Экономика
Россия
7 февраля 2018, 14:19 0
Редакция «ФедералПресс» / Александр Садовников

Условия для бизнеса в России хуже, чем в Белоруссии и Казахстане

Общероссийская общественная организация «Деловая Россия» провела заседание совета, темой которого стала гуманизация уголовного законодательства применительно к бизнесу. То, что проблема эта крайне острая и серьезная, подтвердил анализ обращений к уполномоченному по делам бизнеса при президенте РФ, данные по судебной практике, данные ФСИН России и предварительные данные ГИАЦ МВД России о числе зарегистрированных преступлений в 2017 году. Корреспондент «ФедералПресс» разбирался в криминальной статистике и ситуации.

Выступившие на совете констатировали, что для добросовестных предпринимателей самыми большими угрозами являются четыре статьи Уголовного кодекса РФ, которые правоохранительные органы активно используют для давления на бизнесменов и улучшения собственной статистики.

Статья «резиновая» − 159 УК РФ

Самая распространенная из них − это так называемая «резиновая» статья 159 УК РФ «Мошенничество», под которую, по словам выступавших адвокатов, при желании можно подогнать почти любую сторону предпринимательской деятельности. По своей формулировке и классифицирующим признакам она охватывает деяния разного уровня общественной опасности. В частности, по ней рассматриваются мошенничества, связанные с ущербом для бюджета, хищениями государственного имущества, мошенничества с недвижимым имуществом, бытовые мошенничества. Для бизнеса оказываются особо опасны нарушения гражданско-правового характера, связанные с неисполнением контрактов и нарушением договорных обязательств. При этом большая часть «предпринимательских» преступлений продолжает регистрироваться по общей 159 статье УК РФ, в частности по составам ч.3, ч.4 (мошенничество в крупном и особо крупном размере), а также по новым частям 5, 6, 7 статьи 159 УК РФ.

Изменения составов преступлений в этой статье привели к росту числа преступлений, которые по ней регистрируются. Если в 2011 году до разделения «мошеннических» статей по единственной тогда статье 159 УК РФ было зарегистрировано 147 тысяч преступлений, то в 2017 году по статьям 159-159.6 УК РФ уже 222 тысячи преступлений, то есть, налицо рост с 6 % до 14 % от общего числа ежегодно выявленных преступлений. Особая опасность для бизнеса заключается именно в «резиновости» этой уголовной нормы.

Что здесь можно сделать для исправления ситуации, прокомментировал бизнес-омбудсмен Борис Титов: «В 2017 году мною подготовлен и направлен президенту РФ проект федерального закона о реформировании «Мошеннических статей» УК РФ. В нем предлагается реализовать принцип «за экономические преступления – экономическая ответственность». То есть, снизить тяжесть наказаний, предусмотренных статьей 159 УК РФ в части максимальных сроков лишения свободы, и увеличить размеры штрафов. Также законопроект предлагает реализовать принцип «за квалифицированное мошенничество» ответственность больше. А за впервые совершенные мошенничества, без отягчающих обстоятельств, не связанные с отъемом недвижимости и т.п., ответственность, наоборот, снизить».

В свою очередь, сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров привел статистику правоохранительных органов, согласно которой в 2017 году зарегистрировано 2 млн преступлений. «Если говорить о популярности статей, то «мошеннические составы» вышли на второе место после хищения, опередив даже сферу незаконного оборота наркотиками. На сегодняшний день мошеннические статьи составляют 10 % от общего числа зарегистрированных преступлений», − подчеркнул он.

 dddffba35bf05f83d3fb79e2a969c9cf.jpg

Рис. 1

Статья «зарплатная» − 145.1 УК РФ

С 2014 года адвокаты и правозащитники фиксируют ухудшение ситуации со статьей 145.1 УК РФ «Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат». Рост «преступлений» по ней связан с ухудшением экономической ситуации и с проблемами задержки заработной платы на предприятиях. При этом вопрос «причин» и мотивации работодателя к задержке зарплаты на момент проведения оперативных розыскных мероприятий и возбуждения уголовного дела не рассматривается. Как правило, решение о задержке зарплаты связано с объективными причинами: это или кризис ликвидности, или срывы оплат по госконтрактам, срывы оплат заказчиками – события весьма распространенные в существующей сложной экономической ситуации.

«Мы эту статью приравниваем к индексу «здоровья» российского экономики. Хотя Минэкономразвития и говорит о переходе к умеренному экономическому росту, уголовные дела продолжают расширяться. С 2013 года число «зарегистрированных преступлений» выросло в 6 раз – с 397 до 2332, и ситуация продолжает ухудшаться», − подчеркнул Борис Титов.

 3cff9644594bff770ff4a1a1a5f8c399.jpg

Рис. 2

Бизнес-омбудсмен пояснил, что эта статья – чистое средство давления на бизнес. Приговором заканчивается порядка 15 % дел, к примеру, в 2016 году осуждены 225 человек, в 2015 – 146. Доказать корыстный умысел или личную заинтересованность практически не удается, почти всегда причины «задержек» объективны: никто больше предпринимателя не заинтересован в работе своей компании, и он делает все ради сохранения бизнеса и рабочих мест.

«Бизнес после возбуждения уголовного дела практически сразу предпринимает все возможные усилия, чтобы погасить задолженность перед сотрудниками, в том числе перекредитовывается под очень большие ставки в банках, прибегает к «грабительским» микрозаймам – в общем, всевозможные меры, чтобы погасить задолженность перед работниками. К сожалению, «экстренные меры» очень часто доводят ситуацию до банкротства и закрытия бизнеса. Вместо защиты интересов работника, предприятие закрывается, работники лишаются рабочих мест», − раскрыл суть проблемы Борис Титов.

Статья «меховая» − 171.1 УК РФ

В борьбе с контрафактом российская экономика понесла потери не от контрафакта, а от новаций Уголовного кодекса. По статье 171.1 УК РФ «Маркировка товаров» возникли так называемые «меховые дела». После эксперимента по маркировке специальными марками изделий из меха были возбуждены несколько уголовных дел за «немаркированные шубы» в Ставропольском крае и Амурской области. Причем стоимость арестованных шуб потянула на десятки миллионов рублей.

«Если раньше остальная часть, в основном, распределялась на так называемые «добавочные» статьи, такие как 210 «Организация преступного сообщества» или 174 статья «Отмывание денежных средств», которые позволяли увеличивать срок содержания под стражей, то сегодня их разбавили «специализированные» статьи, например 171 «Производство и сбыт товаров без маркировки». Причем, если изначально она была рассчитана на привлечение к ответственности за производство и продажу нелегальной алкогольной и табачной продукции, то сегодня стала применяться и к другим товарам, в том числе шубам. Для предпринимательской деятельности это создает опасный прецедент», − прокомментировал Андрей Назаров.

Проблема для экономики еще и в том, что в Белоруссии и Казахстане − наших партнерах по ЕвразЭС − таких статей в уголовном праве нет, и российские бизнесмены оказываются по сравнению со своими коллегами в проигрышном состоянии. То есть, этой статьей мы умышленно ухудшили собственный бизнес-климат. И эта проблема не единственная. По словам Бориса Титова, в России в сфере услуг, в том числе для предприятий общественного питания, действует около двух миллионов регулятивных нормативов. При желании, при таком обилии требований, можно закрыть любое кафе, магазин или ресторан, что часто становится источником коррупции. Причем многие требования перекочевали в современность еще из советского прошлого. В Казахстане от такого советского наследства избавились кардинально, сократив число нормативов до 40 тысяч.

Арест товаров − статья 194 УК РФ

Хотя число преступлений, зарегистрированных по статье 194 УК РФ «Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица» снизилось, однако статья остается лидером по длительности расследования преступлений: реально статистика показывает, что уголовные дела «висят» без передачи в суд по году и более. Что, понятное дело, конкурентному ведению бизнеса никак не способствует.

Борис Титов заявил, что им подготовлен проект федерального закона, который устанавливает обязанность должностных лиц, принимающих решение об избрании меры обеспечения, указывать основание и цели избрания меры обеспечения в протоколе о наложении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

Единственная отдушина − статья 169 УК РФ

Правозащитники констатировали, что наконец-то заработала статья 169 УК РФ «Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности». В 2017 году по ней были осуждены 21 должностное лицо. Как правило, чиновников осуждают за «навязывание» конкретного поставщика, дополнительной услуги, либо необоснованный отказ в предоставлении государственных или муниципальных услуг, согласований – но без целей извлечения личной выгоды и в рамках имеющихся полномочий.

По мнению Бориса Титова, с применением этой статьи выявились существенные проблемы. «Статья носит очень ограниченный характер – срок привлечения к ответственности всего 2 года, поэтому половина уголовных дел заканчивается освобождением от уголовной ответственности в порядке части 1 статьи 78 УК РФ – «истечение сроков давности привлечения к ответственности». А еще статья 169 УК РФ является лидером по доле оправдательных приговоров – в 2016 году из 15 человек, чьи дела были рассмотрены судом, 6 должностных лиц были оправданы (40 %)», − пояснил бизнес-омбудсмен.

Борис Титов также пояснил, чем опасны необоснованно возбужденные уголовные дела. «Само возбуждение уголовного дела – это сразу же разрушение бизнеса, а для граждан и для страны – это потеря рабочих мест. При этом, 80 % уголовных дел не доходят до суда, и даже когда предприниматель докажет, что ничего не нарушал, – никто не вернет ему разрушенный бизнес, не восстановит потерянные рабочие места. Наша задача – не допустить возбуждения необоснованных уголовных дел», − сказал он.

Фото: iTnews.com.au

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Loading...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Telegram 1