Экономика
Красноярский край
15 апреля 2018, 20:26 0
Редакция «ФедералПресс» / Вячеслав Чанчиков

«Лес может стать для России важнее нефтегаза»

Российская торгово-промышленная палата традиционно является участником Красноярского экономического форума. КЭФ-2018 не стал исключением – представители ТПП РФ активно работали на дискуссионных площадках форума, обсуждая актуальные экономические вопросы. Пожалуй, самым острым из них стал вопрос о поиске новых международных контактов и рынков в связи с очередной волной санкций. «ФедералПресс» побеседовал с председателем Российской торгово-промышленной палаты Сергеем Катыриным.

– У вас был плотный рабочий график на КЭФ. Какие вопросы удалось обсудить?


– Только что обсуждали с членами сибирских отделений Торгово-промышленной палаты новые проекты, которые мы сейчас активно продвигаем на уровне правительства страны. Важными для нас стали тема о роли палат в экономической жизни регионов и проблема развития экспорта. Знаете, яркие предложения прозвучали как раз от экспортеров. Были, в том числе, и критические замечания в адрес федеральных структур. Обсуждали инструменты поддержки и сопровождения импортеров, созданные «РЭЦ». Российский экспортный центр предлагает предпринимателям широкий спектр мер поддержки.


На круглом столе «Формирование и продвижение экспортного потенциала регионов Сибири», где я был модератором, выступал представитель одной многопрофильной компании и посетовал, что в России существует несколько разрозненных структур помощи экспортерам. Выяснить, кто из них и в какой момент тебе поможет, проблематично. Для компании, пробующей свои силы в сфере внешнеэкономических связей, удобнее обратиться в некую консалтинговую компанию, работающую по принципу «одного окна». Чтобы одновременно получить услуги и рекомендации по взаимодействию со специализированными банками и страховыми компаниями, узнать результаты маркетинговых исследований, чтобы определить, какие рынки для компании могут быть перспективны. Возникло понимание, что на базе РЭЦ возможно консолидировать все разрозненные структуры и создать «единое окно». Оценивать работу РЭЦ или подобных структур необходимо по количеству реально заключенных контрактов, а не протоколов о намерениях.


Иранский интерес


– Очевидно, что в свете очередной волны санкций нужен поиск новых торговых партнеров за границей. Какие страны заинтересованы в сотрудничестве с Россией?


– В первую очередь необходимо начать с самих себя. Мы, например, гоним за рубеж алюминий слитками. А обратно получаем готовый продукт, штамповку, но по цене уже в 10 раз выше. Нужно создавать технологичные производства в стране и экспортировать продукцию с высокой добавленной стоимостью. Провести исследование, изучить собственные рынки, того же алюминия. Уверен, многие вопросы разрешатся уже на этом этапе.


Основные же экспортные приоритеты сегодня – Китай, Ближний Восток, Северная Африка, Южная и Юго-Восточная Азия, Латинская Америка, Евразийский экономический союз и СНГ – тут нивелируется проблема с языковым барьером, что немаловажно.


Особо я выделяю страны, которые хорошо к нам относятся еще с советских времен. Там будет гораздо проще «внедриться». Недавно возил в Иран делегацию из 30 предпринимателей. Мы встретились с сотнями иранских бизнесменов и производителей. У них огромное желание контактировать с Россией, делать бизнес. Но, к сожалению, Иран сейчас под жесткими санкциями, и платежная система работает слабо. Это является препятствием. Наш экспорт с большим удовольствием пойдет туда, если урегулируем вопрос взаиморасчетов без участия западных банков. Сейчас активно прорабатываются клиринговые схемы. Планируется подключить национальные карты – российские «Мир» и иранские Shetab – к платежным системам обеих стран. Это хорошие возможности для малого бизнеса и взаимного туризма.


– Между тем зачастую даже внутри страны региональные власти создают барьеры, якобы поддерживая таким образом местного производителя. В итоге снижается конкуренция, падает качество продукции, растут цены…


– Попытка регионов замкнуться на себе заканчивается плохо не только в свете таких ограничений. Ограничения плохо сказываются и на реализации инвестиционных проектов. К примеру, многие регионы в процессе строительного бума отстроили себе мощные цементные заводы. В отсутствии какой-либо координации и объективных исследований рынка. В итоге цемзаводы сейчас загружены не более чем на 30 %. Тут не помешает поддержка Минэкономразвития, которое скажет: «У вас формируется кластер, вам надо вместе построить один завод, который обеспечит ваши регионы продукцией, а денег вы потратите вдвое меньше». Еще лучше, когда губернаторы договариваются о таких проектах напрямую. Но здесь возникает проблема с информированностью. Меж тем крупные проекты – мультипликаторы развития смежных отраслей. Строительство, особенно жилое, дает импульс для производства отделочных материалов, мебели, и многого другого. Или производство и эксплуатация частных автомобилей. В их изготовлении заложены «ингредиенты» множества смежных отраслей экономики, а в содержании помогает, в том числе малый бизнес. В сумме все это приводит в бюджеты дополнительные деньги от населения, дает экономический и промышленный рост.

344c5f2fd32c2df053bb6cd9cb5e3f50.jpg
Как продать регион


– Чем сегодня является ТПП, какие сферы интересов она представляет в России и за рубежом?


– Торгово-промышленная палата имеет развитую сеть. Внутри страны работает 182 палаты, которые в обязательном порядке имеют постоянный аппарат – офис, штатных сотрудников и специалистов в различных областях. Палаты масштабируются на различных уровнях – на уровне субъекта, муниципалитетов. Но все они активно работают, обрабатывают информацию, обмениваются ей, доводят ее до бизнеса.


За границей у нас более 30 представительств, из них 10 – представительства торгово-промышленной палаты России, которые мы содержим полностью в штатном режиме. У сотрудников есть все необходимое для полноценной работы – офисы, техника, автомобили, жилье. Эти представительства концентрируются на продвижении российской продукции и привлечении инвестиций. Представительства могут носить межрегиональный характер, особенно в Европе, где они работают на несколько близлежащих стран.


Кроме того, мы создали деловые советы в 74 странах мира. Это хороший инструмент для проведения проектов и взаимодействия с межправительственными комиссиями. Сложности, возникающие у бизнесов двух стран, могут быть решены на правительственном уровне. Это касается таможни, различия национальных стандартов, визового режима и прочего.
Создана система презентаций инвестиционного потенциала регионов. Почти половина из них прошла через торгово-промышленную палату. Создание презентации – объемный труд, мы готовим их не один месяц. И аудитория под стать – посольства и торгпредства стран, которые есть в Москве, представители фондов, банков и крупных компаний. Регионы презентуют основные инвестиционные проекты, себя и свои возможности в широком смысле слова, поскольку опытному инвестору важно знать о регионе как можно больше: культура, здравоохранение, сферы отдыха, кадровый потенциал, наличие учебных заведений.


Есть и презентации отраслевые, когда мы со стороны собираем инвестиционные предложения по сельскому хозяйству и проводим сессию. Аудитория приходит та же, что и на региональные презентации. Но тема узкая, отраслевая.


Отмечу сотрудничество с Фондом развития промышленности. Его я считаю самым успешным и прозрачным из новых институтов развития бизнеса, созданных в стране. Из 230 проектов, отобранных фондом, около 190 были найдены и подготовлены ТПП в 52 регионах. Проекты мы доработали до стандартов, установленных фондом. Проведена большая подготовительная работа. Например, в российской палате создан отдельный департамент, наработана методическая база. Регулярно работаем с регионами, проводим обучающие семинары, рассказываем, как правильно «упаковать» проект. Издали сборник «Практика успешных проектов», сейчас готовим новый, с обзором за 2017 год. Все кейсы живые и свежие, 14 проектов, которые были профинансированы, уже вышли на проектную мощность.


Движение идет по разным направлениям, но основная задача – привлечь инвестиции в российские регионы.


Идти в зону риска


– У ТПП есть свое видение, как должен быть устроен пожарный надзор в отношении бизнеса, чтобы не допустить повторения трагедий, подобных кемеровской? Вы предлагаете отменить штраф за первое нарушение, выступаете за мораторий на проверки. Но как тогда добиться, чтобы бизнес соблюдал противопожарные правила?


– Все решается просто, все прописано. Главная проблема – это традиции Советского Союза и России, когда геройство одних строится на разгильдяйстве других. Если кто-то проявляет героизм, значит, кто-то другой не выполняет свои прямые обязанности. Что и происходит повсеместно. Зачастую проблема усиливается за счет коррупции, которая любую сферу проедает как ржа. Не глядя, подмахиваются акты, у других заварены двери, у третьих на окнах поставлены решетки. У нас уже был случай с «Хромой лошадью» несколько лет назад. Также прошла волна проверок, обновились стандарты и нормативные акты, но в итоге ситуация вернулась на исходные позиции.


Если бы все честно выполняли свои обязанности, ничего бы не было. Не располагались бы детские площадки и кинотеатры на верхних этажах, не коротнул бы кабель, сработала бы сигнализация и система пожаротушения.


Далее, нужно применять рискоориентированный подход при проверках. Не надо ходить по ларькам и в ежедневном режиме проверять их пожарную безопасность. Проверять необходимо регулярно и честно наиболее рискованные объекты, где массовые скопления людей. Те же кинотеатры, торговые и развлекательные центры. А проверяют, зачастую, то, что проверять не обязательно, тратят время, силы и деньги налогоплательщиков даром. Рискоориентированный подход неоднократно доказал свою способность кратно снизить опасность объектов для людей в критической ситуации. Ничего лишнего изобретать не требуется. Поскольку сразу понадобятся лишние люди, бумаги, отчеты. А как итог –коррупция и нулевая эффективность. Структур для контроля создано с избытком. Теперь надо чтобы они работали с умом и делали то, что предписано.
Рискоориентированный подход касается как пожнадзора, так и налоговой инспекции, санэпидемнадзора и других структур. Им необходимо сосредоточить внимание только на том, что наиболее рискованно.

aaab40a4938941ce18cd7ea936b43bda.jpg
Лес возможностей


– Скажите, какие сильные стороны Красноярского края и Сибири в целом с точки зрения ТПП нуждаются в дальнейшем развитии?


Мы на Красноярском экономическом форуме много говорили об экспортном потенциале. Практически каждый регион Сибири обладает несырьевым – хочу подчеркнуть – потенциалом. Нужно конечно вкладываться, заниматься развитием. В том числе координировать усилия между собой. Например, создание серьезного кластера по переработке древесины. Сибирь насыщена этим продуктом, причем продукт этот возобновляемый, в отличие от нефти или газа. Необходимо развитие лесосек, производства глубокой переработки. Брать хорошие примеры у соседей. Томск, например, кругляк уже не вывозит из области.


Дикоросы остаются в серой зоне. А ведь они очень востребованы заграницей, где являются изыском. У Минсельхоза есть программы по сельхозпроизводителям, но нет программы по сельхозпереработчикам, к которым можно отнести и дикоросы. Экологически чистые грибы и ягоды пользуются спросом в том же Китае. Там активно растет средний класс. У них появляются новые потребности, в том числе в экологически чистой продукции. Это Клондайк для бизнесмена. Скоро встречаемся с представителями Минсельхоза, будем выяснять какие программы субсидирования производства, приобретения оборудования в лизинг они готовы предложить по этой теме.


У Красноярского края большой запас возможностей, начиная с того, что здесь присутствуют почти все виды драгметаллов. Это производства легированных сталей, запуск «алюминиевой долины», ядерные технологии. Возможности безграничные, но к их реализации нужно подходить концентрировано и объединять интересы регионов.


– ТПП говорит о необходимости возрождения Министерства лесного хозяйства на уровне страны. Сейчас его функции разделены между другими ведомствами. В чем проблема, они не справляются? Введение обновленного Лесного кодекса не улучшило ситуацию?


– Мы в ТПП были против утверждения Лесного кодекса в действующей редакции, он содержит множество недоработок и спорных моментов. То же самое можно сказать и о земельном, и о водном кодексах. Сегодня тема лесного хозяйства разделена между различными ведомствами. Минпромторг курирует ее в разрезе переработки, Минприроды – в части ухода за лесом. Но как мы знаем, «у семи нянек дитя без глазу». А ведь это важнейшая тема. По лесным запасам мы одна из богатейших стран мира. По запасам и по возможностям. Но не по мощности переработки, не по сумме ВВП, которую мы получаем от этой отрасли. Полагаю, необходимо сосредоточить усилия в одних руках, чтобы один орган мог отвечать за лес, начиная с развития науки, сопровождения процессов высадки, роста, охраны, безопасности, защиты, заготовки, развития дорожной инфраструктуры. Ведь мы почти перестали производить в стране технику для этой отрасли. Все импортное. Необходимо развивать этот огромный мультипликативный источник доходов, в том числе предназначенный для экспорта. Россия во все времена, начиная с царских, занималась лесом на государственном уровне. Были лесничие, были лесные хозяйства. Необходимо возродить министерство, поскольку с точки зрения перспективности эта тема может быть более важной, чем нефтегаз.


Фото пресс-службы ТПП РФ, alphainvestor.ru, rodino-info.ru

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1