Экономика
  1. Бизнес
  2. Экономика
Экономика
Москва
1

«Атлант расправил плечи». Журналист Financial Times отмечает бесполезность западных санкций против российской нефтегазовой отрасли

Три года назад Евросоюз и США ввели против РФ секторальные санкции, призванные, среди прочего, ударить по крупным энергетическим компаниям – таким, как, например, «Роснефть». Однако время показало – даже в условиях перекрытого доступа к иностранному капиталу и технологиям российские мейджоры способны не просто выживать, а развиваться. Недавний старт бурения самой северной скважины на российском арктическом шельфе – «Центрально-Ольгинской-1» – ярко иллюстрирует пословицу о том, что «Все, что нас не убивает, делает нас сильнее». Успехи «Роснефти» уже отметили зарубежные эксперты. Подробности – в материале «ФедералПресс».

Зарубежные эксперты отметили успех

В начале апреля «Роснефть» приступила к реализации беспрецедентного проекта – горизонтальному бурению скважины «Центрально-Ольгинская-1», расположенной за Полярным кругом.

Эта скважина, расположенная ближе любого города к Северному полюсу, в техническом плане сложнее любой ранее пробуренной в России, комментирует одно из ведущих зарубежных изданий Financial Times. Оборудование для проведения работ доставлялось за 3600 км. Как сообщает  FT, «учитывая, что залежи нефти расположены под холодными, часто замерзшими водами моря Лаптевых, для достижения локаций в пределах 15000 м от основной точки будет использована суперсовременная техника горизонтального бурения».

По словам корреспондента Financial Times Генри Фоя, сдача проектов, подобных «Центрально-Ольгинской-1», показывает, что крупные российские нефтегазовые компании нашли способ реализовывать сложные проекты самостоятельно.

«Это момент триумфа и для Путина, который находился на видеосвязи из Санкт-Петербурга с бросившим вызов холоду Игорем Сечиным, и отметил начало бурения как подтверждение отечественной изобретательности, – пишет Генри Фой в своем материале. – Три года назад, когда Евросоюз и США ввели против России санкции, ограничивающие таким компаниям, как «Роснефть», доступ к иностранному капиталу и технологиям, такие сложные скважины были крайне амбициозными проектами, казавшимися невозможными».

Возможность компаний преодолеть воздействие санкций действительно является решающей для экономического будущего России. Предварительные оценки показывают, что подо льдами, где ведет бурение «Роснефть», находятся запасы в объеме порядка 9,5 млрд тонн нефтяного эквивалента.

Бумеранг для американской экономики

Генри Фой отметил в своем материале – санкции доставили кратковременные проблемы российской экономике. «Пока цены на нефть снижались до десятилетнего минимума, российская экономика впала в кризис: реальный ВВП упал в 2015 году на 3,7 %, а в 2016 – на 0,2%. Однако за последние девять месяцев, когда цены на нефть начали расти, российская экономика также пошла в гору. Даже в отсутствие послаблений режима, Министерство экономики России увеличило прогноз по росту ВВП страны почти на 1,5 %», – приводит данные британский журналист.

Это далеко не первый случай, когда зарубежная (как европейская, так и американская) пресса признает неоднозначность, а то и бесполезность секторальных санкций США, ставших излюбленным оружием «холодной войны» Штатов в XXI веке.

В кризисный 2015 год именно американские союзники ощутили нарастающие негативные последствия этих санкций, писали журналисты американского Foreign Policy Дэвид Фрэнсис и Лара Джейкс.

«Санкции увенчались успехом? Нет. Это полный провал», – высказала свою точку зрения итальянский депутат и депутат ПАСЕ Дебора Бергамини на форуме, посвященном отношениям России и Запада. По ее словам, после введения санкций США и ЕС в 2014 году Италия потеряла не менее 1,25 млрд евро в форме доходов от экспорта.

Даже теперь уже бывший министр финансов США Джейкоб Лью год назад предупреждал Конгресс США: если санкции «сделают бизнес-среду слишком запутанной или непредсказуемой либо чрезмерно воспрепятствуют денежным потокам в мировом масштабе», то финансовые транзакции могут двинуться в обход США.

Отчасти это предупреждение стало пророческим. Как показало время, блокировка транзакций в адрес «Роснефти» не стала препятствием для деятельности компании. Лучшим примером здесь может послужить 11-миллиардная декабрьская сделка по продаже 19,5 % «Роснефти» консорциуму катарского суверенного фонда и швейцарского трейдера Glencore. Она не только помогла России получить крайне необходимые средства для истощенного рецессией бюджета, но и отправила мировому сообществу максимально яркое сообщение: крупнейшая транзакция возможна даже в условиях ограничительного режима.

«Лед тронулся, господа присяжные заседатели»

Буквально за два–три года аналогичные тенденции максимально четко проявились и в нефтегазовой отрасли. Журналисты Wall Street Journal вскрыли факт, обозначивший практическое фиаско секторальных санкций: одна из крупнейших нефтегазодобывающих компаний мира, Exxon Mobil, просит правительство США ослабить санкции для продолжения своих нефтяных проектов в России. Мейджор просит Министерство финансов ослабления санкций для проведения буровых работ в акватории Черного моря в рамках совместного проекта с «Роснефтью».

Примечательно, что сама «Роснефть» на протяжении всего времени действия санкций отнюдь не бездействовала. Компания диверсифицировала свои экспортные потоки, переориентировала вектор стратегического партнерства на Восток, наращивала портфель активов и ресурсную базу. За считанные годы, а то и месяцы «Роснефть» обошла ключевую болевую точку санкций – запрет американским компаниям на экспорт технологий добычи нефти.

И запуск проекта такого масштаба, как бурение «Центрально-Ольгинской-1» – лучшая иллюстрация тому, что даже в условиях экономической депривации крупнейшая нефтегазовая компания России и мира осталась «нефтяным чемпионом», преодолев многолетний технологический разрыв.

«Общепринятая точка зрения состоит в том, что от отмены санкций может произойти только риск повышения, так как большая часть затронутых компаний не отмечает значительного ущерба. На самом деле, многим из них пришлось выкручиваться, и так они смогли повысить свою конкурентоспособность», – приводит в своей статье Генри Фой слова главы московского отделения западного банка.

Тем не менее, как справедливо заметил во время церемонии старта бурения самой северной скважины на арктическом шельфе России Владимир Путин, «горизонтальное бурение – это сложная и высокотехнологичная операция. Это только первая скважина. Предстоит огромная работа».

Хатанга – «первая ласточка»

Разведочная скважина на Хатанге – пока еще «мускулы мира», отмечают зарубежные аналитики. И в портфеле «Роснфети» найдется еще немало «силовых» активов, отмечают эксперты. Даже если ограничения останутся в силе, производственный опыт компании (и российской отрасли в целом) будет накапливаться достаточно быстро, чтобы обеспечить будущее разведки и добычи. То, что технологический блок Россия в состоянии обойти достаточно быстро, уже продемонстрировали такие проекты в сфере разработки ТРИЗ (трудноизвлекаемые запасы углеводородов), как скважина «Центральная» и Баженовское месторождение.

А это напрямую влияет на интерес зарубежных инвесторов к дальнейшему активному сотрудничеству с «Роснефтью» и российскими недропользователями в целом, уверен генеральный директор ЗАО «ИнфоТЭК–Терминал» Рустам Танкаев. По его словам, притягательность стратегического партнерства с российским нефтегазовым титаном хорошо иллюстрирует история партнерства «Роснефти» и норвежской Statoil.

«Их всех российских компаний «Роснефть» имеет наболее последовательную и разработанную программу, при этом один из примеров очень заинтересованного инвестора – Statoil. Компания с большим сожалением поняла, что в их секторе Баренцева моря ничего нет. Им нужно искать какую–то замену этим ресурсам, и они ее, конечно же, нашли. И знали об этом еще три–четыре года назад, когда были созданы российско–американские совместные предприятия по доманиковой свите», – рассказал «ФедералПресс» Рустам Танкаев.

Вслед за бурением в море Лаптевых в следующем году «Роснефть» перенесет свои поисково-разведочные работы на запад, в Баренцево море, а в 2019 году - в Карское море. Последний проект изначально задумывался в сотрудничестве с ExxonMobil, но глава «Роснефти» Игорь Сечин заявил, что работа будет вестись по графику, независимо от санкций.

«Роснефть» прекрасно знает себе цену и намерена и дальше развивать практику привлечения иностранных стратегов. Недаром Игорь Сечин отметил, что иностранные партнеры могут присоединиться к российской компании в разведке нефтеносных участков в Арктике.

«Это возможно. Мы не исключаем такого развития событий. Через некоторое время мы, вероятно, попытаемся найти партнера», – кратко поделился планами с журналистами Игорь Сечин.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Компании
Роснефть
Версия для печати
Комментарии читателей
1
comments powered by HyperComments
YouTube 1