горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
Нижегородская область
25 декабря 2017, 17:44 0
Редакция «ФедералПресс» / Редакция ФедералПресс

«Уходящий год войдет в нижегородскую историю политическими именами»

Политический год-2017 в Нижегородской области, безусловно, выдался насыщенным. Смена руководства региона и областного центра, проверки правоохранительных органов и уголовные дела в отношении чиновников и депутатов, раскол в «Справедливой России» – и это еще не весь список политических событий уходящего года. Его итоги для «ФедералПресс» подвел политолог Александр Суханов:

«Уходящий 2017 оказался урожайным на политические события и сюрпризы в нашем регионе. Не все они останутся в истории нашего города как значимые, но все они формировали тот политический ландшафт, с которым мы входим в год 2018-й. Специфика уходящего года такова, что он войдет в нашу историю не столько политическими событиями, сколько политическими именами. В этом году Нижний Новгород скорее терял политические имена, чем приобретал новые. Я попробовал составить VIP-рейтинг из пяти имен нижегородских политиков 2017 года. Вот что получилось:

1. Глеб Никитин
2. Елизавета Солонченко
3. Олег Сорокин
4. Александр Бочкарев
5. Вадим Булавинов

На первом месте, безусловно, Глеб Никитин, пришедший на смену политическому тяжеловесу Валерию Шанцеву, возглавлявшему область с 2005 года. Отставка В.Шанцева для многих наблюдателей оказалась ожидаемо-неожиданной, как первый снег для коммунальщиков. Большинство местных экспертов связали ее с деятельностью «городского лобби» под руководством Олега Сорокина. Компромисс, достигнутый между В.Шанцевым и О.Сорокиным весной 2017, был воспринят не как мудрость опытного политика, а как политическая слабость стареющего губернатора. Многие считают, что эта слабость и стала последней каплей, побудившей АП принять решение об отставке В.Шанцева. Эта тенденция, кстати, присутствует и во многих оценках, связанных с задержанием и арестом О.Сорокина.

Мне представляется, что такая оценка не просто поверхностна, но слишком комплиментарна для местной элиты. Это позволяет местному истеблишменту ощущать себя режиссерами местного политического спектакля. «Победа» кружит головы. Не исключаю, что в недрах оппозиции готовились очередные шаги по ослаблению губернатора В.Шанцева.

На самом деле компромисс, предложенный В.Шанцевым, был наиболее безболезненным решением для «местных» выхода из тупика конфликта. Конфликт с губернатором, по сути, чем бы его ни оправдывали, есть конфликт с федералами. В преддверии президентских выборов, когда заключается, используя образ Киплинга, «великое перемирие», все виды борьбы за приоритет местных интересов над общегосударственными воспринимается как «бунт на корабле». Убежденность местного истеблишмента в победе над губернатором – вот что стало причиной смены губернатора. К самому Валерию Шанцеву у федеральной власти существенных претензий нет. Об этом свидетельствуют последствия его отставки.

Приход Глеба Никитина первоначально также был оценен с позиции силы и победы «местного сопротивления». Он-де молод, без опыта и без команды, несамостоятелен. Не иначе, как временщик или кем-то ведомый. Если победили В.Шанцева, то уж с этим-то справимся быстро.

Новый врио, однако, быстро показал силу – его стремительное решение о переходе города на систему одноглавого управления, без какой бы то ни было попытки вступить в диалог с местными представителями органов управления, стали настоящим политическим шоком. Его безоговорочная поддержка со стороны местного промышленного и оборонного лобби сделала поиск политической поддержки со стороны депутатов абсолютно бессмысленной. Это депутатам всех уровней срочно пришлось искать возможности взаимодействия с новым главой региона. Глеб Сергеевич показал, что к такого рода контактам готов. Но при этом уже никто не сомневается, кто здесь режиссер, а кто актеры.

Многочисленные федеральные «гости-инвесторы» с многомиллиардными контрактами и предложениями, приезд президента для объявления о своем выдвижении на новый срок – это ли не показатель как поддержки представителя федеральной власти в регионе, так и пристального внимания к событиям и процессам, происходящим в регионе. Это утвердило факт победы губернатора и факт поражения очагов местного сопротивления федеральной власти. Возврат на региональный уровень «отбитых» у В.Шанцева городских полномочий – прямое тому свидетельство.

Завершив вопрос с возвращением Нижнего Новгорода во властную вертикаль, Глеб Никитин получает возможность заняться и региональным уровнем управления, собственным правительством. К концу января 2018, после избрания 12 января главы города, мы увидим и новую схему управления регионом во взаимосвязи с городским самоуправлением, и новые лица в правительстве Нижегородской области.

На втором месте, Елизавета Солонченко, новая глава в жизни города, хотя и кратковременная. Ее приход оказался преждевременным и неподготовленным ни политической ситуацией, ни внутренней логикой развития городского самоуправления. Если хотите, Елизавета Игоревна совершила подвиг политического самопожертвования, закрыв собой образовавшуюся брешь в городском руководстве. Ее роль и ее очередь появления на политической сцене в главной роли предполагались несколько позже и даже не в период голосования за нового единого руководителя города. Ее позиции в городской думе, возможности выхода в публичное пространство создавали максимально комфортные условия для выдвижения своей кандидатуры на всеобщих городских выборах, которые при ином развитии событий были бы вполне возможны в 2020 году.

Жизнь распорядилась иначе. Внезапный уход Ивана Карнилина создал политический вакуум в вопросе его преемника. Ни один из представителей противоборствующих депутатских групп не имел шансов получить поддержку большинства. Образовался политический тупик. Фигура заместителя главы города оказалась единственной компромиссной фигурой, которую, по разным причинам, были готовы поддержать все конфликтующие стороны. Самое интересное, что все они смотрели на фигуру Елизаветы Игоревны, как на временную. Все надеялись найти более сильную и явную фигуру нового главы города. Думаю, что Е.Солонченко и сама не заблуждалась на счет того, какую роль ей пытались уготовить, выбирая на пост главы города в период городского безвременья. Ни возможностей, ни условий для фактического решения городских проблем в ее руках не было и не могло быть. Инерция городской бесхозяйственности гарантировала неизбежный провал нового главы города в течение года.

В этих условиях Елизавета Солонченко выбрала единственно правильную стратегию и тактику своей деятельности. Она стала опираться на поддержку там, где только и могла ее получить. Поддержка пришла оттуда, где в наибольшей степени заинтересованы в наведении порядка в жизни города, в создании благоприятной городской среды: эту поддержку оказались готовы предоставить жители города, к которым напрямую обратилась новая глава города. Ее готовность к диалогу с любыми группами горожан, даже самыми агрессивно-оппозиционными, и создание городской общественной палаты как механизма прямого обращения к администрации города, минуя чиновничьи кабинеты, заставили обратить на нее внимание как на серьезного политика, способного получить реальную поддержку населения. Появление обращения «мэр Лиза» подтверждает факт появления в городе серьезного политического лидера.

Одновременно глава города стала активно сотрудничать с региональным правительством. Она демонстративно отказалась от политики противостояния и заявила о политике сотрудничества, совместного решения вопросов и на условиях сохранения, с одной стороны, независимости местного самоуправления, согласно российского законодательства, а с другой стороны, признания факта субординации, соподчиненности с властью государственной, в данном случае с руководством региона. Таким образом, она де-факто признала необходимость соблюдать соотнесенность городских и региональных проблем и равную значимость в необходимости их решения.

Результат не замедлил сказаться. И Валерий Шанцев, и Глеб Никитин поддержали такую форму сотрудничества с городским руководством, выделяя для решения городских вопросов дополнительные средства. Совместная работа в городе позволяла и успешно решать вопросы подготовки к чемпионату мира по футболу.

Лояльность Елизавета Солонченко проявила и в том, что она поддержала решение о переходе на одноглавую форму управления городом, при котором она теряла свой статус первой женщины-мэра в новейшей истории нашего города. Ее добровольное прекращение своих полномочий на внеочередном заседании городской думы 20 декабря – лучший образец отказа от личных амбиций в пользу интересов города и горожан. В любом случае Елизавета Солонченко зарезервировала себе место в политической элите нашего города и области как в 2018 году, так и на среднесрочную перспективу.

Третье место в нашем рейтинге занимает Олег Сорокин. И хотя сегодня большинство комментариев связаны с фактом задержания и двухмесячного ареста Олега Валентиновича, в мой рейтинг он попал по другому поводу. Обсуждать вопросы задержания до решения суда, мягко говоря, неэтично. Тем более, неправильно заранее вешать ярлыки и давать какие-либо характеристики. Поэтому оставим эти факты до и для судебного разбирательства. Неслучайно депутаты нижегородского законодательного собрания не лишили О.Сорокина ни должности заместителя председателя, ни депутатских полномочий.

Мы говорим о политиках нижегородского региона и их роли в жизни области в 2017 году. Олег Валентинович – крупная фигура нашего регионального масштаба. Безусловно, талантливый бизнесмен и руководитель одного из крупнейших частных холдингов нашего региона. Олег Валентинович – это владелец крупного многопрофильного бизнеса. Но в нашем регионе есть еще один Олег Валентинович Сорокин – это политик, экс-глава города, заместитель председателя законодательного собрания Нижегородской области. Физически это бесспорно один человек. Функционально – это две личности в одном флаконе.

В данном случае мы сталкиваемся с явлением, которое я называю «шизофренией» современной системы управления. Когда в 1999 году Владимир Путин стал премьером, а затем и президентом, он прекрасно знал (как экс-председатель ФСБ не мог не знать) главную проблему, угрожавшую самому факту существования России. На том этапе фактические властители России сидели в бизнес-кабинетах своих империй и имели своих представителей в министерствах и во всех регионах, где были их экономические интересы. Только они определяли, сколько денег и на что и при каких условиях они внесут в тощий государственный или муниципальный бюджет. Без их согласования и без их участия не принималось ни одного сколько-нибудь существенного решения.

После того, как с семибоярщиной было покончено и прямое управление со стороны крупного бизнеса было ликвидировано, стала развиваться другая болезнь – коррупция. Срастание бизнеса и чиновничеств имеет ту же цель – защищать интересы крупного бизнеса. Бизнес стал отрабатывать механизмы использования депутатского корпуса и чиновничества вместо своего прямого участия. При этом каждый бизнесмен, каждый депутат или каждый чиновник автоматически не могут быть названы преступниками или нечестными людьми. Но изъятие из квартир задержанных и осужденных чиновников миллиардов рублей наличными – тому прямое свидетельство.

Срастание бизнеса и чиновничества имело своим следствием три факта:

1. Чиновники стали заниматься бизнесом или участвовать в доле и получать дополнительный доход. Деятельность чиновника превратилась в разновидность бизнеса.
2. Бизнес быстро понял, что дешевле самим становится чиновниками или депутатами и напрямую проталкивать свои решения в органах власти.
3. И те, и другие с привлечением административного ресурса получили возможность, как сказал В.Путин, «кошмарить» мелкий и средний бизнес.

Такое длинное вступление оказалось необходимым, чтобы объяснить появление в нижегородской политике бизнесмена О.Сорокина. При любых субъективных устремлениях, такой шаг автоматически раздвоил личность Олега Валентиновича, как и любого бизнесмена, пришедшего во власть. Появляется конфликт интересов. Появляется административная возможность получения преференций за счет бюджета. В подобного рода ловушке сегодня оказались многие представители власти от бизнеса во всех регионах России. Судебные разбирательства и посадки последних лет четко показали, что сегодня поставлена задача освободить государственное и муниципальное управления от конфликта интересов и от прямого влияния бизнеса на власть.

Стратегически политик Олег Сорокин проиграл и стал постепенно уступать свои политические позиции лидера местной оппозиции в тот самый момент, когда он согласился на должность заместителя председателя законодательного собрания. С этого самого момента он оказался в системе государственного управления со своими внутренними законами и правилами, в том числе и с целым рядом этических ограничений. Именно с этого момента мы перестали слышать и читать пламенные обвинительные речи и интервью лидера оппозиции. Сработал парадокс достижения цели. И вот уже лидером городских оказывается не теневой генерал Сорокин, а миловидный глава города, реализующая лояльную политику городского самоуправления. И уже не за что бороться, кроме как за чистоту на улицах, вечернее и ночное освещение, решение транспортных и дорожных вопросов, а также реализацию множества предложенных общественных проектов и предложений. И нет никого, кто против такого подхода к городской политике.

На четвертом месте Александр Бочкарев, лидер регионального отделения партии «Справедливая Россия», депутат законодательного собрания и до недавнего времени руководитель комитета, работавший на освобожденной основе. В настоящий момент находится под домашним арестом и является подследственным по уголовному делу. И опять до вынесения судебного решения не будем давать свои оценки этому факту.

Важнее, с точки зрения нашего обзора, то обстоятельство, что нижегородское региональное отделение справедливороссов пережило в уходящем году период медленного организационного и политического полураспада. С одной стороны, это связано с общим положением партии на федеральном уровне. Ее лидеру Сергею Миронову после ухода с поста председателя Совета Федерации Федерального собрания не удалось развернуть успешную партийную деятельность в регионах и в России в целом. От выборов до выборов позиции партии, степень ее поддержки и представленности в органах власти неуклонно снижалась. Это неизбежно отразилось и на состоянии регионального отделения СР в Нижнем Новгороде.

Партии «Справедливая Россия» предрекалось будущее социал-демократической партии, второй основной партии государственной системы. Тогда бы по законам политического пинг-понга власть переходила из рук в руки между двумя основными политическими силами страны, без угрозы слома политической системы. Но слабость лидера предопределила пассивно-созерцательную роль партии и закономерное постепенное ее политическое угасание.

С другой стороны, одновременно лидер отделения Александр Бочкарев не смог разобраться внутри себя с конфликтом интересов. Более того, я неоднократно подчеркивал, что А.Бочкарев стал рассматривать и само региональное отделение партии как собственный бизнес-проект, призванный быть инструментом решения интересов его бизнеса. В этом году внутри организации возник серьезный конфликт, нашедший отражение и в региональных СМИ, и в целой серии судебных исков и разбирательств. Значительная часть членов организации, поддержавшая претензии к своему лидеру, оказалась исключенной из стройных рядов партийцев. В знак протеста против силового назначения А.Бочкарева руководителем организации практически прямым распоряжением С.Миронова, целый ряд местных районных организаций заявили о самороспуске.

При таком тренде развития партия «Справедливая Россия» рискует в следующем избирательном цикле исчезнуть с политического поля, в том числе и в нашем регионе.

Пятое место за Вадимом Булавиновым. Но в данном случае речь не столько о нем, сколько о самой партии «Единая Россия» и ее перспективах развития на примере нашего регионального отделения. Прежде всего, следует отметить, что городская оппозиция первоначально использовала партийную площадку, внося раскол в решения о кандидатурах как на выдвижение кандидатов в депутаты, так и на пост главы города после выборов городской думы в 2015 году.

Сразу хочу отметить, что подобные кризисы и конфликты внутри партии «Единая Россия» на сегодняшний день неизбежны. Они предопределены максимально широкой социальной базой, на которую партия пытается опираться в своих действиях. В составе партии сегодня представители не просто разных социальных групп, но и сторонники разных идеологических и политических предпочтений. Интересы таких противоречивых групп не могут быть выражены в одной политической программе. Неизбежна конкурентная борьба между интересами и целями внутри партийной организации, что и предопределяет возникновение конфликтов и разнонаправленных действий отдельных партийных групп. В результате вместо монолитной политической силы мы получаем достаточно аморфную с точки зрения состава и интересов структуру, члены которой нацелены на получение партийных и государственных постов.

Отказ Владимира Путина выдвигаться кандидатом в президенты от партии «Единая Россия» повод задуматься всем партийцам. Возможно, наиболее целесообразный выход из такого противоречивого положения можно было бы найти на пути разделения партии на две, когда одна представляет интересы бизнеса, а другая фокусирует внимание на социальной проблематике. Проблема в том, что все попытки создать новую серьезную партийную структуру с широкой социальной базой некому. Все реальные потенциальные кандидаты на власть в рамках существующей политической системы, основные финансовые силы, все они в рядах единой на сегодня реальной политической партии.

В нашем регионе была сделана попытка преодоления внутренних противоречий путем формирования нескольких районных городских организаций вместо одной общегородской и сменой руководителя региональной партийной организации. Вадим Булавинов и стал той политической фигурой, которой было поручено провести соответствующие структурные изменения и ротацию местных партийных кадров. К сожалению, Вадим Евгеньевич, оказался в центре скандала, который не позволил ему решить эту задачу в полном объеме. Партийная карьера его на этом бесспорно закончилась, но возможности вернуться в региональную политику в качестве независимого субъекта еще сохраняются. Воспользуется ли он ими – покажет время.

А партийная организация сегодня решает свои вопросы под руководством очередного и.п. руководителя Александра Шаронова. Авторитет и безукоризненная репутация Александра Георгиевича позволяют предположить, что к решению поставленных задач он подойдет со всей свойственной ему ответственностью. Вот только возможно ли их решение внутри партии?
Может действительно поискать источник компромисса между политическими силами на путях вычленения из состава «Единой России» второй основы для появления реальной возможности передачи власти из одних рук в другие?

Вот с такими политическими итогами подходит наш регион к 2018 году. Были достижения, были потери. Сохранятся ли те политические фигуры, о которых я говорил, в новом году – покажет время. Какие перспективы и политические тренды будут характерны для нашего региона в новом наступающем году, мы расскажем в очередном обзоре.
А пока всем нам – надежды на лучшее!»

Фото Вячеслава Сенникова с apn-nn.com.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Сюжет по этой теме
18 декабря 2017, 17:11

Новогодние сюжеты

Loading...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Google Plus 1