горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
Свердловская область
1 сентября 2016, 07:00 6
Редакция «ФедералПресс» / Ксения Ситчихина, Елена Старикова

Иллюзия инклюзии. Готовы ли школы принять особенных детей 1 сентября

С 1 сентября 2016 года дети-первоклассники с ограниченными возможностями здоровья могут получить образование по месту жительства

С 1 сентября 2016 года по всей России вводится специальный федеральный стандарт по инклюзивному образованию для начальной школы. Это значит, что с сегодняшнего дня любая начальная школа страны может принять ребят-первоклассников с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Готовы ли сегодня российские школы к такому нововведению и главное, что об этом думают педагоги, психологи и родители, – в материале РИА «ФедералПресс».

Стандарт: все вместе

С 1 сентября 2016 года вступает в силу Федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС) инклюзивного образования. Согласно стандарту, первоклассники с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) смогут получать знания в одном классе с другими детьми.

Напомним, инклюзивное образование – это процесс внедрения детей-инвалидов в систему общего образования. Оно подразумевает под собой оснащение общеобразовательных учреждений спецоборудованием – пандусами, лифтами, спецприспособленими в туалетных комнатах и прочим, а также разработку адаптивно-образовательных программ.

26e1effaef997d058822619d22584fd7.jpg

Истории из жизни

Опрошенные РИА «ФедералПресс» родители отнеслись к стандарту положительно, однако без скепсиса не обошлось. «Дети очень жестоки, а их родители не объясняют им, что есть особенные детки, которым нужна помощь, чтобы в этом мире чего-то добиться. Мой ребенок общается с обычными подростками, но как только им становится выгодно, они начинают его обижать, обзывают инвалидом. Это касается не только детей из неблагополучных семей, но и тех, чьи родители хорошие люди, мы знаем их. Это болезнь нашего общества. Детей с особенностями развития нужно внедрять в классы к здоровым детям. Но первым будет тяжело, ведь за счет них другие будут учиться общаться с такими детьми. Пока у нас общество научится воспринимать таких детей, последние получат горький опыт в жизни, – сказала жительница Екатеринбурга Елена Горбунова. – Моему ребенку 12 лет, в этом году мы идем в шестой класс. У сына детский церебральный паралич, он не ходит, но при этом полностью интеллектуально сохранен. С первого класса учимся в школе № 63. Нам очень повезло с директором, нас без проблем взяли на домашнее обучение, подобрали нам учителей, все они нашли подход к ребенку. Мы обучаемся по общей программе. В других школах сказали: «У нас нет учителей, чтобы к вам ходить на дом». Ну, они не хотят, а заставить мы их не можем. Наши учителя перерабатывают свои часы, так как попросту не успевают пройти весь материал – мало времени дается. Очень обидно, что нам не дают дополнительных предметов. Например, у детей в пятом классе появилась информатика, французский язык, у нас только основные – русский, литература, математика, история, география и биология. Последние два урока вообще идут 20 минут. По плану у нас ставят физкультуру. Не понимаю, чем будет заниматься учитель физкультуры с моим ребенком на уроках».

Жительница Березовского Татьяна Каминская рассказала о своем положительном опыте, который стал таковым в силу ее настойчивости. «Моя дочь Ксения с первого класса учится в обычной школе, в этом году пойдет в 11-й. Когда мы десять лет назад пришли в школу № 2 к учительнице Татьяне Георгиевне – первой учительнице моего старшего сына – педагог откровенно напряглась. Учителя тоже были против. На нашей стороне были психологи школы. Я настояла, и мою дочь приняли, впоследствии отношение к ней поменялось. Ксюша сидела на уроках спокойно, никому не мешала, информацию хорошо воспринимала. Когда встал вопрос о среднем звене, дети должны были ходить по кабинетам на разных этажах школы. Для ребенка-колясочника это было проблематично, ведь в учреждении никаких приспособлений для таких детей не было. За прошедшие 10 лет сделали только пандус. Я тогда писала письма в областную соцзащиту, чтобы выделяли тьютора. Областная соцзащита спустила письмо обратно в Березовский. Директор тогда вышла из ситуации: класс сидит в одном кабинете, а учителя приходят к нам. Мы продолжаем учиться в школе, но ходим не каждый день – только в понедельник, среду и пятницу. В остальные дни учителя приходят на дом», – поделилась свердловчанка.

Эксперты: важна квалификация учителей

Свердловские эксперты разделились на два лагеря: одни считают федеральный стандарт «сомнительной идеей», другие – «хорошим начинанием». «Трудностей немало. Педагогам нужно писать дополнительные программы, тратить время, оказывать особенный подход на уроке. Ребенку ведь нужно будет давать особенный вид задания, оценивать как-то по другому. Для остальных детей тоже минус – к детям с ОВЗ не готовы не то что дети, но и взрослые. Дети-инвалиды же разные бывают, с разными формами, тяжело воспринимать таких детей здоровым ребятам. Нужно как-то перестраивать отношение к этому. Для администрации школы тоже минус – нет финансирования. У нас, например, старая школа, пандусов нет, нет и учебников для слепых и глухих детей. Также нужно будет вводить дополнительные ставки в школах – приглашать на работу тьюторов, ассистентов. С какой стороны ни посмотри, везде есть проблемы для всех. Думаю, что 80 % школ в регионе не готовы к данному нововведению. Это длительный и дорогостоящий процесс», – сказала педагог-психолог из Свердловской области.

Тьюторы, в тесной связи работающие с детьми-инвалидами, категорически не согласились с коллегами. «Два года назад меня как социального педагога-психолога попросили позаниматься с детьми с ограниченными возможностями. Работа тьютора предполагает полный рабочий день и связана с полным сопровождением ребенка в школе. Кроме того есть работа и с его родителями, с классным руководителем, с завучем, с директором школы. Дети мои были с разными диагнозами – синдром Дауна и ДЦП. Я сопровождала детей в течение дня, присутствовала вместе с ними на уроке, помогала, подсказывала, поясняла, помогала с принятием пищи, гигиеной. Регламента работы нет, каждое учреждение устанавливает свой в соответствии со школьным уставом. Столкнулась по долгу службы только с одной проблемой – отсутствием методической базы, приходилось самой нарабатывать ее. Введение нового федерального стандарта – хорошее начинание. Инициатива направлена на социализацию детей с ОВЗ, и я полностью ее поддерживаю. Все новое всегда вызывает страх, но нужно набраться терпения, и все получится», – сказала тьютор, работающая в одной из школ Екатеринбурга.

f88b8356bffc5cb048633d7f317f7fbd.jpg

Эксперты из Москвы считают, что федеральный стандарт не должен стать «инклюзией ради игры в инклюзию». По мнению специалистов, серьезную подготовку в первую очередь должны пройти учителя, которые будут взаимодействовать с детьми-инвалидами. «Очень важно, чтобы была доступная среда. Но почему-то все пишут в основном про пандусы, лифты и удобные туалеты, что само по себе, конечно, важно. Но еще важнее, чтобы учитель, который принимает наших детей, знал, как с ними работать. Если школа разработала адаптивные программы общего начального образования, как того требует закон, если школа оборудована для этих детей, то, разумеется, она имеет полное право принимать этих детей. А вот если лифты есть, но учителя неквалифицированные и нет условий, то, конечно, это инклюзия ради игры в инклюзию. Законодатель не предусматривает, что все школы должны враз перейти на ту или иную форму организации образования. Никто не предполагает из учителя начальной школы или предметника сделать учителя специальной школы, дефектолога – это разные профессии. Но пройти хорошую подготовку нужно. Очень важно, чтобы учитель имел квалификацию и понимал, как дозировать нагрузки, что порекомендовать родителям, к каким специалистам посоветовать обратиться», – сказал вице-президент РАО, директор Института коррекционной педагогики Николай Малофеев.

Директор Института проблем инклюзивного образования Московского государственного психолого-педагогического университета Светлана Алёхина поддержала коллегу и отметила, что у педагогов сегодня есть все необходимое, чтобы заниматься инклюзивным образованием. «С 2011 года у нас в стране работает государственная программа «Доступная среда». На сегодняшний день она пролонгирована до 2020 года. Под эту программу государством выделены серьезные финансовые средства. Одной из ключевых задач программы, которая обеспечивает доступность нашего образования для любого ребенка (заметьте, для любого!), является повышение квалификации учителя, руководителя школы, педагога, который ведет учебную деятельность, и специалистов, которые должны сегодня сопровождать образовательный процесс, – только тогда он сможет быть инклюзивным. И эта линия подготовки обучающих мероприятий, курсов повышения квалификации реализуется уже много лет. Это целая система, которая реализуется на всех уровнях, в том числе на уровне подготовки кадров. Во многих наших вузах уже запущены магистерские программы и программы бакалавриата, которые ориентированы на повышение квалификации, отдельные модули в общих программах подготовки педагогических кадров сделаны для того, чтобы идея инклюзии стала практически реализована в нашем образовании. И уровень дополнительного профессионального образования, то есть программа повышения квалификации, достаточно серьезная, многие другие вузы поддерживают своими конференциями сообщество профессионалов. Поэтому, конечно же, эта задача реализуется уже много лет и на уровне регионов, и на уровне государственной политики в сфере образования», – сказала эксперт.

По данным администрации Екатеринбурга, 1 сентября 2016 года в 162 городские школы пойдут 142 тысячи учащихся, из них 17 тысяч первоклассников. И только восемь из них – дети с ОВЗ. «По статистике, которая у меня сейчас есть, таких детей по Екатеринбургу восемь. Но подводить итоги рано, так как процесс зачисления еще идет, родители могут принять решение до 5 сентября, да и после пятого можно будет, только там будет немного другой регламент. Статистика не означает, что у нас восемь инвалидов, их значительно больше. Школы готовы принять детей, просто не все родители хотят, они принимают решение находиться на домашнем обучении», – сказала в ходе пресс-конференции 31 августа в администрации Екатеринбурга начальник управления образования Екатерина Сибирцева. Чиновница также отметила, что работа в данном направлении «идет планомерно». «Работаем над вопросом планомерно. В каждом районе Екатеринбурга есть школы, которые уже сегодня оснащены всем необходимым для детей с ограниченными возможностями здоровья. В основном это касается новых школ и тех, в которых недавно был проведен капремонт или реконструкция. С детьми с различными расстройствами работают на протяжении нескольких лет городские школы и гимназии – № 47, № 50, № 62, № 66, № 74, № 85. Сеть школ достаточная. Мы стараемся создать все условия чтобы ребенок был интегрирован в массовую школу», – сообщила Екатерина Сибирцева.

На момент публикации материала комментариев от министерства образования Свердловской области получить не удалось.

Фото: faktru1.com, stavtoday.ru, vmestetmb.ru

 

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Loading...
Комментарии читателей
6
comments powered by HyperComments
Google Plus 1