Экономика
Москва
17 августа 2017, 08:58 1
Редакция «ФедералПресс» / Александр Садовников

«Угонятся ли пенсии за реальной инфляцией»

Правительство пытается залатать дыры в бюджете Пенсионного фонда за счет маловразумительной реформы, а главными путями пока видятся изменение накопительной системы выплат и поднятие пенсионного возраста. По расчетам ПФР среднегодовой уровень страховой пенсии по старости в этом году должен составить 159,9% от прожиточного минимума российского пенсионера, а именно 13 657 рублей. Вместе с тем вполне вероятно, что отношение пенсий к прожиточному минимуму продолжит падать. Особенно это коснется получателей социальных пенсий. Сегодня государственная помощь с трудом удовлетворяет основные нужды получателей, а её размер вряд ли существенно вырастет в ближайшее время. В качестве подсластительной пилюли правительство предлагает индексировать пенсии неработающим пенсионерам в 2018 году на уровень инфляции. Много это или мало – своим взглядом с «ФедералПресс» поделился шеф-аналитик ГК ТелеТрейд Петр Пушкарев:

«Догонит ли когда-нибудь быстроногий герой Ахиллес неторопливо ползущую впереди черепаху? Этакую загадку-парадокс предлагал, как известно, всем желающим греческий мыслитель Зенон, утверждая, что этого и вовсе не случится: пока Ахиллес будет преодолевать разделяющее его и черепаху расстояние, даже пусть за самое малое время, черепаха уже ненамного, но успеет продвинуться вперёд, и так будет продолжаться, пока у обоих есть силы. Любому же из нас, кто хотя бы изредка заходит в магазины, сам оплачивает счета за коммунальные услуги, очевидно: даже если регулярные надбавки к пенсиям или различным пособиям выплачиваются вовремя и 2-3 раза в году, то все равно уровень правительственной индексации в разы отстает от реального роста цен. Это если речь вести не о подогнанной специально и хитро перекошенной корзине товаров, где расчёты даже по сегменту продуктов питания дают всегда заниженные цифры, не говоря уже о стоимости различных услуг и неучтенных покупок, а если брать цены на тот фактический набор еды и мелочей, за которыми и ходит в магазины пенсионер. Да, индексация в таком случае совсем не Ахиллес, а уровень инфляции, увы, не черепаха. Скорее все наоборот, поэтому и угнаться с разовыми процентными надбавками за продвигающимся непрерывно вперёд всегда более быстрым Ахиллесом инфляции и поддержать для пенсионеров хотя бы в неизменном виде уровень их реальных доходов, задача столь же неосуществимая, как и в модели греческая загадка.

Я, конечно же, не статистическое ведомство, но по моим личным наблюдениям в Москве и области за 1,5 года, то есть уже после успокоения курса рубля, цены на набор вполне обычных продуктов на рынках выходного дня и в супермаркетах подскочили не менее чем на 25-30%. Подорожало всё – от прошлогодней картошки и молочки до свежих овощей, а оплата коммуналки в расчёте на 5 тыс руб поднялась где-то на 1 тыс, это плюс 20%. Ну а официально плата за отопление выросла в среднем по России по 2016 году только на 5.2%, электроэнергия подорожала на 8%. Индекс цен на продовольственные товары, все это по данным Росстата, в декабре 2016 к декабрю 2015 показал рост цен всего на 4,6%, к июлю 2017 года ещё на 2,4%. Эти цифры примерно совпадают и с общим средним темпом потребительской инфляции, как видят её статистические ведомства – когда все считается для той же условно-нереальной корзины потребительских товаров и услуг, так что формально рост цен выходит сейчас по году не больше чем на 4,1-4,5%. Безусловно, по сравнению с 2014-2015 гг цены не растут уже на 30%-50%, что можно отнести к серьёзным достижениям финансовой политики Минфина и ЦБ, и все же очевидно – цены в реальной жизни растут опять куда быстрей, чем у Росстата. Опираясь на подобную статистику, в 2017 году пенсии неработающим проиндексировали дважды, в феврале и в апреле, суммарно на 5.9%, плюс была единовременная выплата под Новый год в размере 5 тыс рублей. Подобных компенсаций в пределах 5% можно ожидать и в следующем году – так что в реальных доходах пенсионеры, разумеется, опять потеряют.

Можно ли рассчитывать при нынешней системе пенсий-индексаций на нечто большее? Увы, но нынче нефтяные доходы не те. И как бы ни хотелось, может быть, надеяться, будто в закромах нашей необъятной Родины есть какие-то огромные припрятанные условными «ворами, жуликами и казнокрадами» деньги, и стоит только президенту и премьеру постараться, и можно эти деньги как-то из-под носа этой братии все увести, забрать и срочно поделить ради достатка пенсионеров, но полагаю, что процентов на 90 это все иллюзии и чистый популизм. За «представительскими» расходами того же Пенсионного фонда, например, последить можно – изучая сметы на евроремонт шикарных зданий фонда и удобных чиновничьих кабинетов, оптимизируя расходы – глядишь, мы что-то и найдем, но в целом надо отдавать себе отчет, что в пенсионном фонде дефицит намного больше, недостающие суммы регулярно покрываются из бюджета. И надо что-то делать – денег в Пенсионном фонде ниоткуда резко не прибавится, если только не изменить саму систему поступлений денег в этот фонд. Недостаточно денег идет в счет пенсий из реальной экономики, как недостаточными пока что темпами развивается и весь несырьевой ее сектор, особенно малый и средний бизнес. Сделать что-то с этой Ахиллесовой пятой системы налоговых платежей и отчислений – тогда, возможно, и удастся срезать путь и черепахе, или вообще получится пустить их параллельными дорогами. Потому что на сверхдоходы негосударственных пенсионных фондов, без опережающего роста экономики, рассчитывать пенсионерам сложно – при нынешней апатии и негативе на рынке российских акций, когда инвесторов больше всего привлекают гарантированные инвестиции, а стабильный доход на уровне от 8% годовых приносят только облигации. Но граждане и сами могут вкладывать в них накопления, при наличии желания, и если таковые сбережения имеются – например, через систему ИИС (индивидуальных инвестиционных счетов). В данном случае спасение утопающих дело рук самих утопающих. А максимум, что можно сделать в моменте разово, централизованно для пенсионеров нынешних, так это – при наличии определенной политической воли - обложить специальным «пенсионным» налогом типа «оброка» несколько крупных госкомпаний. В размере от 2 до 5% с прибыли, и именно специально целевым образом расходуя этот доход бюджета на выплаты пенсионерам – раз в полгода или в год, так хоть какие-то деньги пенсионер заметит в своём кармане. Госкомпании авось не обеднеют, а в крайнем случае, если им это не запретят, то на те же 2-5% поднимут тарифы для всех – мы ради пенсионеров как-нибудь такое переживем.

Другое дело, что все это, конечно, не выходы, а латание дыр. А вот для пенсионеров будущей формации – для тех, что сейчас работает и более-менее молод – лучшее, что мы можем сделать, это побыстрее изменить систему налоговых отчислений с предприятий в соцфонды. Вместе с ценами на сырье упали доходы нефтяников, газовиков, металлургов, налоговая база в пользу бюджета сократилась, а для остальных несырьевых предприятий 30% из фонда оплаты труда, плюс различные поборы, часто теневая аренда - непомерная нагрузка. Малый, средний бизнес просто не в состоянии честно столько заплатить. Отсюда «серые» зарплаты, и нежелание показывать всю реальную бухгалтерию, неофициальные работники без оформления или с доходом на уровне МРОТ, а для больших компаний схемы «оптимизации» налогов. Парадокс, но именно из-за высоких налогов на фонд зарплаты, как раз и поступает в пенсионный фонд по крайней мере в 2-3 раза меньше денег, чем могло бы - вот она та Ахиллесова пята, за которую и можно было бы вытащить нашу пенсионную систему из болота, а вовсе не угроза увеличения пенсионного возраста. И если хотя бы в виде эксперимента в 3-5 регионах кардинально пробовать такую социально-налоговую нагрузку на бизнес сократить, а точнее переместить ее тяжесть на налоги с фактически полученной предприятием прибыли, на налоги с оборота типа НДС, то можно не сомневаться, эксперимент такой покажет, что на круг наверняка налоговые поступления от предприятий в бюджет пойдут как следует и резко вырастут. Для этого всего лишь нужно обкладывать налогом не расходы предприятия по зарплатным ведомостям, а доходы, когда бизнес работает и даёт результаты. Создать инвест- и бизнес-среду, где работодатель платил бы не за то, что он в штат оформил сотрудника, полгода или год прсиживающего может у него штаны, пока работнику исправно начисляют зарплату, и неизвестно заранее, эффективен ли и тот работник и сам бизнес, или пока нет, и есть ли вообще у предприятия прибыль. А когда бы предприятие платило налог чуть более высокий, но платило уже после того, как все вместе вышли на этом предприятии на экономический уже и на финансовый результат. Тогда и наказания за уход от таких справедливых налогов можно вводить и применять серьезнее, так что это будет и морально и материально оправдано, не приведёт к закрытию и ликвидации бизнеса, а заставит платить людям нормальную официальную зарплату без непосильной нагрузки в то же время на издержки. Определенную заранее долю от повышенного НДС или от налога с прибыли – направлять из бюджета строго в Пенсионный фонд. И да, может быть, такой налог сложнее администрировать – но уж в наш-то век цифровых технологий это не станет невозможной задачей. Единственный путь роста – бизнесу дать воздуха глотнуть, для самозанятых жизнь облегчить – не выборочно гувернанткам, няням или швеям, а в любых законных сферах деятельности – тогда и молодым работу будет легче находить нормально оплачиваемую, и с более высоких доходов молодых для будущих пенсионеров деньги скорее найдутся».

 

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Персоны
Пушкарев Петр
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Loading...
Комментарии читателей
1
comments powered by HyperComments
Facebook 1