Политика
Россия и мир
15 мая 2006, 21:45 0
Редакция «ФедералПресс» / © Экспертный канал «УралПолит.Ru»

Объединение с Челябинской областью приведет к ухудшению благосостояния зауральцев

Курганская область – единственный дотационный регион в Уральском Федеральном округе. О том, как развивается экономика в этой специфической сельскохозяйственной области, чем, по мнению местных властей, регион может быть интересен потенциальным инвесторам, будут ли объединяться Зауралье с соседней Челябинской областью, слухи о чем уже давно муссируются в УрФО и что это даст обоим регионам, рассказывает читателям экспертного канала «УралПолит.Ru» первый заместитель губернатора Курганской области Александр Бухтояров.

Курганская область – единственный дотационный регион в Уральском Федеральном округе. О том, как развивается экономика в этой специфической сельскохозяйственной области, чем, по мнению местных властей, регион может быть интересен потенциальным инвесторам, будут ли объединяться Зауралье с соседней Челябинской областью, слухи о чем уже давно муссируются в УрФО и что это даст обоим регионам, рассказывает читателям экспертного канала «УралПолит.Ru» первый заместитель губернатора Курганской области Александр Бухтояров.

Александр Иванович, как вы, как руководитель областного совета по вопросам местного самоуправления, считаете – в чем главная проблема в реформе МСУ? И, может быть, рановато объявили эту реформу в стране, надо было сначала экономически окрепнуть регионам, подготовить налоговую базу для муниципалитетов и т.д.? Анна Протасова, бухгалтер, Курган

Мы оцениваем положительно эту реформу с той точки зрения, что наконец-то появилось четкое разграничение обязанностей, которые должны выполнять разные уровни власти. Но думаю, что самая главная проблема заключается в том, что пока мы не в состоянии наделить органы местного самоуправления необходимой финансовой самостоятельностью, и федеральный центр на это особого внимания пока не обращает. Это самая главная проблема в реформе местного самоуправления. Хотя основное, вроде бы, все сделано и законодательной базой разграничено. В Курганской области это было сделать легко. Нам даже не потребовалось продлять сроки исполнения закона до 2009 года, как сделали в отдельных регионах – мы имели 459 муниципальных образований, в результате реформы их стало 458. Небольшое изменение, которое на структуру местного самоуправления не повлияло.

Вторая проблема, на мой взгляд – имущество. Когда все было государственным, подобных вопросов не возникало. Один госорган передал другому имущество, и все. Сейчас разделение на три уровня, даже больше – на четыре, включая поселения и муниципальные районы, осложняет ситуацию. Процесс передачи имущества напоминает чемодан без ручки – и нести тяжело, и бросить жалко. А передача федерального имущества на нижестоящий уровень вообще связана с большими проблемами. Ведь эти вопросы решаются через федеральное правительство, и вы понимаете, какой длинный путь нужно проделать муниципалитету, чтобы документы, которые оформляются на передачу имущества из федеральной собственности в муниципальную, обратно вернулись с положительным решением. Иногда и чиновники тормозят процесс по каким-либо причинам.

Третья проблема касается налогового реформирования. В частности, распределения налогов по уровням доходов бюджета. Для региона существенно ничего не меняется – ну наделим мы своим решением муниципальные образования какими-то постоянными доходами за счет налогов – от этого консолидированный бюджет не увеличится. Мы не получаем каких-то дополнительных доходов за счет перестроения налоговой базы. Да, в консолидированном бюджете доля налогов, получаемых муниципалитетами, увеличится, но не более. Надеяться на реформы в налоговом законодательстве не стоит. Я думаю, сейчас мало что может решиться, потому что бюджетный кодекс принят, и вряд ли он будет в ближайшее время изменен коренным образом.

То, что касается экономического роста регионов – в этом, конечно, основа основ. Рост экономики в регионе должен способствовать и укреплению налоговой базы, и улучшению социального самочувствия людей, и упрочению органов местного самоуправления.

Как пишут СМИ, в Щучанском районе жители не перестают судиться с правительством, с Минобороны РФ, требуя льгот и помощи в связи с якобы негативным влиянием на окружающую среду и здоровье хранилища химоружия и операций с ним. Что на самом деле говорят последние данные мониторинга, и как вы оцениваете ход работы по проекту УХО? Будут ли в нем участвовать предприятия области, как обещало правительство несколько лет назад? Сергей, Шадринск

Я думаю, что всегда при каких-то ситуациях, где есть доля риска, у людей возникают всякого рода страхи или иначе – фобии. Радиофобия – там, где присутствуют радиоактивные вещества, химиофобия – где химические. То, что сейчас люди опасаются того, что на их территории хранится химоружие, боевые отравляющие вещества – это не что иное, как проявление такой фобии. Она возникает всегда и везде, когда люди беспокоятся за свою жизнь. И это естественно. Но я могу с уверенностью заявить, что тот мониторинг, который мы регулярно проводим, показывает, что никакого негативного влияния на окружающую среду и здоровье людей те хранилища, которые там имеются, не оказывают. Строительство завода по уничтожению оружия несколько увеличивает имеющиеся риски. Особенно это касается перевоза снарядов от места хранилища до места их переработки. Когда люди начинают волноваться, подавать в суд – это все эмоции, которые почвы под собой пока не имеют.

Александр Иванович, судя по опубликованному в прессе докладу губернатора Олега Богомолова, деньги из региона уходят, а бюджет опирается на помощь Москвы. Какие, по-вашему, надо создать условия, чтобы в область пришли серьезные инвесторы, что в этом смысле может уже сегодня им предложить администрация? Приведите, пожалуйста, пример. Ольга, журналист, Тюмень

Да, бюджет Зауралья опирается на помощь Москвы. Но наш регион существует в структуре государства, мы не изолированная территория. Конечно, если бы Курганская область стала Андоррой или еще какой-то маленькой отдельно взятой страной, нам хватало бы тех налогов, которые у нас установлены. Они бы все оставались на территории области. Говоря об этом, мы рассуждаем чисто гипотетически. Да, конечно, с точки зрения общей налоговой базы у нас достаточно стабильные доходы, которые год из года повышаются. Тем не менее, нам их не хватает. Такова уж структура налогового законодательства – часть налогов уходит на содержание федеральных органов, часть – на выравнивание бюджетной обеспеченности между регионами (это то, что возвращается к нам), часть – на общенациональные вопросы. Налоговая система построена именно таким образом.

То, что касается серьезных инвесторов. Я думаю, что область представляет для них интерес. Но дело в том, что процесс инвестирования происходит постепенно, в первую очередь, по регионам, которые наиболее привлекательны с точки зрения сбыта продукции и близости к сырьевым источникам. Мы расположены за Уралом, а значит, отдалены от европейских рынков и представляем в этом смысле уже не первостепенный интерес для инвесторов. Хотя переговоры ведутся – инвесторы начинают к нам заходить. К нам на автобусный завод пришел «РусПромАвто». Сейчас КАвЗу отдали с Павловского завода на полное исполнение производство автобуса средней вместимости «Аврора». Завод получил заказ на изготовление автобусов в рамках программы «Школьный автобус», которая реализуется в настоящее время по России в рамках нацпроекта «Образование». Пришли инвесторы и на ШААЗ – Уральская горно-металлургическая компания. Здесь тоже мы видим резкое изменение к лучшему, начиная от создания новых технологий в производстве и заканчивая ипотечным строительством.

Процесс инвестирования до нас уже дошел – мы это чувствуем. Даже в такой проблемной отрасли, как АПК, наблюдается интерес инвесторов. К примеру, серьезно занимается сельхозпроизводством российская компания «Макфа» и ряд других. Правительство области – неизменный участник переговоров, и мы гарантируем благоприятный инвестиционный климат. Эта наша позиция.

По слухам, вы любите охоту. Если это так, когда и где последний раз охотились? Какое
оружие имеете? Птиц, больных «гриппом», не стреляли?
Иван, Шадринск

Мой арсенал достаточно велик. У меня три гладкоствольных ружья, два карабина и одно универсальное ружье, сочетающее в себе гладкоствольное ружье и штуцер. Последний раз я охотился весной этого года. Выезжал на глухаря. К сожалению, для меня и, к счастью, для боровой дичи эта охота закончилась моим фиаско. Погода подвела… Я, конечно, ссылаюсь на нее. Прошлой осенью на территории нашей области «птичий грипп» был достаточно распространен, но я успешно охотился – за сезон добыл 99 уток. Не знаю, были ли среди них больные, но все они были успешно съедены нашей семьей и семьями моих друзей без каких-либо последствий для здоровья.

Вы представляете правительство области на заседаниях в областной думе. Хочется узнать, насколько, на ваш взгляд, профессионально работают депутаты по законопроектам, которые представляет правительство? Если бы в бюджете были деньги, вы были бы согласны на работу депутатов на постоянной штатной основе, или это необязательно. Насколько это принципиальный вопрос для повышения качества законодательной работы? Башмакова Ирина Николаевна, юрист, Курган

Областная дума этого созыва профессиональна. Если раньше, в других думских созывах, случались моменты, когда оставались не урегулированными многие вопросы во взаимоотношениях думы и правительства, сейчас этого непонимания нет. Хотя в памяти живы воспоминания, когда дума выходила с предложением преодолеть вето губернатора, если он не подписывал какой-либо не нужный, по его мнению, закон. Эти споры возникали из-за желания части думы показать свою «силу». Говоря про теперешний состав думы, отмечу, что мы чувствуем высокий профессионализм в оценке законопроектов, которые создаются. Претензий не предъявляем, хотя и в этом созыве присутствуют оппозиционно настроенные к нам депутаты.

Что же касается работы депутатов на постоянной штатной основе – я принципиальный противник этого. Потому что ничего, кроме роста аппарата, который бы обслуживал депутатов, это не принесет. Мы не так много законопроектов принимаем. Поэтому та структура, которая у нас выбрана, она максимально мобильна и работоспособна.

В общественности и в прессе достаточно давно муссируется слух об объединении Курганской и Челябинской областей. Насколько они правдоподобны, и какие преимущества может дать такое объединение как нашей, так и Челябинской области? Алексей Свиростин, Курган

Мы не субъект Российской Федерации, который можно было бы назвать матрешечным, как те территории, в которых было принято решение об объединении. Существовала Пермская область и национальный округ – они объединились в Пермский край; сплотились Бурятско-Огинский округ с Иркутской областью. А мы достаточно самостоятельный субъект, который ни в какие другие, меньшие чем УрФО, территориальные структуры не входит.

Может, для Курганской области было бы и хорошо войти в состав Тюменской или Челябинской областей, чтобы их доходы перераспределились и на нашу территорию. Но вместе с тем возникает много проблем, которые организационно и законодательно возникают в процессе объединения. Много есть разных подводных камней, которые так или иначе возникнут. К примеру, город Курган сразу бы потерял свой статус областного центра. Он стал бы мало интересен той области, к которой наш регион бы присоединился. Много проблем возникло бы и психологического характера. Мы знаем, что происходило с районами в момент их укрупнения. В первую очередь это повлекло за собой ухудшение социального благосостояния людей – а именно жителей районов, которые присоединялись к другим территориям. В нашей недавней истории, кстати. Это уже было. К примеру, некоторые «главки» в советское время были в Челябинске, поэтому эти сферы экономики Зауралья финансировались по «остаточному» принципу. Сейчас мы вынуждены преодолевать последствия именно этой политики. Так стоит ли наступать на одни и те же грабли дважды? В любом случае, объединение возможно только лишь с учетом согласия населения обоих субъектов – люди должны понимать и чувствовать эту необходимость. В данном конкретном случае, тут больше вопросов, чем ответов. Поэтому считаю, что пока российское Правительство нам не будет выдвигать задачу на объединение с каким-либо регионом.

В Курганской области мелкие производители сельхозпродукции вынуждены зачастую продавать товары перекупщикам по заниженным ценам. Планируется ли в области строить какие-то перерабатывающие заводы? Ведь это может решить проблему сбыта для производителей и, с другой стороны, оживит экономику области. Вячеслав Игоревич Михайлов, фермер, Шадринск

Действительно, мелкие сельхозпроизводители просто не имеют финансовых сил, чтобы перерабатывать свое же сырье. И вынуждены продавать его по ценам, которые диктуются перекупщиками. Создание предприятий, перерабатывающих заводов, безусловно, решило бы многие проблемы. Но дело в том, что многие инвесторы имеют свои предприятия для переработки, а значит, имеют и налаженный сбыт. Им невыгодно где-то в другом месте создавать дополнительные мощности, когда можно закупать сырье и перерабатывать его уже на имеющихся заводах. Пример – известная «Макфа». На словах некоторые инвесторы иногда выражают свою готовность к сотрудничеству с Курганской областью, но на деле вкладываться в переработку сельскохозяйственных продуктов пока не торопятся. Но мы работаем над этой проблемой постоянно.

Какую административную ответственность понесут систематические неплательщики штрафов по нарушению ПДД в Курганской области? Игнатов Андрей Михайлович, по эл. почте

Рассмотрение таких нарушений находится в компетенции мирового суда. По прошествии отведенного срока для уплаты, штраф либо удваивается, либо неплательщикам вменяется административный арест до 15 суток. Причем, как отмечают специалисты, с начала года 15 человек уже были арестованы из-за нежелания платить штрафы за нарушение правил дорожного движения.

Вот вы, судя по биографии, которую можно прочитать в Интернете, работали в штабе стройотрядов, значит, были соратником нынешнего губернатора области. И с первого года выборов вы тоже вместе. Судя по стажу работы с ним, вы его неплохо знаете. А что он за человек? Почему такое постоянство? Константин Замятин, Курган

Мы с губернатором Курганской области знакомы были и раньше, еще до работы в областном штабе стройотрядов. Мы вместе учились на одном факультете в Курганском машиностроительном институте, правда, на разных специальностях. Затем вместе начали заниматься различными видами спорта. Потом Олег Алексеевич меня увлек гандболом. Мы вместе долгое время играли в гандбол в одной команде, как в институте, так и на Курганмашзаводе.

Когда меня выдвинули в обком комсомола, Олег Алексеевич занял мое место комиссара областного стройотряда. Потом, когда в 1991 году настали тяжелые времена, и у меня не было работы по известным причинам партийного прошлого, именно Олег Алексеевич мне предложил должность в городской администрации (он был в то время заместителем мэра Кургана). Я тогда отказался. Но в 1996 году он предложил мне возглавить его выборный штаб на губернаторских выборах, которые были выиграны.

Исторически так сложилось, что работаем вместе мы очень давно. На чем основывается это постоянство? На доверии, товариществе и дружбе. Олег Богомолов человек слова и умеет постоять за своих – вот главные его отличительные черты.

А правда ли, что вы были участником войны в Афганистане? Где вы служили и поддерживаете ли связи с афганским движением? В. Лядов, Курган

Да, это так. Но хотя в наличии у меня были автомат и пистолет, я не был военнослужащим – являлся советником ЦК КПСС при ЦК НДПА. Местом моей службы в 1987 году был Кундуз, в 1988 году – Кандагар и Кабул. Последняя моя должность – это советник секретаря ЦК НДПА по идеологии. Связь с афганским движением поддерживаю: и с местным отделением, и с теми ребятами, с которыми мы там были.

В этом году в мае будет 2 года с тех пор, как вокруг Кургана горели леса, полностью выгорел целый поселок. Что за это время сделано властями по противопожарной безопасности сел, деревень, которые окружены лесом? Роман Неупокоев, Курга

Выводы были сделаны сразу. Мы поставили задачу сделать более широкими огнезащитные полосы вокруг населенных пунктов, расположенных в лесах. Не позволяем, чтобы поселки, которые находятся близ лесных массивов, вдавались, расширяясь, все больше в лес. Эти дома в случае опасности больше всего подвержены огненной стихии. Мы проводим постоянные обучения тех людей, которые должны заниматься противопожарной безопасностью. Мы пришли к выводу – как только возникает пожарная опасность, оперативные группы немедленно должны выезжать в районы. Сейчас у нас создано пять зональных оперативных групп, которые находятся в муниципальных образованиях и отслеживают ситуацию на местах. Создан план взаимодействия всех сил и средств, которые можно было бы применить при тушении лесных пожаров и защитить от огня населенные пункты. Мы сейчас защищены более надежно, чем в 2004 году. Принят и ряд государственных программ. В частности, реализуем программу «Пожарный автомобиль для села» и другие.

Власти Курганской области давно говорят о необходимости учета федеральной властью региональной специфики субъектов РФ. Но важно, наверное, самим предложить Москве механизмы такого учета, и что здесь, по-вашему, важнее всего для Курганской области, для УрФО? Что предлагают другие области, есть ли общие подходы, есть ли шанс сообща их серьезно лоббировать? Иван Горский, Москва

По специфике субъекта это вопрос очень больной для нас. Мы оказались в таком федеральном округе, где нет дотационных регионов, кроме нас. При обсуждении многих проблем, которые происходят в УрФО, наше мнение выпадает из общего хора самодостаточных субъектов РФ. Если они борются за то, чтобы федеральный центр у них забирал как можно меньше доходов для перераспределения по регионам, то мы стремимся к обратному, отстаивая свои интересы. Хотя в крупных законодательных актах, которые сегодня принимаются (бюджетный, налоговый кодексы), к сожалению, не всегда наше мнение учитывается.

Мы эту работу будем вести и впредь, но в то же время сильно на нее не рассчитываем. Государство – это не Курганская область, поэтому в первую очередь учитываются общенациональные интересы, которые, безусловно, выше региональных.. И так будет всегда. То, что касается лоббирования своих интересов в Москве – это на сегодня очень актуальная тема. Те фракции, которые существуют в Государственной думе, способны провести фактически любое решение, какое будет в наших и их интересах.

Я хорошо отношусь к Николаю Максимовичу (Безбородову, депутат Госдумы от Курганской области – наше прим.), но его поступки, связанные с переходом из одной фракции в другую, конечно, снижают его авторитет и не дают возможности через него в Госдуме решать какие-то вопросы, связанные с лоббированием региональных интересов. Но все же мы информируем своих депутатов о тех проблемах, которые есть в области, и зачастую народные избранники стараются помогать родному региону.

Сайт «УралПолит.Ru» писал, что чиновники Зауралья теперь получили конкретные ориентиры в работе – департаментам даны задания на год, их можно измерить и оценить. Мол, и премии, и наказания от этого зависят. А в чем вы видите стимул для госчиновника сегодня, кроме денег? Как оцениваете престиж госслужбы среди молодежи? Егор, студент, Екатеринбург

На заседании Правительства области утвержден документ, в нем обозначены конкретные показатели, за которые отвечают департаменты, комитеты и управления Правительства области. У каждого структурного подразделения есть свои ориентиры, за которые они в конце года будут отчитываться. Это индикативное управление, которое становится сейчас достаточно востребованным. И это правильно, важна ведь не работа ради работы, а результат. И индикаты, установленные для комитетов и управлений, станут оценочными при подведении итогов их работы.

Считаю, что престиж госслужбы среди молодежи растет. Это видно из того, как молодежь идет на учебу в Курганский филиал Уральской государственной академии государственной и муниципальной службы. С каким рвением молодые люди учатся, стремится к тому, чтобы по окончанию вуза получить какую-то государственную должность. Пусть небольшую, но с расчетом на дальнейший карьерный рост, перспективу. Престиж госслужбы в глазах молодых достаточно высок, и он растет. Ведь желание управлять государством у молодежи никогда не пропадало. Помните лозунг в переходный период: «Партия, дай порулить»? Молодежь стремится на госслужбу, чтобы самой решать те проблемы, которые у них есть. А чтобы они исчезли, им хочется взять бразды правления в свои руки.

Скажите откровенно, вы собираетесь вступать в партию «Единая Россия»? Бывший член КПСС, Курган

Нет. Я не собираюсь быть первым лицом региона, поэтому мне не требуется поддержка какой-либо партии для того, чтобы осуществлять свою профессиональную деятельность. Если губернатор сочтет нужным оставить меня на этой работе, я буду работать, если нет – уйду. Но в данном случае партийной поддержки мне не нужно. Это по новому законодательству требуется от первых лиц областей, которых будут выдвигать партии и партийные фракции. Поэтому руководители регионов, думающие о своем политическом будущем, присоединяются к какой-либо партии.

В последнее время застройщики из соседних областей нацелились на Курган. Насколько это хорошо для нашего города, не увеличатся ли цены (в Екатеринбурге, к примеру, стоимость жилья значительно выше, и вдруг застройщики также будут завышать цены, чтобы не потерять маржу). И к чему приведет такая экспансия, может, стоит как-то поспособствовать развитию местных предприятий? Александр Котельников, инженер, Курган

Да, застройщики массово приходят, наступают. Но сейчас градостроительный кодекс изменился, и то, что касается жилья, всё будет проводиться на конкурсной основе. Соответственно, цены будут формироваться не как раньше, когда застройщик закладывает себе 200% рентабельности на строительстве жилья и продает новые квартиры, исходя из этого. Формироваться цены будут в соответствие с итогами конкурсов на земельные участки под застройку. Думаю, то, что будут участвовать иногородние застройщики в конкурсах – это тоже хорошо. Мы за счет здоровой конкуренции сможем влиять на стоимость жилья. Не столько уменьшать цены, сколько не давать возможности их резко повышать. Ведь говорить о том, что цены снизятся, не приходится, но затормозить процесс можно. В своем нынешнем Послании Владимир Путин поставил задачу – снизить цену ипотеки. Нам предстоит хотя бы свести до минимума те процентные ставки, которые есть у нас сейчас в ипотечном кредитовании.

Руководство «Газпрома» на одном из заседаний совета директоров говорило о том, что будут увеличиваться тарифы на газ. Будут ли при повышении цен учитываться особенности регионов, такого, например, как наш, дотационный? Елена Алексеева, экономист, Щучье

Думаю, что нет. Цены для одного региона учитываться не будут. «Газпром» – это целая система, которая устанавливает единые для России цены на газ. Кстати, то, что они будут расти – это тоже непреложная истина. Ведь главная задача «Газпрома» – привести стоимость газа к цене на другие виды топлива по их калорийной способности. То есть в этом случае мы должны будем платить по-европейски. Но пока нам это не грозит. Мы знаем позицию президента России, позицию Правительства РФ: они стоят на том, чтобы для внутреннего потребления цены на газ резко не повышались.

Нужно обратить внимание, что для стран СНГ, у которых убраны поставки по льготным ценам, устанавливаются цены как для европейского рынка. Не думаю, что мы в ближайшем будущем тоже придем к этому. Но цены на газ, наверняка, увеличиваться будут. При этом учитывать особенности региона, на мой взгляд, не станут. Кроме тех затрат, которые отразятся при транспортировке газа.

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1