Общество
  1. Общество
Общество
Москва
1

Шпунт об изменившейся реальности: «С этим придется жить»

О главных уроках, трудностях и достижениях в эпоху пандемии рассказал политолог Александр Шпунт
О главных уроках, трудностях и достижениях в эпоху пандемии рассказал политолог Александр Шпунт

2020 год для всего мира стал по-настоящему уникальным. Человечеству пришлось столкнуться с, казалось бы, забытой проблемой. Пандемия изменила жизнь буквально каждого, она наложила отпечаток на мировую экономику. Россия при всех потерях достойно проходит этот период: невиданная до сих пор поддержка населения и бизнеса, развитие волонтерского движения, разработка первой в мире вакцины от коронавируса. О главных уроках, трудностях и достижениях в эпоху пандемии «ФедералПресс» рассказал директор Института инструментов политического анализа, политолог Александр Шпунт.

Александр Владимирович, мы живем в период изменившейся реальности. Экономика стала ее главной жертвой, причем это касается не только России, но и всего мира. Удалось ли за прошедший неполный год акклиматизироваться и приспособить экономику к новым условиям?

– И в России, и во всем мире все более или менее спокойно. Главное, чего удалось добиться, – не допустить товарного коллапса, то есть не произошла ситуация, когда с полок магазинов исчезли определенные группы товаров. Да, какие-то локальные проблемы были, причем в очень даже развитых странах. Например, в той же Японии в какой-то период начали активно скупать туалетную бумагу, из-за чего появился ее дефицит. А дефицита там не было со времен Второй мировой.

Не произошел и транспортный коллапс, если не брать проблемы в авиасообщении, что вполне понятно. Люди не потеряли возможность свободно перемещаться между городами. Опять же, были и исключения, в виде Италии и, частично, Франции, но большинство стран обошлись без подобных ограничений. Ничего страшного не произошло с сырьевыми производствами и рынками, не рухнула металлургия, пищевая промышленность, не пострадало строительство.

Но важно понимать, что это только начало. Через 2-3 года после завершения этой пандемии, нам стоит ждать следующую, и они будут повторяться. Коронавирус – лишь одно из звеньев общей цепочки, которая берет начало от птичьего гриппа, атипичной пневмонии и так далее. Вирус не так сильно меняется, как меняется мир. Глобализация становится причиной появления пандемий, поэтому нам придется с этим жить. И стоит признать, что эту пандемию мы проходим достаточно успешно. Конечно, больше 1,5 миллиона жертв коронавируса – трагедия, но ситуация действительно могла быть намного хуже.

С точки зрения простого человека, ситуация в экономике оказалась далеко не критичной. Да, схлопнулись различные инвестиционные программы, произошла турбулентность на фондовых рынках, но ставки по ипотеке не изменились, ставки по потребительским кредитам – не изменились.

В этом году как раз была введена льготная ипотека. Но не взорвется ли ипотечный «мыльный пузырь» из-за высокого уровня безработицы, чего опасаются многие эксперты?

– Чтобы ипотечный пузырь лопнул, как это было, например, в США, нужна практика кредитования, как в США. Тогда ипотеку выдавали всем, кто мог позволить себе купить банку арахисового масла. В России, даже несмотря на льготную ставку, получить ипотечное кредитование не так уж и просто. К заемщикам предъявляются требования гораздо более жесткие, чем даже сейчас на Западе. И это на фоне того, что один такой пузырь у них лопнул совсем недавно. Конечно, гарантировать это сейчас не может никто, но предпосылок к критической ситуации – нет. Больше разговоров о пузыре в потребительском кредитовании, но тут я соглашусь с [главой Центробанка] госпожой Набиуллиной, которая предлагает не истерить, а заниматься подсчетами. И картина здесь также не выглядит критичной. В целом, в последнее время люди стали осторожнее. Если с ипотекой ждать порой невозможно, так как подрастают дети, то с потребительскими кредитами люди уже не так торопятся. Новую стиральную машинку или телевизор можно купить и в период, когда есть уверенность в работе.

Серьезной проверке подверглась медицинская сфера. И здесь все не так просто: с одной стороны, была создана достаточно успешная вакцина, но с другой – пандемия показала, что медицинская структура оказалась не готова к возросшему на нее давлению. И все же, может ли медицина занести этот год себе в актив?

– Во-первых, похвалить ее необходимо за сотни тысяч спасенных жизней. Для этого достаточно сравнить количество людей, живущих в стране, с числом умерших и сопоставить эти параметры с показателями в других странах. Во-вторых, я бы не интерпретировал создание вакцины как достижение медицины. Это достижение двух институтов, оставшихся с советского периода. А вот работу системной медицины, которую часто и заслуженно критиковали, отметить стоит. Да, она отстает от мировых аналогов, но в условиях карантинных мероприятий ей удалось сделать почти невозможное – уровень выздоровевших в России выше, чем в других странах.

Сейчас мы все забываем о первом этапе. Тогда на несколько месяцев удалось запереть пандемию в одном городе – Москве. Этого не удалось сделать ни в одной стране мира. Москва – наиболее приспособленный для борьбы с пандемией город, так как уровень медицинского сопровождения там выше, чем где-либо. Несомненно, это был серьезный удар по москвичам, но то, что эпидемию «заперли» в Москве, дало возможность регионам лучше подготовиться к надвигающейся проблеме. Если по Америке и Италии эпидемия шла со скоростью курьерского поезда, то в России, к счастью, все было далеко не так. И именно поэтому сейчас у нас достаточно низкая смертность.

Но сейчас забывают не только о первом этапе пандемии. В начале 2020 года в России стартовал трансфер власти, но из-за пандемии многое пришлось корректировать буквально на ходу. Как думаете, насколько удалось сохранить идеи, которые должны были быть реализованы? Как трансфер власти был скорректирован?

– Очевидно, что правительство Мишустина – правительство пандемии и карантинных мероприятий. Конечно, его формировали не под эти задачи, но несмотря на это, ему удалось справиться со всеми трудностями. Важно понимать, что это не моя оценка, а реакция несистемной оппозиции, которой просто не было. Мы понимаем, что если бы к правительству были хоть малейшие претензии, этим бы воспользовались. Удалось избежать серьезных ошибок и просчетов. Да, были обвинения в недостаточности мер, отсутствии помощи конкретному человеку, но никаких масштабных обвинений не звучало. Это и есть лучшая оценка.

Конечно, пришлось многим пожертвовать. Почти сразу после смены правительства Мишустин планировал проводить реформу госуправления, но вынужденно отложил ее, так как нужно было решать появившиеся проблемы. Реформу отложили почти на год, а ее параметры озвучили лишь сейчас. Прогнозировать что-то на данный момент крайне трудно, поэтому ждем официальных заявлений.

Давайте вернемся в день сегодняшний. Практика показала, что дистанционное обучение, вероятно, станет новым ориентиром для всеобщего образования. С какими трудностями столкнулась и еще столкнется система среднего и высшего образования в России?

– Я бы не стал говорить, что дистанционное обучение будет ориентиром. Никто всерьез не говорит, что дистанционка вытеснит классическую форму образования. Понятно, что применять данную форму обучения станут чаще, так как она показала ряд конкурентных преимуществ. Особенно это касается вузовской подготовки. Но это не значит, что лекции и семинары в привычном понимании исчезнут. Тем более, дистанционка серьезно не затронет среднее образование. Именно здесь сейчас самая сложная ситуация. В отличие от университетов, школы имеют воспитательную функцию, а также функцию социализации. В первую очередь это касается младшеклассников. Как дети, которые только недавно ходили в детский сад, будут учиться дома за компьютером? За ними еще следить нужно, чтобы вовремя поели. Сейчас остро эта проблема не стоит, так как многие родители находятся на дистанционке со своими детьми, но как только мы вернемся к привычному формату работы, начнутся серьезные трудности. Конечно, развивать это направление все равно нужно, но полностью полагаться на это нельзя. Если старшеклассники еще могут получать образование дома, то маленькие дети без помощи родителей – нет.

Вы упомянули дистанционную работу. Действительно, на расстоянии теперь не только учатся, но и трудятся. Правда, на сегодня лишь небольшой процент компаний демонстрируют полную готовность перейти на безофисный формат работы. Станет ли это новым трендом или же после завершения пандемии все вернутся в свои офисы?

– Конечно, это будет новым трендом. Все поняли, что иметь, например, бухгалтерию в офисе бессмысленно, так как это создает нагрузки на площади. «Водораздел» будет простой: те, кто значительную часть трудового дня проводит в рабочем общении с коллегами, вернутся в офисы, а те, от кого это не требуется, – останутся на дистанционке. Тут все просто. Да, средства цифровой связи очень удобны, но при работе в офисе любое совещание можно организовать и провести за 15-20 минут, а чтобы собрать всех в одном цифровом пространстве требуется намного больше времени.

Кроме того, есть и другие тонкости. Для дистанционной работы у человека должен быть высокий уровень самодисциплины. Очень трудно отказать себе в удовольствии от сидения на мягкой кровати с чашкой горячего чая в рабочее время. Ни один работодатель не хочет видеть снижение КПД сотрудника. Также многие предприятия не могут просто отказаться от офисных помещений, так как они либо находятся у них в собственности, либо арендованы на длительный срок. Поэтому у них нет мотивации отправлять работников на дистанционку.

Ну и, конечно же, далеко не все виды деятельности можно осуществлять дистанционно. Это касается не только производства, но и многих офисных работников. Те же отделы продаж и кадров. Они должны работать с людьми лицом к лицу. Конечно, можно взять человека на работу без общения, но ни один приличный кадровик на это не пойдет.

Впрочем, под конец я немного сгустил тучи. Действительно, постепенно мы будем переходить на новый формат работы, но массово произойдет это не скоро.

Пандемия стала серьезным испытанием для сферы развлечений. Кинотеатры, развлекательные центры, фитнес-центры, музеи серьезно пострадали. Как ограничения повлияли на отрасль?

– Конечно, крайне негативно. Но важно сразу отметить, что люди не перестанут посещать подобные места. Будет спрос, будут и предложения. Будут ли это предложения именно от тех игроков, которые сейчас находятся на этом рынке – серьезный вопрос, ответ на который я не знаю. Даже люди, которые имеют непосредственное отношение к этому бизнесу, разделились во мнениях. В одном можно быть уверенным – индустрии как виду деятельности ничего не угрожает.

В этом году россияне вынужденно снизили свои расходы на путешествия и отдых. Сейчас доступны лишь российские и небольшая часть иностранных направления. Как закрытие границ повлияло на турбизнес в России?

– Это колоссально помогло. Например, такого количества туристов зимой, пожалуй, ни Крым, ни Кавказ не принимали никогда. Для российской индустрии отдыха в целом пандемийные ограничения сделали то же самое, что контрсанцкии для сельского хозяйства. Было создано окно возможностей, которыми удалось успешно воспользоваться. В России появились хорошие сыры, которых не было раньше, мясные изделия мирового ровня, расцвела кулинария. Туристический бизнес в России пока также успешно получает все плюсы от нынешних ограничений.

Поможет ли это в будущем развитию внутреннего туризма?

– Думаю, что после карантина тенденция в полной мере не сохранится, но и тотального отката также не произойдет. Я бы сказал, что в первый год после отмены ограничений туристический бизнес ждет серьезный удар. Это понятно, когда люди будут выбирать между Крымом и Турцией, они выберут последнюю, но не потому, что там лучше, а потому, что там давно не были. А вот еще через год, туристы уже могут выбрать Крым, так как уже там были и видели, что там не так страшно, как было в 90-х. Поэтому откат ждать стоит, но не критический.

Россияне теперь намного чаще совершают онлайн-покупки. Может ли это в будущем серьезно изменить офлайн рынок торговли?

– Не просто может, а уже изменило. Уже нельзя себе представить магазин, где нет доставки. Еще год назад это было далеко не так. Да и отношение к ней среди ритейлеров было нейтральным. Многие занимались этим постольку поскольку. Более того, уже сейчас пропорции между онлайн и офлайн торговлей пошатнулись.

Этому способствовало изменение тактики доставки. Если раньше речь шла о доставке в конкретный день, без указания точного времени, отчего пользоваться этой услугой могли либо пенсионеры, либо безработные, то сейчас сети готовы подстраиваться под требования клиентов. Для других доставка стала возможностью сохранить рабочие места. Не буду называть конкретную сеть, но я знаю, что одна из них сохранила часть рабочих мест, так как перераспределила работников на доставку продуктов. В целом, доставка имеет огромное преимущество. Теперь покупателю не нужно мириться с ценами в конкретном магазине, так как он может заказать нужный ему товар в самом дешевом месте.

Но если говорить в целом, как бы вы оценили 2020 год?

– Этот год показал нам, что нельзя жить прошлым. В любой момент может произойти событие, которое изменит всю нашу жизнь. В будущем, а об этом можно говорить с изрядной долей уверенности, пандемии нас не оставят, а значит, придется адаптироваться к постоянно меняющимся событиям. В целом, человечество, пусть и с большим трудом, но справилось с новыми вызовами. В следующем году не станет проще, но я уверен, что мы справимся.

Фото: ФедералПресс / Виктор Вытольский

Сюжет по этой теме
4 февраля 2020, 17:59

Пандемия коронавируса

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва Россия
Версия для печати
Комментарии читателей
1
comments powered by HyperComments
Twitter 1