Бизнес

Эксперты

Приложения

Центр

Юг

Северо-Запад

Приволжье

Урал

Сибирь

Кавказ

Дальний Восток

Крым

Филолог о скандалах с запретом книг: «Цензура не обретет советских масштабов»

Редакция «ФедералПресс» / Александр Калинин
Свердловская область
22 ФЕВРАЛЯ, 2024

Хоруженко Татьяна Игоревна

СМИ и медиа, Наука и образование
Свердловская область

Зима ознаменовалась сразу несколькими скандалами, связанными с литературой: из магазинов пропали романы писателей, поддержавших украинскую армию, некоторые библиотеки исключили авторов-иноагентов из каталогов, а на днях в Сеть слили список книг, якобы запрещенных за пропаганду ЛГБТ*-идеологии. Хотя его уже назвали фейковым, перечень вызвал большой резонанс. О том, как власть и общество заинтересовались литературой и почему советская цензура все же не вернется, рассуждает кандидат филологических наук Татьяна Хоруженко:

«Мне кажется, что резонанс вокруг художественной литературы связан как раз с тем, что общество не привыкло к шумихе вокруг именно этой сферы. Если к гонениям на СМИ или на публичных личностей, будь то хоть политики, хоть звезды, общество более-менее привыкло, то борьба с книгами – довольно свежий феномен (хотя в исторической перспективе это более чем почтенная традиция). Кроме того, нужно учитывать, что под раздачу попадают не какие-то малоизвестные писатели, а лица первой величины: авторы популярных детективов, фантасты, романисты. Их имена хотя бы на слух знают многие. А новый список запрещенных книг касается уже не только современных авторов, но и вполне почтенной классики. Довольно странно и хайпово звучит идея запретить Достоевского. Даже если мы допустим, что «Неточку Незванову» читали в масштабах страны довольно редко.

Отчасти посягательство на художественную литературу частью общества может восприниматься и как вторжение в личное пространство. За более чем тридцать лет свободного книжного рынка люди привыкли, что это их частная сфера, в которую государству хода нет. А теперь оно приходит и ведет себя как слон в посудной лавке. В то же время со стороны государства это явно продолжение борьбы за моральный облик человека в том виде, как его понимают в верхах.

Я думаю, что если государство продолжит свое наступление на художественную литературу, то ее ценность, безусловно, возрастет – как у всего гонимого и запретного. Пока прогнозы делать рано. Совершенно очевидно, что цензура не обретет тех масштабов, что были в СССР, поскольку сейчас просто нет таких мощностей. Институт цензоров, как все остальное, нужно создавать и выращивать. Это дело на десятилетия. То же самое касается самиздата и тамиздата. Интернет нивелирует эту границу, а те, кто хотят, все равно найдут способ прочитать запрещенные книги. Смогут ли насадить творчество Z-писателей и поэтов в школах – вопрос открытый, но думаю, что на это тоже потребуется достаточно продолжительное время.

Если проводить исторические аналогии, хотя это всегда зло, мне кажется, мы находимся в начале 1930-х годов. Цензура усиливается, но нормы разрешенного и неразрешенного пока не до конца ясны всем участникам процесса. Что будет дальше, покажет время».

Фото: hippopx.com

* Международное движение ЛГБТ признано экстремистским и запрещено в РФ