сам проектный метод предполагает работу на результат. Но чиновник у нас умный. Аппарат наш нашел вариант, как в рамках проектного метода продолжать отчитываться процессами. Это называется «Дорожная карта». В проектном подходе многозначность не предусмотрена. Либо ты сделал проект, либо нет. Что такое дорожная карта? Львиная доля ее – это определение критериев. Когда вы начинаете искать критерии, у вас кончается проектная деятельность», – отмечает политолог Дмитрий Журавлев.

Новое – хорошо забытое старое

Впрочем, об отказе от «дорожных карт» пока речи в правительстве не идет. Ожидается другое нововведение. Источник «ФедералПресс», близкий к правительству, сообщает, что для федеральных министров могут ввести систему KPI, которую уже внедряют для оценки деятельности губернаторов и чиновников АП. Система, как отмечает наш собеседник, будет предполагать ежегодный отчет министра по ключевым показателям реализации того или иного нацпроекта. Небольшой парадокс этой ситуации заключается в том, что подобную идею 3 года назад продвигал экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев, приговоренный к 8 годам лишения свободы в 2017 году.

«Я считаю, что это очень правильно. Каждый министр, в том числе министр экономического развития, должен понимать, что 31 декабря каждого года с него спросят за то-то, за то-то и за то-то. Ответил удачно – годишься; неудачно – пожелаем счастливого пути. Это очень правильный подход», – заявлял в 2016 году Улюкаев.

Сейчас неизвестно, кто будет «принимать» отчеты и какой орган государственной власти выступит в роли контрольного. Однако о движении в сторону внедрения KPI для министров говорит множество косвенных признаков. Например, тот же Вячеслав Володин во время правительственного часа с Максимом Орешкиным предложил перейти к форме KPI в общении министров и депутатов.

«Давайте мы тоже, коллеги, перестроим нашу работу, заслушивание министров переведем из формальной плоскости в плоскость KPI, в плоскость достижения конкретных результатов», – заявил Володин 3 марта.

Ряд экспертов утверждает, что в системе KPI нет ничего нового как для губернаторов, так и для министров. Просто критерии оценки их деятельности назывались по-другому.

«В том или ином виде эта система существовала на протяжении всей современной России. Когда я работал с губернатором Воронежской области, мы готовили соответствующие отчеты по 260 параметрам. Раньше это называлось критериями показателей отчетности, сейчас это называется KPI, потом это будет называться MBA или еще как-то», – размышляет политтехнолог Андрей Колядин.

Политологи отмечают, что система KPI может себя оправдать лишь в том случае, когда за невыполнение конкретных показателей чиновника будут наказывать. И показатели эти должны измеряться не количеством подписанных бумаг, а количеством построенных объектов и уровнем доверия граждан, который стремительно падает в последние годы по отношению к правительству.

«Нужно вводить принцип персональной ответственности. Если за конкретным чиновником будут закреплены конкретные показатели и за выполнением этих конкретных показателей будет контроль со стороны, то чиновник, по крайней мере, будет стремиться их выполнить. Иначе ему, как минимум, придется объясняться. Поэтому чиновникам придется работать усерднее», – говорит политолог Павел Салин.

«Можно и в рамах проектного подхода, и в рамках отраслевого управления реализовывать задачи. Просто карьера и реализация задач должны быть связаны. Вопрос в том, что в рамках любого подхода должны быть жесткая ответственность и жесткие репрессии для невыполняющего», – считает политолог Дмитрий Журавлев.

Фото:http://archive.government.ru

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1