горячие темы Смотреть Скрыть
Россия и мир
26 апреля 2016, 14:54 0
Редакция «ФедералПресс» / Редакция ФедералПресс

«Если случится катастрофа, подобная чернобыльской, мы будем иметь кислый вид»

Личный взгляд журналиста Натальи Урмацких

26 апреля 1986 года произошел взрыв на четвертом энергоблоке АЭС в Чернобыле. В результате выброса радиации пострадали территории Украины, Белоруссии и России. Радиоактивное облако было зафиксировано и в небе над Европой.

26 апреля 1986 года произошел взрыв на четвертом энергоблоке АЭС в Чернобыле. В результате выброса радиации пострадали территории Украины, Белоруссии и России. Радиоактивное облако было зафиксировано и в небе над Европой.

Из Чернобыля и Припяти 30 лет назад после катастрофы эвакуировали 270 тысяч человек. По официальной информации, во время ликвидации аварии погиб 31 человек, в последующие 15 лет от большого облучения скончались от 60 до 80 человек, еще 134 человека заболели лучевой болезнью. По данным ООН, число жертв достигает 4 тысяч человек, однако этот вопрос до сих пор обсуждается.

На сегодня существует несколько версий, почему произошла чернобыльская катастрофа. Основной из них является ошибка персонала АЭС в Чернобыле во время проведения испытаний по использованию энергии ротора турбогенератора. Но сделали ли мы какие-то выводы, чтобы подобное никогда не повторялось? Об этом своим личным мнением поделилась журналист Наталья Урмацких:

«26 апреля 2016 года весь мир в 30-й раз вспомнит о жертвах Чернобыльской катастрофы. Пройдут поминальные службы и торжественные мероприятия, покажут фильмы, возможно, откроют мемориальные доски.

Но мало кто вспомнит, как на протяжении 10-ти лет умирала наука, которая занималась изучением последствий аварии на четвертом энергоблоке непосредственно в так называемой Зоне отчуждения. Зона – это 30-километровая запрещенная для свободного доступа территория, подвергшаяся интенсивному загрязнению радионуклидами, на которую сразу после аварии было откомандировано большое количество научных коллективов.

Изучались практически все объекты и компоненты, загрязненных радиоактивными веществами экосистем. Кроме того, значительная часть исследований имела практическое назначение – выработка предложений по ликвидации последствий катастрофы. Например, изучалась эффективность работы тех или иных средств защиты органов дыхания. Радиобиологи изучали защитные свойства разных пищевых добавок и химических соединений для снижения воздействия излучения на организм человека. Научные работы велись по изучению поступления радионуклидов в организм сельскохозяйственных животных и растений и на основании полученных результатов исследований предлагались технологии ведения сельского хозяйства на загрязненных территориях.

В зоне отчуждения были развернут штаб Академии наук, действовали экспедиции и оперативные группы ведомственных научных подразделений (Госкомгидромета, Минсредмаша, Минздрава, ВАСХНИЛ, Минобороны и др.)

Труд ученых был здесь нужен как никогда. Прежде всего, требовалось описать новую реальность, которая возникла в результате катастрофы. Полученную информацию требовалось в короткие сроки переработать в конкретные результаты – управленческие решения, новые технологии, инженерные и технические решения.

Этим тоже занимались ученые. Кроме этого, пришлось пересматривать большинство стандартных, для мирной жизни, технических работ. Их выполнение в условиях загрязнения среды и мощных полей излучения требовало нового порядка, как использования людей – «живой силы», так и техники. Таким образом, большинство работ в зоне отчуждения имело научное сопровождение.

Все вышесказанное относится к периоду до 1991 года – первая пятилетка после аварии. В то время наука стала неотъемлемым атрибутом зоны отчуждения, а ученые – одним из отрядов армии ликвидаторов.

Все изменилось с распадом СССР. К счастью, успели возвести Саркофаг, запустить уцелевшие энергоблоки ЧАЭС и очистить большинство территорий от радиологических загрязнений прежде, чем пришли «лихие 90-е».

Украина скатилась в глубокую экономическую яму и страдала от детских болезней «самостийной» жизни, добавилось снижение актуальности, остроты восприятия проблемы. Статус операции снизился с общесоюзного до республиканского, финансирования сократились, научные группы перешли на самообеспечение, для выполнения работ активно привлекались подрядчики из научных организаций с «большой земли». В результате «Наука» утратила свою самодостаточность. В цикле исследований ученым оставили только сбор материала в полях зоны отчуждения и его первичную обработку. Это привело к падению статуса кампании в академической и экспертной среде.

В 2002 году было принято решение о сокращении научных подразделений. Желающим предлагалась работа в Институте МЧС, но этим предложением воспользовались единицы. Значительная часть, в силу возраста, ушла на пенсию.

Некоторая часть, около 10%, осталось в зоне отчуждения, перейдя на работу в научные и экспертно-аналитические подразделения предприятий зоны. Остепененные сотрудники вернулись в свою исходную среду – отраслевые и академические институты. Часть материальной базы была передана на баланс организаций, которые занимаются мониторингом и научными исследованиями.

Полигоны и полевые базы были сняты с баланса и потихоньку разрушаются. Подавляющее большинство из них сегодня не используются.

В заключение скажу, что было бы ошибкой считать, будто бы за 30 лет со дня катастрофы, все проблемы разрешены либо утратили свою важность. Как раз дело обстоит совсем наоборот. И практически во всех областях.

Просто в нынешних условиях наше общество живет по принципам: авось обойдется, пока гром не грянул, глаза не видят–душа не болит.

Беда в том, что:

 

1.            Мы теряем старые и не приобретаем новые научные кадры.

2.            Мы теряем потенциальную, крайне ценную и невосполнимую научную информацию.

3.            Общество, извините, тупеет (поскольку некому его образовывать), ученым сейчас становится не практик, собаку съевший на предмете своих изысканий, а тот, у кого денег много.

4.            Когда «гром грянет» у нас будет весьма кислое выражение лица, поскольку не будет достаточного количества или даже, не приведи Господи, вообще не будет осведомленных людей (прямой перевод слова «интеллигентный»), которые что-то смогут сказать толковое по данной проблеме.

И признаки такой «кислости выражения» уже сейчас витают над Чернобылем. Специалистов, которые что-то еще изучают, экспериментируют, регулярно читают научную литературу, сами регулярно публикуют свои результаты и представляют их на конференциях– кот наплакал, в некоторых областях практически не осталось. На смену им выходят прохиндеи, там недалеко и до мракобесия. Печальные перспективы, если не одумаемся.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции


Об авторе:

Наталья Урмацких – руководитель информационного агентства «СЖС-ТВ» общественного проекта «Союз Женских Сил». Окончила факультет режиссуры ГИТР им. М. А. Литовчина. Более 15 лет работает на телевидении (канал ТВ Центр, Москва24, Звезда), на протяжении многих лет занимается журналистской деятельностью. С 2014 года занимается информационным продвижением людей и проектов, вступивших в Союз Женских Сил.
Союз Женских Сил – общественный проект, формирующийся женщинами РФ для продвижения и развития их гражданских инициатив и индивидуальных проектов общегосударственной значимости. Рабочей площадкой СЖС является интернет-ресурс «союзженскихсил.рф», помогающий объединению всех имеющихся в Российской Федерации женских организаций, союзов, ассоциаций, клубов, партий, движений, равно как отдельных женщин, желающих способствовать процветанию нашей страны.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Odnoklassniki 1