горячие темы Смотреть Скрыть
Экономика
  1. Бизнес
  2. Экономика
Экономика
Москва
5

Исключение из правил. Верховный суд объяснил, в каких случаях нельзя арестовывать бизнесменов

Подготовлены разъяснения по одной из статей УПК
Подготовлены разъяснения по одной из статей УПК

Верховный суд России подготовил разъяснения по одной из статей Уголовно-процессуального кодекса – той, где прописаны правила заключения под стражу подозреваемых в совершении преступлений. Оказывается, некоторые суды своеобразно трактуют эту статью – из-за этого все большее число бизнесменов оказываются за решеткой еще на этапе следствия. Как разъяснения Верховного суда улучшат предпринимательский климат в стране – в материале «ФедералПресс».

Суть рассматриваемой статьи

В существующей редакции статья 108 УПК РФ оговаривает прежде всего алгоритм взаимодействия заключения под стражу: в отношении кого и на каких условиях арест может применяться. Также в ней прописано, какие факторы суд должен принять во внимание при принятии решения, как должны действовать следователи и дознаватели.

В частности, заключение под стражу как мера пресечения применяется, только если речь идет о подозреваемых в уголовном преступлении, за которое предусмотрено лишение свободы на срок не менее трех лет.

Однако есть и исключение: арест как меру пресечения нельзя применять к подозреваемым или обвиняемым в совершении преступлений, предусмотренных рядом статей Уголовного кодекса, если они совершены в сфере предпринимательской деятельности. Речь идет о ряде экономических статей УК – к примеру, о разглашении банковской, налоговой или коммерческой тайны, растрате средств, мошенничестве в сфере предпринимательства, легализации денежных средств, манипулировании рынком, незаконном обороте драгоценных металлов.

Именно этот пункт периодически по-разному трактуют (а то и вовсе игнорируют) российские суды.

Как сейчас обстоит дело с арестами бизнесменов

«Раньше предприниматели не оказывались в следственном изоляторе раньше суда – во время предварительного следствия к ним применялись другие меры пресечения. И изначально количество людей, которые оказались за решеткой за экономические преступления, даже начало уменьшаться. Но тем не менее в 2015 и 2016 годах пошло резкое увеличение, и уровень достиг шести тысяч предпринимателей, которые оказывались в изоляторе еще во время предварительного следствия», – приводит статистику сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров, присутствовавший на заседании Верховного суда.

Действительно, нельзя не отметить большое количество громких уголовных дел, фигурантами которых является ряд собственников бизнеса или топ-менеджеры крупных частных и государственных компаний. Степень виновности в каждом случае решает или уже решил суд, однако динамика подобных уголовных дел одинакова – как правило, решения о заключении подозреваемых под стражу принимаются судом практически сразу же после их задержания.

«Чаще всего, когда применялась такая жесткая мера пресечения, это в общем-то всегда были подозрения либо на рейдерский захват (пока бизнесмен находится в СИЗО, его бизнес захватывают), либо на коррупционную составляющую (были громкие случаи, когда предпринимателей арестовывали, чтобы добиться от них каких-то взяток и других финансовых привилегий). Также бывают случаи, когда таким образом «заказывают» и устраняют конкурентов», – пояснил Андрей Назаров.

Когда динамика прироста количества арестованных по подозрению в совершении экономических преступлений достигла 50 %, представители сообщества забили тревогу: бизнес-омбудсмен Борис Титов не только попросил у президента особого порядка ареста бизнесменов, но и предложил дисквалифицировать особо рьяных прокуроров. «Деловая Россия» предложила поступать еще жестче, предложив привлекать к уголовной ответственности следователя или дознавателя, который «заведомо незаконно» возбудил уголовное дело против предпринимателя.

После этого председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев решил провести пленум и разъяснить судьям, как надо применять статью, оговаривающую правила ареста. При формировании проекта постановления были учтены и предложения экспертов, поступившие от уполномоченного и бизнес-среды.

Что уточнил Верховный суд в проекте постановления

Разъяснения потребовались в части понятийного аппарата. К примеру, Верховному суду потребовалось отдельно обозначить само понятие предпринимательской деятельности: «Предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке», – говорится в проекте постановления суда.

С учетом этого уточнилось и определение, какие именно преступления следует считать преступлениями, совершенными в сфере предпринимательства – совершенные «индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности».

экспертное мнение
Наталья Брылева
31.10.2016, 14:56

«Бизнесмен, которого мучают бесконечными допросами, теряет контроль над своим делом»

Отдельно Верховный суд оговорил, в каких случаях нет оснований для ареста – эта мера пресечения не применяется, если обвиняемый имеет постоянную регистрацию в РФ, установлена его личность, он не нарушал ранее избранную меру пресечения и не скрывался от органов следствия и суда. Эти правила распространяются не только на подозреваемых или подсудимых, но и на их сообщников.

Какие надежды возлагают на разъяснения эксперты

«Это постановление безусловно пойдет на пользу предпринимателям, если оно будет соответствующим образом реализовываться», – отметила заместитель руководителя экспертно-правового центра при уполномоченном по правам предпринимателей Наталья Рябова, также присутствовавшая на заседании пленума суда.

Верховный суд не только более четко регламентировал процесс принятия решения о заключении под стражу. Он также оговорил: даже в случае, если подозреваемый или подсудимый нарушил установленные критерии, суд обязан обсуждать возможность применить другую, более мягкую меру пресечения, нежели арест.

«Нарушения со стороны самих предпринимателей встречаются довольно часто. И формальные основания для ареста зачастую есть. Беда в том, что не всегда заключение под стражу является адекватной допущенным нарушениям мерой. И пока бизнесмены сидят за решеткой, их бизнес просто рушится», – добавила Наталья Рябова.

Разъяснения Верховного суда помогут развенчать негласную «презумпцию виновности», которая действует сейчас при расследовании уголовных дел, считают эксперты.

«Считается, что если есть заявление о мошенничестве от потерпевшей стороны, то со стороны предпринимателя явно что-то не так. Поэтому, к сожалению, обвинительный уклон с точки зрения следствия в России существует», – подчеркнула замруководителя экспертно-правового центра.

Андрей Назаров с ней солидарен – по его словам, принятия проекта постановления бизнес-сообщество ожидает с нетерпением. «Экономические преступления имеют особое свойство – они не имеют такой опасности для общества, как ряд уголовных. Это та категория дел, по которым такая жестокая мера пресечения должна приниматься в двух случаях – когда кто-то скрылся от следствия, и это уже установленный факт, или если установлено и доказано, что было оказано давление на свидетелей», – высказал точку зрения эксперт.

В свою очередь, позиция правоохранительных органов по этому вопросу пока публично нигде не звучала.

«Официально консолидированная позиция правоохранительных органов будет звучать так: мера пресечения в виде заключения под стражу должна применяться лишь в исключительных случаях. Но чаще всего презумпция невиновности не действует, и арест обосновывают тем, что подследственный потенциально может скрыться или оказать на свидетелей давление», – отметил Назаров.

Однако прошедшее сегодня заседание Верховного суда дало основания считать, что далее последует резкое снижение ареста людей, которые обвиняются в совершении экономических преступлений.

«В общем-то, Уголовно-процессуальный кодекс позволяет достаточно большое количество и других мер пресечения: подписка о невыезде, залог, домашний арест. Содержание под стражей не только не дает объективной возможности защищаться тому человеку, который обвиняется в преступлении, но и зачастую приводит к закрытию, захвату или банкротству предприятия. Сейчас это недопустимо – наш экономический и инвестиционный климат требует дать максимальную свободу развитию предпринимательства», – резюмировал сопредседатель «Деловой России».

Фото: ria.ru

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
5
comments powered by HyperComments
Facebook 1