Top.Mail.Ru
Политика
  1. Политика
Политика
Ямало-Ненецкий автономный округ
0

Защита Цыбко: впервые в истории России прокуратура лишает сенатора иммунитета

Коллеги будут биться за него до конца, показало заседание

Урал – снова законодатель политических мод. Сегодня впервые за 20 лет Совет Федерации рассматривал вопрос о лишении неприкосновенности сенатора от Челябинской области Константина Цыбко, которого Генпрокуратура и Следственный комитет РФ заподозрили в получении 28 млн рублей взятки. В речах коллег сенатора красной линией проходила мысль: «Не отдадим».

Урал – снова законодатель политических мод. Сегодня впервые за 20 лет Совет Федерации рассматривал вопрос о лишении неприкосновенности сенатора от Челябинской области Константина Цыбко, которого Генпрокуратура и Следственный комитет РФ заподозрили в получении 28 млн рублей взятки. В речах коллег сенатора красной линией проходила мысль: «Не отдадим». Спикер Валентина Матвиенко настаивала: подозреваемый не вечно будет под защитой мандата, лучше начать сотрудничество с органами сейчас. У этой истории нет развязки: представители регионов решили вернуться к вопросу позже. Но первый акт – «защита Цыбко» – уже готов. Подробности – в материале «УралПолит.Ru».

Правоохранители просили добро на возбуждение дела в отношении чиновника. Важно понимать: речь идет именно о процессуальном решении, за которым не последует ни арест, ни обыски у сенатора – пока он заседает в Палате, для этого нужно отдельное согласие депутатов. Но сам факт, что сенатор не столько потеряет ценный мандат, сколько станет фигурантом дела, вызвал небывалый резонанс. Вместо выделенных регламентом 10–15 минут его обсуждали на заседании без малого полтора часа.

Напомним, Следственный комитет по УрФО и Генпрокуратура РФ заподозрили Константина Цыбко в получении 18 млн рублей от сити-менеджера Озерска Евгения Тарасова за назначение на должность главы администрации и 10 млн рублей от магнитогорского предпринимателя Олега Лакницкого за общее покровительство его бизнесу в «запретке». Выступая перед членами Совфеда, Виктор Гринь рассказал, что дело Цыбко было выделено в отдельное производство при расследовании истории озерских казнокрадов. Правоохранители нашли в действиях Цыбко признаки совершения преступления по части 6 статьи 290 УК РФ (взятка) и в рамках дозволенных полномочий провели в отношении чиновника проверку. Однако дальнейшее расследование требует уголовного дела, чего не дает особый статус сенатора. В связи с этим Генпрокуратура РФ обратилась в Совфед с просьбой дать добро на возбуждение дела в отношении Константина Цыбко.

Председатель верхней палаты Валентина Матвиенко отметила, что такой вопрос Совет Федерации РФ рассматривает впервые за 20 лет, и призвала коллег предоставить Константину Цыбко шанс защитить свое имя в рамках следствия. «Естественно, случай необычный. У нас есть два решения – согласиться с представлением прокуратуры и дать возможность расследовать это дело или же отклонить его. Цыбко остается членом Совета Федерации. Его не могут взять под стражу, не могут проводить у него обыски – не могут ничего делать без разрешения Совфеда, кроме следствия в рамках уголовного дела», – подчеркнула она.

Просьбу Генпрокуратуры подержали два комитета Совета Федерации – по регламенту и организации парламентской деятельности и по конституционному законодательству и госстроительству. Вопрос обсуждали на совместном заседании более двух часов. К слову, большинство участников сегодняшнего заседания принять сторону Генпрокуратуры отказались и всячески отговаривали своего коллегу идти на сотрудничество со следствием, а параллельно засыпали представителя надзорного ведомства вопросами. Сенатора от ХМАО-Югры Виктора Пичугова интересовало, кто будет отвечать, если приведенные Генпрокуратурой факты не найдут подтверждения и уголовное дело прекратят.

– На Костю уже смотреть страшно. Взгляните – парню 35 лет! Он полтора года уже все это терпит. А если потом суд вынесет вердикт «невиновен»? – спросил он.

– А почему вы считаете, что должны нести ответственность? – ответил вопросом на вопрос Гринь, и сенаторы в зале возмущенно загудели.

– Процессуальная проверка длилась давно, все наши возможности уже исчерпаны, у нас есть документальные свидетельства и объяснения, а также судебное решение по Тарасову. Будет ли кто-то отвечать или нет – покажет расследование. Мы либо установим виновность Цыбко, либо реабилитируем его. Если будет нарушен закон со стороны органов следствия, то у потерпевшего возникнет право на реабилитацию, – парировал Гринь.

В зале вновь послышались негодующие возгласы. Сенатор от Томской области Игорь Чернышев вспомнил историю с громким разоблачением и отставкой губернатора Новосибирской области. «Насколько я знаю, к нему претензий сейчас уже нет. Но его нет и как политической личности», – отметил он.

Слово перехватил липецкий сенатор Максим Кавджарадзе. Он подчеркнул, что ни на один из заданных Гриню вопросов не услышал прямого ответа. Требование о снятии с Цыбко неприкосновенности без веских оснований политик считает недопустимым. «Своими действиями сейчас уничтожают личность, а потом ему руку никто не протянет, боясь испачкаться в той грязи, что льется. В Совфеде нет преступников! Мы избраны на законных основаниях. Здесь нет бандитов и воров! Здесь сидят уважаемые люди и работают над законодательством РФ!» – повышая голос, начал Кавджарадзе, однако Матвиенко прервала его эмоциональную речь.

Вадим Тюльпанов, который взял слово следом, перешел к фактам: силовики не тронут сенатора, пока он работает в Совете Федерации, но срок его полномочий истекает. «Тогда уже без нашего ведома – учитывая, что у него статья тяжкая, – суды могут выбрать арест. Сегодня у него есть шанс бороться за свое честное имя на свободе, и это очень важно». Сенатор Евгений Тарло уточнил, «не является ли заявление, на основании которого возникло представление прокурора, попыткой сведения счета из-за его [Цыбко] политической позиции или борьбой за влияние в регионе».

Наконец, слово дали самому Константину Цыбко, который призвал коллег принять взвешенное и справедливое решение. Инициированное в отношении него дело он считает фальсификацией. В своем выступлении он пытался устно ознакомить сенаторов с деталями дела, на слух это воспринималось сумбурно. «Я раздам вам все документы, есть все документы, подтверждающие, что меня оговорили, суд уже вынес неправосудное решение в отношении меня, так что будет дальше? Я готов к любому вашему решению, мне остается бороться. Я буду благодарен, если вы поверите в то, что ситуация, которая сложилась со мной, незаконна. Я невиновен, я не совершал преступлений, все что здесь перечислено – ложь», – время закончилось, Валентина Матвиенко вновь включила микрофон, и сенатор Цыбко резко изменил ход мысли: «Пострадает, в том числе, Лакницкий. Человек очень богатый, человек, у которого я занял деньги и сразу приобрел квартиру. Никаких взяток он не давал, помощи не оказывал, в результате аукциона при цене в 30 миллионов приобрел участок под строительство за 120  миллионов…», – звук вновь пропал, сенатору опять добавили время для выступления, и он коротко поблагодарил депутатов за поддержку.

Заметно затянувшееся обсуждение шло к голосованию, когда сенатор Антон Беляков предложил перенести обсуждение на другой день – чтобы все участники смогли еще лучше ознакомиться с материалами дела. «Ни о решении об обыске, ни об аресте речи не идет. О физической неприкосновенности Цыбко речи сегодня тоже не идет. Если мы сегодня не примем решение об объективном расследовании дела, то Цыбко останется под подозрением. Поэтому, с точки зрения нашего комитета, нам правильно дать согласие на удовлетворение ходатайства Генпрокурора», – попытался вернуться к голосованию его коллега Алексей Александров, но было уже поздно. Разговоры опять пошли о невиновности Цыбко и нарушениях силовиков.

– Я был поражен тем, как замгенпрокурора заявил, что телефон члена Совета Федерации Цыбко прослушивался – там узнали важную информацию, которую нам не сообщили. А на комитетах обсуждали, на каком основании прослушивали? – перешел на фальцет Евгений Тарло.

– Насколько я понимаю, слушались подозреваемые, которые разговаривали с Константином Валерьевичем. Прослушивался ли телефон члена Совета Федерации? – уточнила Валентина Матвиенко у представителя прокуратуры.

– По судебному решению было получено согласие на прослушивание телефонных разговоров сначала участников процесса, а когда установлено, что есть переговоры с членом Совета Федерации, обратились в суд и получили разрешение на прослушивание Цыбко, – вступил Гринь. В зале раздался гул недовольства.

– Это решение является законным? – негромко уточнила Валентина Матвиенко.

– Проведение оперативно-разыскных мероприятий это разрешает, – Гринь на фоне парламентариев держался холодно и спокойно.

– Если бы не было неприкосновенности, мы провели бы расследование и поставили точку. В данном случае пусть бы Константин Валерьевич пришел к вам, предъявил доказательства, заявил ходатайства. Мы примем решение о виновности или невиновности. Что тут нецивилизованного? – поддержал его первый зампред Следственного комитета Российской Федерации Пескарев.

В образовавшейся тишине слово взяла Валентина Матвиенко. Она взвесила оба варианта – лишать или не лишать неприкосновенности, – явно обозначив, что поддерживает первый вариант. «Срок сенатора не вечен, дело нужно довести до логического финала. На его месте любой сказал бы: «Я пойду сотрудничать со следствием, доказывать свою невиновность». Если не дадим согласия – окажем ему медвежью услугу. И человек будет морально раздавлен. Дав ему возможность доказать, мы снимем с него этот тяжелый груз. Если не дадим, мы покажем, что у нас есть граждане, которые должны закону подчиняться, а есть те, кто не должен закону подчиняться. Для законодателей это плохо», – резюмировала она.

Цыбко еще раз прямо спросили, почему он против тесной работы со следователями. «Если бы следствие было объективным и непредвзятым, не сомневаюсь, что оно доказало бы мою невиновность. Следствие будет идти дольше, чем мои полномочия, и я боюсь…», – начал Цыбко. 

«Если мы дадим согласие, следствие начнется незамедлительно. Чем быстрее начнем, тем быстрее закончим. Я не вижу причин, почему нельзя это сделать. Вас никто не собирается сажать, незаконные действия совершать. Мне вас жалко, тяжело жить с этим», – резко ответила Матвиенко. Цыбко попытался вновь доказывать свою невиновность и сыпать фактами, но его остановили.

Перешли к голосованию. Сначала обсуждали предложение одного из сенаторов голосовать тайно (Валентину Матвиенко оно изрядно удивило). Инициативе не хватило 24 голосов. Затем Евгений Тарло напомнил о предложении перенести вопрос на следующее заседание. По итогам первого голосования решение не было принято, так как за него проголосовали менее 50 % всех членов сената. В процедуре приняли участие 124 сенатора и 80 из них проголосовали за.

После непродолжительных споров сенатор Вадим Тюльпанов уточнил: «Это вопрос процедурный, он требует большинства голосов от принявших участие в голосовании». «Это правильно», – согласилась Валентина Матвиенко. Спустя три минуты сенаторы повторили голосование. В итоге число его участников увеличилось уже на девять человек – до 133 сенаторов, 89 из которых голосовали за.

Вопрос закрыли. Спикер Совета Федерации попросила сенаторов подготовиться к следующему заседанию и рассматривать вопрос в следующий раз в укороченном режиме. Заседание состоится ровно через неделю – 25 июня.

Подписывайтесь на ФедералПресс в Дзен.Новости, а также следите за самыми интересными новостями УрФО в канале Дзен. Все самое важное и оперативное — в telegram-канале «ФедералПресс».

Подписывайтесь на наш канал в Дзене, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати