горячие темы

Промышленность

Чукотский автономный округ
11 марта 2016, 13:54 0
Информационное агентство «ФедералПресс» / Редакция ФедералПресс

«России придется сократить добычу нефти, хочет она того или нет»

Эксперты оценили перспективы цены на нефть с учетом текущих геополитических факторов

Ныне действующая тенденция в ценах на нефть развернулась в пользу России: если в начале года черное золото продавали по 27 долларов за баррель, то за последние несколько дней в ходе торгов его стоимость достигла 41 долларов за баррель. Естественным образом возникает вопрос, насколько долгосрочные тенденции устанавливаются. Подробности – в материале «ФедералПресс».

Ныне действующая тенденция в ценах на нефть развернулась в пользу России: если в начале года черное золото продавали по 27 долларов за баррель, то за последние несколько дней в ходе торгов его стоимость достигла 41 долларов за баррель. Естественным образом возникает вопрос, насколько долгосрочные тенденции устанавливаются. Впрочем, уже события последних пары дней свидетельствуют, что не слишком долгосрочные – нефть начала проседать еще в минувшую среду, а в четверг, 10 марта, эталонная марка Brent упала сразу на 2,78 % – до 39,93 доллара за баррель, а американская WTI – на 2,12 %, до 37,48 долларов за баррель на закрытии торгов. Подробности – в материале «ФедералПресс».

Президент Института энергетики и финансов Владимир Фейгин в беседе с корреспондентом «ФедералПресс» отметил, что январские цены на нефть были несовместимы с нормальной добычей нефти для большинства производителей, в первую очередь американских. «Даже Саудовская Аравия заявила, что 30 долларов за баррель ее не устраивают. А рынок колебания максимизирует, сразу же раскачивая их», – сказал эксперт.

Так что высокую волатильность эксперты объясняют одновременным действием разнонаправленных факторов. С одной стороны, еще на прошлой неделе в рынок вселило надежду снижение количества буровых установок в США, что опосредованно говорило и о снижении объемов добычи. Здесь низкая цена стала залогом высокой стоимости в будущем. Так как сланцевые производители, демонстрировавшие взрывной рост добычи в 2000-х, из-за высокой себестоимости сланцевой нефти оказались неконкурентоспособны при низких ценах. На 4 марта, по данным нефтегазосервисной компании Baker Hughes, число буровых установок в США составило только 392 – абсолютный минимум с 2009 года.

Но уже на этой неделе Минэнерго США опубликовало данные о запасах нефти в стране: на 4 марта коммерческие запасы нефти в США увеличились на 3,9 млн баррелей, то есть на 0,7 % – до 521,9 млн баррелей. Что и вызвало снижение рынка в среду и четверг. Впрочем, энергетическое министерство также подтвердило и свой прогноз не только о повышении коммерческих запасов, но и снижении запасов нефтепродуктов: бензина – на 4,5 млн баррелей (1,8 %), до 250,5 млн баррелей, и дистиллятов – на 1,1 млн баррелей, до 162,5 млн. Поэтому движение нефтяных цен вниз было не таким сильным, как могло бы быть, считают эксперты «ФедералПресс».

Кроме того, нефтяные цены на плаву держали и ожидания от возможной встречи стран – членов ОПЕК и других производителей нефти. Ранее, в феврале, Россия, Саудовская Аравия, Катар и Венесуэла договорились заморозить средний объем добычи в 2016 году на уровне января этого года. Но обязательным условием реализации этих договоренностей является присоединение к нему и других производителей нефти. Для этого проводились постоянные переговоры, а окончательное решение многие ожидали услышать на встрече, которая могла пройти в одном из трех городов: Москва, Доха или Вена, предварительно 20 марта. До оглашения ее результатов сильно снижать цены на нефть рынок вряд ли бы стал. Но в четверг эти ожидания сильно подорвала информация, что встреча может не состояться без согласия Ирана. Официальных подтверждений этому пока нет. По словам самого министра энергетики РФ Александра Новака, консультации по подготовке этой встречи еще ведутся, а точную дату пока не назначили. Но в понедельник, 14 марта, он отправится в Тегеран для встречи в узком кругу с министром нефти Ирана Биджаном Зангане и министром коммуникаций Махмудом Ваези.

Впрочем, по мнению партнера информационно-консалтинговой компании RusEnergy Михаила Крутихина, это пустая болтовня, которая не имеет реального веса и призвана продемонстрировать усердную работу энергетических ведомств разных стран. Хотя вот Владимир Фейгин отметил общеизвестную впечатлительность рынка, на котором и подобные словесные интервенции могут иметь заметные последствия.

Тем не менее, несмотря на постоянно меняющийся информационный фон, фундаментальным фактором, определяющим цену нефти, по-прежнему остается соотношение спроса и предложения. И оно все еще значительно перевешивает в сторону предложения – по разным подсчетам, на 1–3 млн баррелей нефти в день. Плюс в этом смысле понижательное давление оказывает и переизбыток иранской нефти. Да и США не спешат поддерживать идею о заморозке добычи на определенном уровне, не говоря уже о ее снижении.

«Я не вижу каких-то серьезных изменений данных спроса в сторону его увеличения. Наоборот, он продолжает падать – в основном за счет крупных потребителей в том же Китае. А вот дополнительная добыча даже при таких низких ценах продолжается. Рынок показывает, что главное для него – спрос и предложения, а все остальное неважно», – рассказал «ФедералПресс» Михаил Крутихин.

По мнению доцента кафедры государственного регулирования РАНХиГС Ивана Капитонова, финансовый рынок все информационные поводы уже отыграл, и без свежих положительных новостей цены снова пойдут вниз. «Нужно присоединение к договоренностям о заморозке добычи других стран – в первую очередь это США, которые заявляют, что при повышении сразу же увеличат собственную добычу. Это также Иран, который пока не решил, на каком уровне он может заморозить добычу и хочет ли и вовсе это делать», – сказал г-н Капитонов.

Тем не менее, пока российские производители согласились в ходе недавнего совещания с президентом РФ Владимиром Путиным заморозить свою добычу на уровне января 2016 года. Хотя это и не удивительно – январь 2016 года стал рекордным по объему средней добыч нефти (10,742 млн баррелей в сутки) за весь постсоветский период страны. Но это только первый шаг на пути к снижению добычи, а для роста цены выше 50 долларов за баррель необходим серьезный информационный повод о конкретных договоренностях по снижению добычи. Но это перспектива пока еще очень неясная, отмечают эксперты.

Пойдут ли отечественные нефтяники с такой легкостью на снижение добычи, пока остается под вопросом. Значимость нефти для российской экономики не вызывает ни у кого вопросов – нефтегазовые доходы даже после снижения их объема все еще составляют порядка 40–45 % от всех доходов российского бюджета. А потому при формировании прогнозов социально-экономического развития страны во главу угла по понятным причинам ставится цена на нефть. По последним расчетам Минэкономразвития РФ (МЭР), ближайшие три года этот значимый показатель в среднем не превысит 50 долларов за баррель.

Иван Капитонов в свою очередь считает, что Россия может снизить добычу в одностороннем порядке. Более того, у страны просто нет другого выхода, потому что сейчас она находится на нефтяном пике, но инвестиций в отрасль нет, а значит, российское производство естественным образом пойдет на убыль. Так что у России, по расчетам эксперта, есть примерно полгода, чтобы заручиться поддержкой других стран – производителей нефти и снизить добычу в рамках договоренностей до того, как она сократится под действием внутренних факторов. Поскольку в таком случае выпавшую долю России на рынке быстро займут те же США или Иран. Об этом, кстати, свидетельствуют и прогнозы уже российского Минэнерго, в соответствии с которыми к 2035 году добыча нефти в России упадет в лучшем случае на 1,2 %, в худшем – на 46 %.

Хотя эксперты неоднократно повторяют мысль, что строить прогнозы на рынке нефти – это занятие неблагодарное, так как он подвержен глубокому влиянию слишком большого числа геополитических факторов.

Михаил Крутихин напомнил, как уже год говорит, что, по всем данным спроса и предложения, ближайшую пару лет нефтяные цены будут находиться в коридоре со средним показателем 45 долларов за баррель. «Сейчас мы находимся в нижнем конце коридора, так что цены еще могут подняться, но ненамного», – подвел он итог.

Владимир Фейгин отметил, что прогнозирование – это сложный вопрос. И по его личным ощущениям, черное золото еще скорректируется выше 40 долларов.




Арина Раксина


Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments