Промышленность
Курганская область
26 декабря 2017, 11:43 0
Редакция «ФедералПресс» / Павел Овсянников

«Рынок не терпит пустоты»

Владимир Казаков

Сегодня, 26 декабря, депутат Курганской областной думы, генеральный директор АО «Варгашинский завод ППСО» Владимир Казаков в эксклюзивном интервью «ФедералПресс» дал оценку госполитики в промышленности, отношениям бизнеса и власти, деловому климату в регионе и подвел итоги года на предприятии и в Курганской области.

Владимир Николаевич, насколько, по вашему, в регионе и в стране в целом власти повернулись лицом к промышленности? Есть ли такая политика? Какие тенденции сегодня главенствуют ?

– Санкционный режим и, как следствие, политика импортозамещения наложили серьезный отпечаток на экономику страны и на промышленность, в частности. Есть сектора, где есть четкий ориентир на продукцию отечественной промышленности. И кроме плюсов я пока ничего не вижу. Это означает гарантированный портфель заказов по отраслям. Это дает перспективу, какие-то гарантии, можно что-то планировать. В нашей отрасли, знаю, МЧС не покупает сейчас полностью импортные машины. Есть импортные компоненты изделий, но не более того. Например, импортные шасси – Вольво и других фирм – производятся в Калуге, добавленная стоимость осталась в РФ. И я свои планы строю с расчетом, что мне нужно срочно перевооружаться, пока закрыта эта калитка. Потому что когда она откроется, мне будет очень сложно конкурировать с Китаем, Кореей и другими странами. Правительство и президент говорят о том, что надо развивать собственное производство, слазить с нефтяной иглы. Этот посыл реализуется на практике. И этим нам, промышленникам надо пользоваться сегодня.

А есть для этого инструменты сегодня?

– Мало. Деньги дорогие. А покупателей у нас два – государство и население. Ориентация на госзаказ – это 44-й ФЗ. А это значит – ограниченная цена, минимальная маржа от суммы заказа, и как здесь развиваться?! Нам нужен технологический прорыв, обновления парка, техники, науки, а мы не можем: не хватает денег. ЦБ не снижает ставку, борясь с инфляцией, но в итоге нет свободных денег.

Но ведь создан федеральный Фонд поддержки промышленности?

– Добраться до его средств могут только крупные игроки и тот, кто близко. Там очень много ограничений и много «но». И это длительная процедура. А областной фонд только создан. Инструментария и механизмов его действия, думаю, большая часть директоров не знает. И это упущение департамента. Надо собрать не несколько предприятий, а весь директорский корпус и рассказать, что и как делать. Потому что есть немало небольших предприятий, но это тоже промышленность региона. И ее надо поддерживать, включать в работу. А крупнейшие заводы сами решат свои проблемы. Повторю, нужны доступные быстрые деньги, и промышленники готовы оперативно изменить ситуацию.

В Курганской области за три последних года сменились два директора департамента промышленности. Есть ли изменения в связи с этим? Если есть, в чем вы их видите и что думаете по этому поводу? В чем нужна помощь и в каком направлении?

– За время, что я работаю в промышленности, сменилась формация, структура отрасли, появилось много частных предприятий, и в чьем-то опекунстве они не нуждаются. Ранее департамент, когда была велика доля госпредприятий, как координатор, выступал совершенно в другом статусе. Такой координатор нужен и сегодня, но он должен иметь более глубокий подход, знать ситуацию по каждому предприятию и главный вопрос здесь – как помочь? Сегодня складывается иногда впечатление, что у департамента свой функционал, а у предприятий – свой. Слитной работы не получается. Например, второй год День машиностроителя отмечается, на мой взгляд, формально, а точнее – на очень низком уровне. У людей от станка, рабочих заводов, которых пригласили, может, первый раз в жизни на такое событие, появляется ощущение, что они трудятся во второстепенной отрасли. Мы мало говорим об этих людях. От чиновников нам нужен совместный конкретный поиск форм помощи по отраслям.

Уже два десятка лет говорят о важности внутрирегиональной кооперации...

– Как идея она существует. Но на практике порой этому препятствуют объективные причины – зачем мне покупать литье на КМЗ, если его могу купить в полтора-два раза дешевле в другой области? В такую кооперацию важно вовлекать небольшие предприятия, загружать их заказами крупных заводов. Но прежде нужно проанализировать их реальные возможности, а такого анализа я не видел. Но, может быть, он где-то есть.

В регионе готовят стратегию развития области до 2030 года. Что вы об этом знаете? И что об этом думаете?

– Стратегия – это лучшее будущее. Здесь важно определить приоритеты и подобрать инструменты. Бюджет – это тоже инструмент.

Вот пример. Понятно, что противопожарная безопасность жителей Курганской области должна быть усилена. Значит, нужно обновлять парк противопожарной техники. Входит это в стратегию развития области? На мой взгляд, должно. Значит, я хотел бы увидеть, что за пять лет на обновление парка таких машин будет вложено в виде субсидий, например, 100 млн рублей. Если да, то я предлагаю варианты наиболее эффективного вложения этих денег. Но ничего подобного нет. Я вынужден идти к губернатору, говорить о том, что в селе 374 машины имеют срок износа свыше 20 лет, он говорит – да, это серьезнейшая проблема, но денег нет. Но мы предлагаем через Сбербанк некую лизинговую схему, она проработана, ее можно реализовывать, покупать сразу 40 машин и распределять по районам. И решать проблему. По такому принципу и в таком контексте стратегию с нами не обсуждали.

А есть механизм согласования интересов бизнеса и власти? Как оцениваете в целом отношения промышленников с властями в регионе? Есть совет по инвестклимату, по развитию предпринимательства, глава области недавно решил их объединить. Это работает?

– Губернатору, очевидно, нужна поддержка и видение реального состояния дел. А не проведение неких мероприятий, которые ничего не решают. Он нуждается в конкретной информации для принятия управленческих решений.

Но ведь в области есть КРО РСПП.

– Если вспомнить прежние годы, там был другой директорский пул, все были курганцы, в большей части опытнейшие люди и патриоты области. Тогда дорога между правительством и РСПП была очень короткой. Теперь – и это объективный процесс – много частных собственников с центрами. Принятие решений за пределами области, многое в регионе им неинтересно. Функционал КРО РСПП изменился, но это не закрытая организация – в ней есть и банкиры, и страховые компании. Мы в свое время ставили вопрос о том, чтобы руководство КРО РСПП участвовало в работе правительства, когда решаются вопросы промышленности. И это было. Ведь Шохин, мы видим, участвует в заседаниях кабинета правительства РФ, значит, правительство страны имеет такой запрос, такую потребность. Почему сейчас у нас этого нет, не знаю. Но такой рабочий постоянный контакт нужен.

КРО РСПП недавно весьма требовательно поставило перед департаментом образования и науки вопрос о подготовке кадров для отрасли. Это следствие такой дистанции?

– Такого спора быть не должно. Надо поменьше говорить. Эта тема с бородой. Ведь несколько лет назад были созданы несколько опорных центров, в том числе один в Варгашах. Через училище мы готовили кадры, и мы продолжаем эту работу. Мы пропагандируем рабочие профессии, берем ребят на практику, отсеиваем лучших. Эти центры надо развивать, помогать им. А сегодня проводят конкурсы профмастерства – но для дела или для галочки? Потому что участники некоторых конкурсов должны за все платить самостоятельно – за оборудование, продукты, форму, оплатить работу судей, организационный взнос и многое другое. Я против такой организации конкурса. Я лучше куплю оборудование на завод, чтобы, например, участники кулинарного конкурса пекли здесь пирожки, а люди их будут есть.

Руководитель «Корвета» Анатолий Чернов недавно жестко критиковал работу УФНС. Что вы думаете по этому поводу?

– Бизнес зажат в тесные рамки. Приведу пример. В рамках проекта организации ТОСЭР в Варгашах (а для его подготовки была проделана огромная работа) было необходимо инжиниринговую фирму перевести с налогового учета из Кургана в Варгаши. Таково условие Минэкономразвития. Это заняло три месяца, причем налоговики сначала приезжали – выясняли, тот ли адрес, будет ли офис и сколько в нем будет столов и стульев и т.д. Зачем? И как только перегистрировали фирму (с боем и такими препятствиями, хотя надо было все делать быстро для передачи документов в Москву), как позвонили из компетентных органов, хотели знать, что тут делают, сколько человек в штате, есть ли долги… Фирма еще не начала работать, не была в планах проверок, еще шага не сделали, а их уже в преступники зачисляют. Я не увидел заинтересованности налогового органа в развитии территории. Да, это фискальная структура, но надо жить реалиями сегодняшнего дня. И задуматься, почему бизнес уходит в другие регионы. И не надо мне предъявлять статистику УФНС, что, мол, у нас прибавляется число бизнесов. На деле не так.

А работа по муниципальному заказу порой разоряет предпринимателей. Долги бюджета рождают цепочку других долгов – по зарплате, налогам и другие. Долги по зарплате – значит, для работодателя штраф, дисквалификация и уголовное дело. Проще закрыть такой бизнес. Значит, бюджет должен формироваться по принципу «жить по средствам».

А какова здесь роль финансового управления?

– В разработки стратегии развития области оно должно играть одну из ведущих ролей. Должен быть баланс «хотелок» и возможностей. Иначе мы дискредитируем власть как таковую. А круги расходятся широко. Сегодня же финансисты выступают в роли пожарных. Усиливается ручное управление.

Некоторые менеджеры крупных заводов недавно вовсю заговорили о расцвете контрафакта и попустительстве властных структур. В области создана специальная комиссия. Насколько это для вас в Зауралье актуальная тема?

– На рынке два дурака: один продает, другой покупает. И непонятно, почему потом покупатель делает круглые глаза и заявляет: мне продали контрафакт. Надо задать вопрос своим снабженцам – зачем это купили и кто на этом заработал? Ведь не будут производить то, что не покупают. На днях у нас была делегация во главе с замминистра МЧС Киргизии. Они смотрели в цехах все этапы производства техники, сами убедились в технологии и качестве. Потому что «наелись» уже самого разного барахла, которое им предлагали через посредников. И это правильный подход. Иногда говорят, мол, у меня украли идею, документацию и делают аналоги на коленке. Так ты делай лучше. Китайский «Мерседес» никто не покупает. В то же время есть предпосылки для контрафакта. Например, по закону 10 % объема госзаказа нужно отдать малому бизнесу. Но убежден, что продукцию двойного назначения по гособоронзаказу отдавать так нельзя. Потому что неизвестно, как с таким заказом справится неподготовленный подрядчик.

А в торговых сетях, куда попадают контрафактный алкоголь и продукты, или аптеках с поддельными лекарствами с этим надо серьезно бороться. Это вопрос здоровья населения.

Депутаты областной думы в этом году стали заметно более требовательными к департаментам правительства.

– Хочется видеть конкретный результат. В скандале с льготами для учителей обвинили депутатов, но Дума приняла эти законы, потому что действительно надо было привести расходы в соответствие с нормами и фактическими затратами. Об этом просило правительство. Но и мы спрашивали правительство – вы подготовились, разъяснили всем и везде в каждой школе, почему и как все будет? Да, мы все проработали, говорили нам. Но ввели в заблуждение. То же случилось с валидаторами в автобусах. Мы также хотим знать, почему 600 млн рублей без пользы лежат на счетах фонда капремонта и люди, сдавшие эти деньги, должны ждать годы, пока им починят крышу?

Насколько, по вашей оценке, в области благоприятен деловой климат? В чем для вас состоят критерии оценки этого климата?

– Оценку такого климата дает рынок. Он пустоты не терпит. Если появляются новые предприятия самого разного сектора, и мы это чувствуем, это хорошо. Но пока не вижу, когда – подчеркну – без участия федеральных денег и частного бизнеса, который уже давно окреп и вырос, было бы много примеров такого рода. И, значит, не все здесь нормально. И здесь много причин.

В чем для вас состоят главные итоги 2017 года? Для вашего завода. Для промышленности Зауралья в целом. Для экономики региона. В чем состоят главные уроки и выводы на будущее?

– На заводе, куда я вернулся в сентябре прошлого года, мы справились с теми задачами, которые ставили перед собой, восстановили репутацию предприятия. Рассчитались со всеми кредиторами В коллективе атмосфера стабильности и перспективы. На 2018 год стоит задача участвовать во всех конкурсах и повышать присутствие на рынке. Есть проект технического перевооружения и диверсификации производства, поддержанный Сбербанком. Мы намерены сделать прорыв и двигаться вперед.
В области за этот год, что важно, сохранилась социально-политическая стабильность. В промышленности кризисные ситуации на некоторых заводах разрулили с помощью государства и собственников. А на будущее от властей хочется более конкретной приземленной работы с ориентиром не на рейтинги и отчеты, а на трезвую оценку положения – что ты можешь, а чего не можешь.

Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Loading...
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Push 1