горячие темы
Общество
Сибирский ФО
15 марта 2017, 12:46 0
Информационное агентство «ФедералПресс» / Сергей Спицын

«Группы смерти» и экстремисты в Сибири связаны напрямую»

Не проходит и месяца без очередного громкого судебного разбирательства по оскорблению чувств верующих или проявлению экстремизма. Кто-то видит в этом усиление давления со стороны «полицейского государства». Эксперты и специалисты, напротив, считают, что рост экстремистских настроений вовсе не выдумка. В интервью «ФедералПресс», Вадим Шиллер, заведующий лабораторией социально-политических исследований при экспертно-аналитическом агентстве «Авгур» (Кемерово), рассказал о нынешних настроениях в молодежной среде, объяснил, с чем связано использование нацистских элементов в маркетинге и что скрывается за «группами смерти».

«Гуманитарии не верят сказкам о Гитлере»

Вадим, как работает ваша лаборатория? Что лежит в основе методики изучения экстремизма?

Это социологический опрос, анкета с вопросами, которые выявляют экстремистские настроения и проявления в молодежной среде. Например, по четырехбалльной шкале предлагается оценить отношение к Гитлеру, от отрицательного до сугубо положительного. Есть вопросы по выявлению негативного отношения к евреям, выходцам с Кавказа, представителям ислама и так далее. Опросы проводятся по заранее сформированной выборке, туда попадают школьники старших классов и студенты средних и высших учебных заведений. Далее результаты обрабатываются по сложному алгоритму. Из вариантов ответа учитываются «тройки» и «четверки», и проценты потом визуализируются. После чего подключаем корреляционный анализ и увязываем разные индикаторы между собой.

Почему эту методику считаете действенной?

Могу сказать, что долго и плодотворно над ней работал. Она выросла из анализа контента социальных сетей, из личного общения с экстремистами, с представителями организованных групп, которые правоохранительные органы воспринимают как экстремистские. Все это помогло установить, какие проявления наиболее характерны. Сюда входит героизация Гитлера и поклонение нацистской символике и неоязычество с негативным отношением к христианству.

Существует ли градация экстремистских настроений в зависимости от уровня учебного заведения?

Определенная дифференциация присутствует. Школьники имеют тягу к нацистской символике и Гитлеру, учащихся техникумов больше склонны к этническому национализму, лозунг «Россия для русских» для них очень актуален, студенты университета – тонкие эстеты и интересуются вопросами религии и веры, конкретно язычества.

Так понимаю, что и градация по вузам есть?

Да. Носители экстремистских идей обучаются в технических университетах. Если говорим про Кузбасс, это КузГТУ, СибГИУ, КемТИПП. Там уровень повышен. Такая особенность объясняется просто: экстремистские настроения обусловлены не только макрофакторами – они создают условия. А сами настроения зависят от информационных вбросов и искажений, конкретнее – псевдоисторическое знание. Студенты КемГУ умеют работать с источниками информации, и их сложно провести.

Рост экстремистских настроений влияет на рост революционных настроений?

Это так называемый политический экстремизм, который направлен на насильственное свержение существующей власти. Тоже его выявляем, есть ряд вопросов в методиках. При обработке получаем информацию, насколько молодежь революционно настроена, готова ли участвовать и какое у нее отношение к протестным митингам в 2011–2012 годах. Могу сказать, что рост протестных настроений довольно неплохой, но все-таки доминирующее положение в экстремизме связано с героизацией Гитлера и неоязычеством.

«Соколовский – неоязычник? Не исключаю этого»

Насколько мне известно, ваша рабочая группа проводила исследования и по Новосибирску.

Подробные результаты пока не могу выдать, но серьезных отличий от Кемеровской области не наблюдается. Примерно та же самая градация экстремистских настроений –опрашивали аналогичные возрастные и гендерные группы, как и в Кемерове. И такое же снижение прогитлеровских настроений.

По последним событиям в Новосибирске такого не скажешь. Сначала в одном баре администрация заведения включила нацистский марш, написанный Хорстом Весселем, а на этой неделе стало известно про баню под названием «Абвер» и с лозунгом «Освенцим отдыхает». Это что – глупость и незнание или проявление экстремизма?

Второе. Не стоит думать, что люди, которые используют подобные названия, символику и образов вождей Третьего рейха, как было в скандале в Новокузнецке, когда в рекламе использовали фотографию Йозефа Геббельса, – глупы. Нет, они исповедуют конкретные настроения. Подобные проявления – это результат целенаправленной работы по созданию толерантного отношения к символике, к истории Третьего рейха. Здесь работают профессионалы, которые придумали и на практике реализовали сложный комплекс манипулятивных методик. Используются утонченные обходные маневры, например, создание через псевдославянскую историю и символику толерантного отношения к свастическим изображениям, к идеям арийской расы, рассказам о «хитрых евреях», подчинивших себе «гордых славян», у которых были «славяно-арийские веды». При этом формируется негативное отношение к христианству в пику положительных настроений к неоязычеству.

Тогда получается, что есть логика возбуждения процесса против Соколовского с точки зрения негативного отношения к христианству посредством оскорбления церковных святынь через ловлю покемонов.

Не удивлюсь, если Соколовский окажется матерым неоязычником. Родноверы засветились в нулевых годах, сразу после сатанистов, и продолжили совершать акции против РПЦ. Кстати, наше последнее исследование фиксирует рост негативного отношения к Иисусу Христу и христианству вместе с ростом интереса к неоязычеству при падении интереса к Гитлеру и идеологии нацизма и неприязни к отдельным национальным меньшинствам. Я это объясняю ужесточением антиэкстремистского законодательства.

Почему к РПЦ в молодежной среде негативное отношение?

Потому что она воспринимается не как религиозный институт, а как институт политический. Церковь отождествляют с государством. Молодежь считает патриарха Кирилла крупным государственным чиновником, отмечая, что его охраняет ФСО, и задает вопросы, за что патриарху такие блага и привилегии.

«Экстремисты стоят за «группами смерти»

Что касается печально известных «групп смерти», работаете ли в этом направлении?

Вместе с силовыми структурами готовимся к проведению исследования по изучению суицидальных настроений. Нами разработана анкета, позволяющая фиксировать соответствующие наклонности и настроения. Причем анкета сформирована таким образом, чтобы замаскировать вопросы и не вызвать у респондентов ощущение целенаправленного изучения их взглядов и отношения к «группам смерти». Они там никак не фигурируют.

Можете привести примеры вопросов?

«Как часто находитесь в депрессии?», «Любите ли сидеть на крыше, свесив ноги вниз?», «Поступали ли вам через интернет угрозы от незнакомых людей?». Понятно, что будем оценивать не по одному вопросу, а по группе индикаторов.

Проблема настолько важная, что силовики ею заинтересовались?

Да, ведь группы смерти работают не только у нас, но и в ближнем зарубежье, например в Казахстане. Тамошние правоохранительные органы, надо сказать, проводят хорошую профилактику и выпускают продукцию антисуицидальной направленности – например, видеоролики. Хотя и у нас хватает методик по сбору информации. Так, томская компания «Крибрум» создала поисковую машину, которая ищет в Сети экстремистский и суицидальный контент.

С чем вы как специалист и эксперт связываете рост популярности «групп смерти»?

Как ни странно, с экстремистскими группировками. То, что за эти «группами смерти» стоят серьезные люди с деньгами, не вызывает сомнений – слишком хороша технология манипулирования на расстоянии, она оттачивалась годами. Алгоритм, по которому работают «группы смерти», совпадает с алгоритмом в некоторых экстремистских организациях, например, в «Северном братстве» с их проектом «Большая игра». Это были неоязычники, пытавшиеся во второй половине нулевых дестабилизировать обстановку в обществе и на этой волне прийти к власти. Идеологом у них был некто Петр Хомяков – да-да, однофамилец известного славянофила XIX века.

«Большая игра» заключалась в выполнении заданий, от простых к сложным. Например, расклеить неоязыческие символы, умышленно уничтожить или повредить имущество мигрантов и, наконец, провести акт унижения представителя национального меньшинства с последующей фиксацией на камеру. Сравните с алгоритмом в группах «Синих китов». И конечная цель «Северного братства», очищение страны от мигрантов, вполне совпадает с идеями авторов «групп смерти» – уничтожение слабых и нежизнеспособных, которые подвержены суициду. Социальная эвтаназия, иначе говоря. Не стоит забывать, что социальная эвтаназия использовалась идеологами Третьего рейха.

Версия для печати:
Сюжет по этой теме
17 марта 2017, 10:34

Борьба с «группами смерти»

Loading...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments