Общество
  1. Общество
Общество
Ставропольский край
0

«Без знания прошлого у народа нет будущего». Балкарские общественники взяли на себя функции минкульта

В республике впервые собрали жертв депортации в их родном селении

В селении Верхняя Балкария Черекского района Кабардино-Балкарии, в древнем ауле Кюнлюм, впервые состоялся сбор родов – выходцев из села. Как передает корреспондент «ФедералПресс.Кавказ», многие приехали на родную землю впервые после депортации в 1944 году в Среднюю Азию, и их потомки, проживающие ныне в различных населенных пунктах республики. Это представители 33 фамилий. Подробности – в материале экспертного канала.

В селении Верхняя Балкария Черекского района Кабардино-Балкарии, в древнем ауле Кюнлюм, впервые состоялся сбор родов – выходцев из села. Как передает корреспондент «ФедералПресс.Кавказ», многие приехали на родную землю впервые после депортации в 1944 году в Среднюю Азию и их потомки, проживающие ныне в различных населенных пунктах республики. Это представители 33 фамилий. Подробности – в материале экспертного канала.

Убирали и расчищали

В рамках мероприятия состоялось знакомство представителей родов. В числе почетных гостей были представители органов власти, общественности и интеллигенции. После торжественного открытия был обсужден проект по восстановлению Кюнлюма в первозданном виде (на 1944 год).

В течение дня проводились работы по благоустройству селения: расчищали тропу, убирали камни. Для женщин и детей была организована экскурсия по близлежащей территории к соседним покинутым поселениям. В концертной программе приняли участие активисты фонда «Эльбрусоид», солисты ансамбля «Балкария» Рамазан Аскеров и Элла Темукуева.

Как рассказал экспертному каналу директор фонда ASSIA, кандидат философских наук Мухаммат Жангуразов, целью мероприятия было привлечение внимания органов власти и общественности к проблемам сохранения исторического наследия. «Покинутое селение Кюнлюм – это уникальный памятник истории Балкарии, сохранившийся до наших дней в удовлетворительном состоянии. На территории Кюнлюма имеется несколько архитектурных памятников, к сожалению, в плачевном состоянии. Это крепость «Болат-Кала» – по сведениям историков, именно ее осаждал Тамерлан, крепость «Кюнлюм-Кала», крепость «Малкар-Кала», башня «Абай-Кала-1», башня «Абай-Кала-2», башня «Боташ-Кала», – перечисляет уникальные памятники Жангуразов.

Тундры и альпийские поля

Кюнлюм – это уникальные жилые и оборонительные комплексы, построенные с учетом сейсмических воздействий, с толщиной стен до 3,5 метра и впервые в мировой практике примененными ферменными перекрытиями, не опирающимися на несущие стены. Сегодня вопрос сохранности этих уникальных памятников народного зодчества встает особенно остро.

Кабардино-Балкария прекрасна в любое время года. Впрочем, это можно сказать обо всех субъектах Северо-Кавказского федерального округа. Нальчик в переводе с тюркского языка – маленькая подкова. Изюминкой республики является ее географическое расположение: за один день можно увидеть пейзажи северные, южные, уральские и азиатские, карельские, тундры, и, конечно, альпийские высокогорья, которые венчает высочайшая вершина России и Европы Эльбрус. И это не считая уникальной базы водных ресурсов. В столице Кабардино-Балкарии сохранилась и действует знаменитая первая в Советском Союзе городская канатная дорога. Нальчикский парк размером больше 500 га с несколькими озерами, и гулять по нему можно бесконечно. Только, к сожалению, памятники деревянного зодчества не сохранились из-за того, что во время Великой Отечественной город был разрушен. Вместо фастфуда – вкусные шашлыки, хычины и чебуреки. В Черекском ущелье, говорят, живут веселые люди, которые дважды попали в книгу рекордов Гиннеса по гастрономическим поводам. Вообще, иметь самое-самое – это, наверное, одна из ярчайших черт всех народов Кавказа. Так, в каждой из республик СКФО обязательно есть самое-самое: самая высокая гора, самое глубокое озеро, самое широкое озеро, самое узкое ущелье, самый высокий водопад.

В КБР есть сразу несколько мест для экстремального туризма. Помимо Эльбруса это знаменитая среди альпинистов Безенгийская стена. Безенги в переводе с балкарского языка означает место, откуда сошел ледник. В районе Безенги находятся шесть из восьми российских вершин, кроме Эльбруса и Казбека, с отметкой выше пяти тысяч метров. Российские альпинисты называют этот регион малыми Гималаями за суровость его вершин и вечных ледников, протянувшихся среди больших горных долин. Здесь до сих пор есть пики, на которые не ступала нога человека. Сложные восхождения на  эти горы являются лучшей подготовкой к Гималаям. А бездонные голубые озера ждут любителей дайвинга. Голубая вода смотрится космически, словно картина импрессионистов. Хоть озера так и называются, голубой цвет имеет только одно, нижнее, а есть еще несколько, и даже сухое озеро. Вода здесь круглый год одной температуры – 9 градусов.

Право на культуру

Но и природу, и памятники истории надо как минимум беречь, ведь без ухода засыхает любой сад. Поэтому Мухаммат Жангуразов и говорит о целях, которые ставит перед собой фонд. «Это и содействие охране памятников архитектуры и культуры; популяризация истории и культуры родного края; поддержка научных исследований по истории и культуре. В области культуры – сохранение, восстановление и надлежащее содержание, использование, популяризация и охрана объектов, обладающих культурной и исторической ценностью, включая исследование памятников истории и культуры, оценку их ценности, реставрацию. Очень важно содействие в реализации права каждого на участие в культурной жизни, на доступ к культурным ценностям и конституционной обязанности каждого заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры, объекты и территории, имеющие историческое, культовое или природоохранное значение. Ну и, конечно, это содействие в реализации прав народов и иных этнических общностей в Российской Федерации на сохранение и развитие своей культурно-национальной самобытности, защита, восстановление и сохранение их историко-культурной среды. А ведь без знания прошлого у народа нет будущего», – перечисляет ученый колоссальный спектр направлений деятельности фонда ASSIA.

Кроме этого организация занимается защитой и сохранением источников информации о зарождении и развитии культуры; содействием в разработке и реализации программ поисковых и исследовательских работ по изучению истории родного города, края, республики; организацией и поддержкой деятельности по выявлению, осмыслению и широкой презентации историко-культурного наследия российских регионов. Цели и задачи можно перечислять, наверное, бесконечно. Создается ощущение, что фонд взял на себя работу правительственного аппарата республики, и почти что в одиночку пытается сохранить не только самоидентичность балкарского народа, но и его исчезающие памятники.

Все туристы в гости к нам

Есть у ASSIA и ряд проектов, в том числе «Поселения». «Он представляет собой экскурс в историю балкарских населенных пунктов, существовавших на территории КБР начиная с эпохи средневековья и до наших дней. При этом приводятся данные археологии, архивов, фольклора. Активно  использован полевой материал, собранный на протяжении пятнадцати лет, – объясняет Жангуразов. – Балкарцы и карачаевцы представляют собой древнейший народ Кавказа. Уже до монголо-татарских и тимуровских погромов они составляли единый этнос с одним языком и одной территорией. В XIV–XV веках начинается их территориальное обособление при сохранении единого языка, общей культуры, психологии и традиций. Древнейшими пратюркскими предками их были представители так называемой курганной археологической культуры древнейших кочевых племен – овцеводов. Материальными памятниками этих предков были курганы и могильники в Нальчике, у селений Ак-баш, Кишпек, Шалушка, Быллым; у станиц Мекенской в Чечен-Ингушетии, Тифлисской, Казанской, Ново-Титаровской в Краснодарском крае, у селения Усть-Джегута в Карачае. Кавказско-кочевнический симбиоз предков балкаро-карачаевцев особенно наглядно проявился в сложении знаменитой Майкопской культуры, получившей свое название от кургана в Майкопе. Тогда предки карачаево-балкарцев имели тесные этнокультурные и языковые контакты со всемирно известной цивилизацией шумеров Двуречья».

Жангуразов может говорить об истории народа, о поселениях и памятниках часами, рассказывая о своих экспедициях, находках. «Судя по фольклорным и археологическим данным, Кюнлюм был заселен давно. Исторически поселение относилось к Балкарскому Горскому обществу, после разделения которого вошло в Верхне-Балкарское общество, а затем – в Верхне-Балкарский сельсовет. Кюнлюм находился по соседству с Чегет-Эль, где находился центр Балкарской сельской общины. В середине и конце XIX века десятки семей, представители большинства фамилий Кюнлюма, из-за нехватки земли переселились в кабардинские селения, и со временем ассимилировались. В самом Кюнлюме кладбища не было, умерших хоронили на правовобережье Черека, здесь находилось общественное кладбище. Нынешнее состояние уникального по массе пунктов селения плачевно. Это развалины. Сохранилась одна целая башня Абаевых и несколько разрушенных. Вообще, Кюнлюм – это наиболее сохранившееся старинное селение на всей территории КЧР и КБР, посмотреть на него приезжает большое количество как туристов, так и жителей республики».

Никакого участия в вопросе

Хотя в последние годы в КБР действовала программа по сохранению культурного наследия, по ней из республиканского бюджета не было выделено ни одного рубля. Финансирование же охраны памятников культуры, наиболее подверженных антропогенному воздействию и, следовательно, рискующих быть безвозвратно утраченными, по государственной программе, принятой на 2013–2017 годы, составляет всего 0,2 %. Более того, даже те мизерные деньги, которые закладываются в рамках государственной программы в размере 16,5 миллиона рублей, – это всего-навсего субвенции из федерального бюджета, и никакого отношения к местному бюджету они не имеют. Руководство КБР публично заявило, что впервые выделены такие большие средства на сохранение культуры республики, но при этом умалчивается то обстоятельство, что финансово республика не принимает никакого участия в этом вопросе.

При этом разработчики указанной программы отмечают, что объекты культурного наследия по большей части находятся в неудовлетворительном состоянии, их физическая сохранность вызывает огромные опасения. Мониторинг их состояния, проводимый нами постоянно, свидетельствует о том, что процессы разрушения исторических памятников принимают катастрофический характер. В первую очередь это касается объектов архитектурного наследия: боевые башни, замки, феодальные резиденции, сосредоточенные в верховьях рек Черек, Чегем, Баксан.

Здесь наибольший вред наносит антропогенное воздействие – преднамеренное и целенаправленное разрушение отдельными лицами памятников истории и культуры. Физическую их охрану обеспечить невозможно в силу большой удаленности от населенных пунктов. К этому добавляется еще и фактор природных воздействий. Трещины, образующиеся в стенах этих архитектурных сооружений в зимний период, заполняются льдом, имеющим свойство расширяться и тем самым разрушать каменную кладку.

Те меры, которые применяются органами исполнительной власти по их сохранению, практически сведены к нулю, поскольку заявки, которые подавало Министерство культуры КБР для участия в федеральной целевой программе «Культура России», не удовлетворены на 99 %. Лишь в конце 2012 года было выделено около 700 тысяч рублей для проведения охранных мероприятий на Заюковском некрополе. Все остальные объекты, сохранение которых имеет первостепенное значение, находятся в ужасающем состоянии.

Самоидентифицироваться самостоятельно

Сегодня на территории КБР нет архитектурных объектов, которые имели бы статус памятников международного значения или хотя бы особо ценных памятников культурного наследия Российской Федерации, хотя ряд объектов заслуживает этого. Такие международные организации, как ЮНЕСКО, вправе вмешиваться в вопросы сохранения памятников, только если они включены в категорию объектов мирового культурного наследия. В данном случае все упирается в вопрос совместного финансирования охранных мероприятий – как международной организацией, так и государством.

Говоря о состоянии объектов археологического наследия в КБР, следует отметить, что закон охраняет их, независимо от того, поставлены они или нет на государственный учет. В 73-м Федеральном законе «Об объектах культурного наследия, памятниках истории и культуры РФ» черным по белому записано, что «выявленные объекты археологического наследия находятся под охраной государства с момента их обнаружения». На практике сохранением памятников, истории культуры и самоидентификации народа занимаются такие общественники, как фонд ASSIA.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Версия для печати