Экономика
Кировская область
13 марта 2018, 17:57 0
Редакция «ФедералПресс» / Александра Варанкина

«Русский предприниматель приспосабливается к любым законам, даже самым бестолковым и нелепым»

В последний год чиновники все чаще стали говорить о том, что Кировская область должна стать привлекательным для инвесторов регионом. Однако пока чиновники сообщают о создании территорий опережающего развития, открытости власти и снижении количества проверок, предприниматели продолжают жаловаться на «налоговый беспредел» и бумажную волокиту. О том, почему конфликт не прекращается, что должны делать для развития предпринимательства власти и как сделать жизнеспособными даже самые амбициозные проекты, «ФедералПресс» рассказал президент Вятской торгово-промышленной палаты Николай Липатников.

Николай Михайлович, в последний год одной из самых обсуждаемых тем были непростые взаимоотношения налоговой и кировских предпринимателей. Последние часто жаловались, что УФНС «кошмарит» их проверками и не дает спокойно работать. Как вы думаете, их претензии были справедливыми?

- Я не буду бросать упреки в адрес экс-руководителя налоговой Светланы Чарушиной. Она работала, исполняя задачи, поставленные перед ней Федеральной налоговой службой. В любом государстве между предпринимателем и фискальными органами возникают конфликты. Важно, чтобы они решались в рамках действующего законодательства и с учетом жизненных реалий. К сожалению, пока в налоговых органах работает немало сотрудников, которые удалены от производства и не понимают, как устроено предприятие.

На областном уровне есть понимание важности проблемы взаимоотношений бизнеса и налоговой, но в райцентрах не все так гладко. Там бытовые конфликты чиновников и предпринимателей, живущих, например, в соседних домах, часто находят отражение в работе. И тогда налоговый инспектор приходит на предприятие, заранее записав бизнесмена в «черный список». В этом плане нам есть над чем работать: налоговики не должны идти на проверку как в стан врага. Здесь следует обратить внимание на европейский опыт: в Германии налоговые инспекторы обращаются к бизнесменам, чтобы спросить, все ли у них хорошо, нужно ли помочь. Мы до этого пока не дошли.

А что же власть?

- Власть тоже должна работать с бизнесом, помогать ему в пределах своих компетенций. Но сейчас бюджетная система построена так, что деньги, полученные от деятельности предпринимателей, нередко вычитаются из районного бюджета. Это делает работу чиновников по поддержке бизнеса бессмысленной. Глава одного района рассказывал мне: когда он увеличил доходы от малого бизнеса, муниципалитет лишили дотации. А глава соседнего района ничего не делал и остался при своих деньгах.

Многие предприниматели жалуются, что налоговая изменила отношение к дроблению бизнеса. Сейчас они все чаще находят в этом «серые схемы»…

- Лично я не вижу ничего плохого в том, что предприятие делится по отраслевому принципу – например, выделяет автотранспортные перевозки, монтаж оборудования, торговлю. Еще в советское время использовался внутрихозяйственный хозрасчет, когда каждый цех предприятия переводился на самостоятельное ведение учета затрат. Да, цех не имел отдельного юрлица, но отчетность вел свою. Это помогало приучить людей эффективно распоряжаться вверенным имуществом и считать деньги. Сегодня используется схожая система, только работают уже самостоятельные юридические лица.

Вообще русский предприниматель приспосабливается к любым законам, даже самым бестолковым и нелепым. Когда были введены разные формы налогообложения, бизнесмены поняли, что выгоднее перейти на упрощенную систему, и начали делиться. И не для того, чтобы кого-то обокрасть, а чтобы выжить – сегодня каждый рубль очень тяжело дается. Сказываются и кредиты, которые даются под высокие проценты, и проверки, часто заканчивающиеся штрафами. Да, когда у нескольких фирм один руководитель, могут возникать вопросы относительно его добросовестности. В ситуациях, когда компании находятся на «упрощенке» и заявляют об отсутствии прибыли, сразу ощущается, что это «серая схема». Однако если все компании работают по общей схеме налогообложения, то какие к предпринимателю могут быть вопросы? Здесь надо подумать: возможно, выделение отдельных компаний – это не жульничество, а грамотное управленческое решение.

Несмотря на усилия, которые предпринимает правительство Кировской области, наш регион занял в ноябрьском рейтинге инвестиционной привлекательности 70 место. Как эту ситуацию исправить?

- Я не очень верю рейтингам, у меня есть внутреннее, возможно, несправедливое, убеждение, что они зависят от того, кто сколько заплатит. В то же время нам, действительно, есть над чем работать: очереди из инвесторов на Театральной площади пока никто не наблюдает. Было бы неплохо, если бы глава города лично встречался с каждым инвестором, готовым вложить средства в развитие региона. Губернатор Калужской области, например, вручает визитку со своими прямыми контактами каждому инвестору и обещает помощь при возникновении трудностей. Я не думаю, что после этого много у кого возникает потребность ему звонить. Потому что все, кто сопровождает «заход» этого инвестора в регион, понимают, что с них будет спрос.

Многие чиновники все еще работают по старинке, не понимая, что сегодня каждый потерянный месяц – это недополученные деньги. Мой друг за девять месяцев спроектировал и построил завод, при этом сбор бумаг занял у него полтора года – так быть не должно. Кроме того, нужно анализировать, почему предприятия уходили с территории нашего региона. Несколько лет назад к нам в палату пришел предприниматель, который решил заняться ремонтом рефрижераторов – сейчас их возят в Новгород и Набережные Челны. Казалось бы, благое дело – возить установки в другие регионы не нужно, налоги идут в бюджет. Он занялся ремонтом, наладил производство, но не мог получить участок земли. Мы два года пытались решить этот вопрос, но так и не смогли ему помочь. В итоге он уехал в Тюмень, где ему тут же выделили землю.

Также инвесторам важно, чтобы в регионе была налажена производственная кооперация. Сейчас комплектующие для продукции легче привезти из Италии, чем сделать на соседнем заводе. Это направление пока находится в зачаточном состоянии, но его важно развивать – инвесторы не хотят везти все из других стран и регионов. Тогда и малый бизнес, который часто задействован в кооперации, будет развиваться.

Многие предприниматели сомневаются в жизнеспособности промпарков, на строительство которых были выделены сотни миллионов рублей. Недавно депутат законодательного собрания Константин Гозман заявил, что промпарки и ТОСЭР желательно размещать в непосредственной близости от Кирова, а не в отдаленных районах области.

- Я согласен с Гозманом. Недавно общался с представителем одного крупного предприятия, которое думает о расширении производства. Они рассматривали вариант размещения в промпарке «Слободино» (расстояние между объектом и областным центром составляет 25 км – прим. ред.), но в итоге отказались, потому тот находится слишком далеко от центра региона. Пока сложно сказать, что будет с этой площадкой, о перспективах проекта власти ничего не говорят. Надо работать, и, возможно, найдутся инвесторы.

Позиция палаты заключается в том, что в регионе и так были готовые промплощадки: на «Сельмаше», «Нововятском механическом заводе», «Маяке». Эти предприятия сдавали часть помещений в аренду, и если бы им дали часть денег, которые выделялись на строительство, получились бы промпарки с коммуникациями в центре области. Но перед строительством промпарков никто не советовался с предпринимателями, не спрашивал, как лучше сделать, потому что в чистом поле легче осваивать деньги. Арендную плату в вятскополянском промпарке сделали очень высокой, хотя в райцентре были площадки, которые сдавались в два раза дешевле. Сейчас, впрочем, появились предпосылки для развития этой площадки, в Вятских Полянах создана ТОСЭР. Я считаю это заслугой правительства Игоря Васильева.

Перед кировскими предприятиями ставят задачу в ближайшие годы перейти на гражданские рельсы, но пока этот процесс идет не очень успешно. В чем причина?

- Президент Владимир Путин ставит задачу по диверсификации производства, но у меня складывается впечатление, что нам сейчас не до этого. Пока заказы «оборонки» по выпуску основной продукции достаточно велики, и предприятия не размениваются по мелочам. Да и многие руководители предприятий надеются, что оборонзаказов на их век хватит.

Хорошим примером использования потенциала оборонки служит Япония, где ВПК изначально строился по системе двойных технологий. Там все научные достижения применяются одновременно в гражданской и военной продукции. Но этим вопросом надо всерьез заниматься, вокруг крупных предприятий развивать производственную кооперацию. Важно помнить, что за счет развития ВПК никогда не увеличишь потребительский спрос – жители страны современные ракеты покупать не станут. А раз не станут, значит, движение капиталов в стране затормозится, граждане будут получать маленькую зарплату, перестанет развиваться социальная сфера.

А у нас есть научные кадры для создания такой системы?

- Научный потенциал Кировской области на оборонную отрасль практически не работает. Идея создать Инжиниринговый центр при ВятГУ хорошая, но пока дела обстоят так: университет не знает, что умеет делать завод, завод не знает, чем занимается ВУЗ, идут согласования. Пора провести глубокий анализ сложившейся ситуации. И начать его следует с кружков для юных техников. Нужно смотреть, как развито это направление образования, какие проблемы существуют, есть ли шефство предприятий над станциями юных техников, кто ведет отбор этих ребят. На Западе, например, талантливых детей отмечают еще в юном возрасте и все последующие годы не упускают из вида.

Сейчас на всех уровнях власти обсуждается проблема обманутых дольщиков и пути ее решения? Как вы видите причины проблемы и способы ее решения?

- Мне кажется, что проблема обманутых дольщиков возникла из-за неразумных решений высшего аппарата чиновников. На мой взгляд, ничего плохого в долевом строительстве нет. Использование этой системы при дорогих банковских кредитах кажется разумным решением. Система была рабочей, но требовала четкого, жесткого контроля. Так было, например, в кооперативном строительстве, когда вкладчики контролировали ход строительства и использование денег. Не нужно было отказываться от этого механизма, он работал достаточно эффективно. Думаю, следовало элементы кооперативного строительства перенести на долевое строительство. Конечно, после отмены «долевки» цены на жилье будут расти. Предпринимателям придется брать кредиты, которые они будут покрывать за счет увеличения цен.

Еще до кризиса строители предполагали, что «конвейерное производство» домов плохо закончится для некоторых компаний. Застройщики покупали участки для будущего строительства за счет средств, полученных от продажи квартир. Когда квадратные метры перестали продаваться, в цепочке возникла брешь, и строительство встало. Сегодня чиновники, которые упустили ситуацию из-под контроля, говорят, что нужно решать судьбу обманутых дольщиков. И это будет сделано за счет бюджета – не областного, так федерального, то есть за счет налогоплательщиков. Хотя, честно говоря, государство должно было людям подсказать, что нужно быть бдительными, внимательнее относится к покупке жилье. Но никто об опасности не говорил, и люди шли туда, куда дешевле, туда, где больше пообещают.

Еще один обсуждаемый кировскими бизнесменами проект – «Миллион тонн молока». Некоторые считают, что при снижении цен на молоко и нехватке в области перерабатывающих предприятий у него нет перспектив...

- Проблема снижения цен касается не только молока, но и другой продукции, например, зерна. Оптимистичные сообщения о высоких урожаях делаются для отчетов. А на деле после больших урожаев падает спрос, а вместе с ним и цены на сырье. Конечно, идеальный вариант, когда максимальное количество молока перерабатывается в регионе. Здесь надо отдать должное покойному гендиректору «Кировского молочного комбината» Василию Сураеву, который построил цех по переработке молока, принимающий сырье более чем от десяти хозяйств. Он обеспечил стабильность поставок молока и постоянно финансировал аграриев. Это хороший пример создания рабочей производственной цепочки.

В нашем регионе есть хозяйство, которое за счет особой технологии растениеводства производит молоко, по качеству сравнимое с швейцарским. Такое сырье может и должно идти на изготовление сыров. Но подобного производства в регионе нет, и фермер сдает молоко на молочный комбинат как сырье высшей категории. И таких примеров немало. Думаю, кировскому минсельхозу стоит серьезно задуматься, как организовать процесс переработки, изучить опыт соседей. У нас хорошее молочное производство – при должной организации к нам пришли бы инвесторы, производящие молочные продукты. Если займемся анализом, то в этой сфере, как и лесной, машиностроительной, производственной – у нас все получится.

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Loading...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Twitter 1