горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
  1. Политика
Политика
Москва
0

Победоносный Путин, латентный протест, выдохшаяся оппозиция. Взлеты и падения 2018 года

По словам политологов, уходящий год запомнится рядом непопулярных решений властей

Уходящий год вполне может претендовать на звание года старта большой трансформации – политической, экономической, социальной. Президентские выборы и последовавший после инаугурации избранного главы государства Владимира Путина новый майский указ определили развитие страны на ближайшие шесть лет. Были и потрясения – недовольство пенсионной реформой, серьезное падение рейтинга доверия к власти и, как следствие, провальные результаты единого дня голосования. Чем запомнится 2018-й и чего ждать в 2019 году – читайте в материале «ФедералПресс».

Удар Путина

Главным событием уходящего года вполне можно назвать победу Владимира Путина на президентских выборах. Ведь вопреки многим прогнозам Путин пошел на эти выборы сам. «Пошел без новой повестки, зато с идеологией прорыва. Однако прорыв приобрел странные черты: начала прорываться внешняя драпировка, маскирующая машину власти», – отмечает генеральный директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков.

Сомневаться в убедительной победе Владимира Путина оснований не было. Более того, итог превзошел все ожидания – процент и количество голосов, отданных за Путина, оказались выше всяких прогнозов – 76,69 %, или 56 млн 430,71 тысячи избирателей.

Это умерило пыл оппонентов президента и за рубежом, и в России. Отношения с Западом, которые стали усугубляться за полгода до выборов (в надежде на проигрыш Путина), очень быстро выровнялись (за исключением, конечно, отношений с США, Великобританией и Украиной). Внутренняя оппозиция сникла уже к выборам: «Справедливая Россия» даже не стала выдвигать своего кандидата в президенты. Старт пенсионной реформы и вообще никому не удалось грамотно использовать для протестных выступлений: малочисленными оказались практически все акции – и коммунистов, и профсоюзов, и Алексея Навального.

А вот доверие народа к власти как таковой реформа все-таки подорвала. Накал ситуации внутри страны, недовольство политикой Кремля за ее пределами начали проявляться сразу еще до инаугурации президента, а впоследствии только нарастали, как снежный ком. «Появилась масса более мелких, но важных событий: сага «О Скрипалях» и их отравлении, а в ней герои – Петров и Боширов. Провал региональных выборов в Приморье, Хабаровском крае, Владимирской области и Хакасии. Обращение Золотова к Навальному с предложением о дуэли. Протест в Ингушетии. Пенсионная реформа стала катализатором всех бед власти: она сумела объединить в ненависти к чиновникам и их вчерашних сторонников, и заклятых врагов», – говорит Илья Гращенков.

Победа Путина, с одной стороны, стала ударом по внутренней и внешней оппозиции, с другой – президент сам оказался под ударом. «Случилось то, чего никогда не было, – отмечает политолог Гращенков. – Электорат стал перекладывать бремя ответственности за все происходящее в стране на президента Путина. Не на коллективного Чубайса, не на громоотвод в лице Медведева, даже не на Обаму – Трампа, а на своего лидера, с которым еще вчера 86 % готовы были затягивать пояса. Таким образом, за полгода рейтинг Путина существенно снизился, идеология прорыва сменилась уже народным требованием социальной справедливости и «левого поворота» страны».

Оценивая сегодняшнюю ситуацию в стране, директор Института избирательных технологий Евгений Сучков напоминает, что «протест в России носил и носит латентный характер». «Причем серьезно латентный характер. И проявляется он именно во время таких мероприятий, как выборы, которые, как известно, являются квинтэссенцией публичной политики. Прошедшая волна губернаторских выборов и предстоящие выборы во Владивостоке подтверждают это», – считает Сучков.

По сути, протестное голосование – это и есть первые проявления того самого «латентного протеста», той самой «антиэлитной войны».

Волнение элит

Эксперты отмечают, что в этом году внутриэлитная борьба еще больше усилилась. Политолог Дмитрий Еловский связывает это с экономической стагнацией в стране, отсутствием перспектив роста, сокращением «ресурсного пирога». «То, что раньше могло спровоцировать обмен медийными «уколами», теперь может привести на скамью подсудимых, как случилось с владельцами «Группы Сумма». С учетом общей тенденции, думаю, мы еще увидим не одну подобную ситуацию», – отмечает Еловский.

Больше всего, по мнению эксперта, за все непопулярные решения этого года досталось премьер-министру Дмитрию Медведеву. Конечно, он сохранил свое лидерство в «Единой России», вопреки многим скептикам остался во главе правительства страны. Впрочем, как считает политолог, история с повышением пенсионного возраста вполне могла укрепить позиции Медведева: ведь он отчасти принял удар на себя, прикрыв президента от народного гнева.

В целом, как полагает политолог Илья Гращенков, «все остаются при своих». Слухи о переходе главы Минобороны Сергея Шойгу в Совет Федерации пока остаются слухами. Для самого Шойгу это палка о двух концах: это «номинально выше, а реально – отстранение от ресурсов». Гращенков также отмечает шаткое положение «либерального блока» и лично «автора пенсионной реформы главы Минфина Антона Силуанова». На смену им могут прийти еще более «левые» типа нынешнего советника президента Сергея Глазьева. «Борьба элит, безусловно, обострилась, и связано это с переходным периодом – транзитом власти, который де-факто начался. Сегодня многие «башни» Кремля начинают играть собственные игры уже в публичном поле. Кто-то хочет сделать ставку на усиление политических партий – КПРФ и ЛДПР, кто-то – на создание новых сил. Началась борьба за губернаторов, за места в будущем правительстве, за места в Госсовете, который может быть создан как альтернатива президентской власти», – отмечает Илья Гращенков.

Что касается оппозиционных губернаторов, как планово, так и неожиданно избранных этой осенью, то они не несут никакой опасности власти в целом. Вице-президент Центра политических технологий Ростислав Туровский считает, что «они не создают каких-либо критических рисков для системы». Здесь, скорее, может возникнуть вопрос к федеральному центру – готова ли Москва работать с теми, кто буквально выскочил из ларца. «Иной раз возникало ощущение, что Кремль берет на себя излишнюю ответственность за врио и за их результаты и ввязывается в ненужную борьбу за их спасение, которая влечет за собой и некоторые репутационные издержки», – заявил Туровский на заседании экспертного клуба.

Политолог Павел Данилин в свою очередь отмечает, что сегодня главная задача Кремля – «выстраивать адекватную систему управления», несмотря на то, запланированный ли кандидат или спойлер победил на губернаторских выборах.

В большинстве своем все антиэлитные выступления направлены против местной элиты, а не против федерального центра. «Все оппозиционные победы, конечно, являются результатом социального недовольства, протеста, но по сути они систему не меняют и изменить не могут. Это признак того, что система здоровая. В ней много чего не хватает: политически мы – страна-подросток. У нас пока еще подростковые комплексы и болезни. Но этот подросток жив», – заявляет генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

Популизм как новая реальность

Сегодня, по словам директора АНО «Особое мнение» Екатерины Курбангалеевой, можно наблюдать «любопытный феномен»: «обещаниям власти доверяют меньше, чем популистским заявлениям ее оппонентов». «Власть резко в какой-то момент потеряла доверие, и с этим надо что-то делать», – заявила Курбангалеева.

Первый неприятный сюрприз властям преподнесли жители отдельных регионов в день выборов 9 сентября. Протестное голосование прошло сразу в четырех субъектах: в Приморском и Хабаровском краях, в Хакасии и во Владимирской области. Такого на внутриполитическом поле не было давно. Как поясняет политолог Евгений Минченко, Россия столкнулась «с Брекзит-эффектом – когда ранее эффективно работавшая коммуникационная стратегия власти начала давать сбои».

Сбои в коммуникационной стратегии власти подтверждаются и данными соцопросов РАНХиГС: негативное отношение к политическим партиям в этом году превысило 70 %, а 42 % респондентов даже не смогли назвать партию, выражающую их интересы. Люди считают, что партии работают исключительно на интересы олигархов (28 % опрошенных). Учитывая это, Евгений Минченко предполагает, что «новая партия для мобилизации поддержки граждан должна быть классической популистской, с упором на антиэлитный дискурс и харизму лидеров, обладающих «новой искренностью».

Новая реальность такова, что говорить о сохранении прежней партийной системы не приходится. В этом году активнее стало обсуждаться будущее «Справедливой России» и ЛДПР. Более того, всерьез заговорили о слиянии этих партий. На последних парламентских выборах эсеры едва смогли заскочить в последний вагон уходящего поезда и сохранить фракцию в Госдуме. Очевидно, что шансы сделать то же самое в 2021 году все больше сводятся к нулю. Что касается либерал-демократов, то партия держится исключительно на личности ее лидера – Владимира Жириновского. Но Владимир Вольфович не вечный, и Центр вынужден задумываться о том, как трансформировать партию и ее верхушку, чтобы сохранить управляемость и политическую конкуренцию.

Учитывать стоит и тот момент, что ни ЛДПР, ни КПРФ, ни «Справедливая Россия» уже давно не воспринимаются жителями страны как оппозиционные силы. И в этом смысле новая политическая партия может перехватить протестную повестку. Но набрать популярность получится только за счет очевидного популизма. По мнению аналитиков «Минченко Консалтинга», левопопулистский проект может появиться «при изменении законодательства о выборах: в случае возвращения в бюллетень избирательных блоков».

Другой вопрос – кто сможет возглавить такое движение. Возможное лидерство уже приписывали двум некогда влиятельным политикам – депутатам Госдумы Сергею Железняку и Наталье Поклонской, которые открыто выступили против стартовавшей пенсионной реформы. Оба лишились своих статусов: Железняк – поста зама секретаря генсовета «Единой России», Поклонская – поста председателя думской комиссии.

Ситуация на политическом поле пока остается неразрешенной и может привести к инерционному сценарию. «В его рамках медленное угасание парламентских партий и закрытые возможности для старта новых проектов могут привести к тому, что в Госдуме 2021 года произойдет серьезная потеря мандатов партии власти, которая будет вынуждена вступить в формальную коалицию с кем-то из системных сил (вероятно, ЛДПР), – полагают аналитики «Минченко Консалтинга». – Более жесткий сценарий предполагает, что из-за деградации политического предложения электоральные способы выпуска пара будут исчерпаны, и на фоне существования непопулярной и невлиятельной «транзитной Думы» произойдет переход к неэлекторальным формам политической борьбы».

Как будет развиваться ситуация, станет понятно уже скоро. Генеральный директор коммуникационного агентства Actor Дмитрий Еловский считает, что власть вынуждена будет пойти на риск. «Негативные тенденции можно было бы нивелировать популистскими решениями, но, учитывая необходимость непопулярных мер, думаю, что все будет наоборот. Думаю, до следующего ЕДГ мы увидим еще не одно решение, которое вызовет крайне негативное восприятие населения. А значит, результаты ЕДГ могут оказаться хуже, чем в 2018 году», – отмечает Еловский.

Условно посильное бремя

Уходящий год запомнится рядом непопулярных решений властей. Принятие этих решений предусмотрительно было намечено на вторую половину года – после президентских выборов. Речь идет о повышении пенсионного возраста, увеличении ставки НДС, введении налога на самозанятых и других мерах. «Это вполне может стать ключевым событием даже не года, а десятилетия, – считает политолог Дмитрий Еловский. – Одна из главных проблем сейчас, на мой взгляд, – катастрофический рост патерналистских настроений. Долгие годы государство еще и стимулировало патернализм, обволакивая все больше граждан заботой, требуя взамен только политической лояльности. Такой патерналистский дисбаланс загоняет государство все глубже в бюджетный кризис. В итоге, когда бюджет не сможет нести весь объем нагрузки, граждане все равно будут недовольны и возникнет риск масштабного политического кризиса».

Реакция россиян на пенсионную реформу оказалась болезненной, что отразилось в единый день голосования на результатах выборов. Однако, как считает Еловский, «серия таких кризисов несет меньше рисков, чем полномасштабный кризис в рамках всей страны».

Падение доверия россиян к власти политолог Илья Гращенков называет «рукотворным». «Тяжело представить, что все эти депутаты и министры, ежедневно говорящие глупости в СМИ, сознательно делают это. Пенсионная реформа – необходимо ли было запускать ее сейчас, учитывая, что собрать денег много не получится? Повышение налогов, политическое давление (в Приморье и Хакасии) и т. п. Власть постепенно становится врагом для населения», – говорит эксперт.

Политолог Максим Жаров уверен, что спад протестной волны – ошибочное восприятие действительности. Более того, это, скорее, «самоуспокоение». «Тот факт, что рейтинги «Единой России», Путина и Медведева стабилизировались, ни о чем не говорит. Сейчас рейтинг стабилизировался из-за того, что дискуссия по пенсионной реформе закончилась. По другим злободневным темам КПРФ не вступает в полемику с властью. У «Единой России» достигнут нижний предел – это порядка 33–35 %. Разрушение ядра, поддержки партии власти будет происходить только в том случае, если начнется какая-то движуха, связанная с самозанятыми, и в этой движухе будут активно участвовать КПРФ и ЛДПР», – заметил Жаров.

Раскроить страну по-новому

В 2018 году в России была объявлена масштабная стратегия пространственного развития страны. Регионы должны стать экономически ближе друг к другу. Однако какой-то конкретики документ не содержит. Стратегию критикуют эксперты, довольно жестко по ней высказались в Общественной палате России. Глава ОП РФ Валерий Фадеев заявил, что Минфин ведет однобокую работу в направлении бюджетной политики с субъектами РФ. А между тем вопросы пространственного развития должны входить в сферу решения общественников и политиков. Но в этом направлении похвастать особо нечем – эта сфера занята бюрократией.

Переформатирование уже началось: осенью Бурятия и Забайкалье перешли из Сибирского федерального округа в Дальневосточный. По мнению политолога Ильи Гращенкова, сделано это «для развития через ТОРы с КНР». «А объединение регионов? Логика, я думаю, тут своя: везде есть свои интересанты – это крупный бизнес, вот они могут и перенарезать карту России по каким-то своим резонам. Тут территория одних, тут – других, ведь РФ кроили еще до того, как наши олигархи сами ее поделили между собой», – отмечает Гращенков.

Вместе с тем эксперт признает, что, например, инвестиции в Дальний Восток – «хороший проект». «Ресурсный регион, который требует освоения, пусть это и не повышает рейтинг власти среди местного населения, – считает Илья Гращенков. – Сейчас Дальним Востоком стараются заниматься плотно, через систему ТОРов, развивают Камчатку, Амурскую область, Якутию. Это очень удачный кейс федеральной власти».

Вперед в будущее

Эксперты, опрошенные «ФедералПресс», рисуют несколько сценариев развития политической ситуации в России. По мнению Дмитрия Еловского, «негативный и самый вероятный» заключается в том, что «непопулярные решения продолжатся», а это приведет к новому падению рейтинга власти. Возможны, конечно, и нейтральный ход событий, и даже позитивный (он как раз и заключается в популистских решениях). Но и тот и другой менее вероятны.

Еловский также прогнозирует возникновение сбоев в реализации национальных проектов. «Основной риск в том, что они приняты с колес, внутри заложено много противоречий, не учтены целые блоки работ. Но это обычная ситуация при реформе бюджетного администрирования, – комментирует эксперт. – Вопрос эффективности нацпроектов будет зависеть в первую очередь от ответственного – они сильно персонифицированы. Это, с одной стороны, повышает ответственность и эффективность исполнения. С другой – ставит реализацию нацпроекта в зависимость от способностей конкретного чиновника правительства».

Политолог Илья Гращенков прогнозирует дальнейшее падение рейтингов власти. Что с этим делать, в общем-то, понятно: «либо закручивать гайки», либо просто наблюдать, как все и дальше «будет разваливаться». «Не думаю, что второй вариант еще возможен, – он может стать лишь катализатором для обновления системы. Будут попытки создавать каких-то спойлеров вроде новой право-монархистской патриотической партии, каких-то новых «левых». Будет нарастать запрос на справедливость и порядок, и тут главными игроками станут популисты – Навальный, Жириновский и другие, а также «левые» – КПРФ и условные сталинисты. Думаю, все будут двигаться на ощупь, включая Кремль», – отмечает Гращенков.

Как считает ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков, в 2019 году в политической повестке снова может возрасти значение экологических тем. Экология, в частности, может приобрести дополнительную актуальность в работе «Единой России».

По словам Нейжмакова, поскольку на первый план сейчас выходят внутриполитические темы, можно ожидать повышение интереса к политикам-экономистам и экономическим инициативам, представленным в популяризированной форме. «Возможно, на этом фоне уже в 2019 году вырастет интерес политических партий к презентации собственных экономических инициатив и сотрудничеству с узнаваемыми экспертами в данной области», – отмечает эксперт.

Вопросам безопасности, в том числе противодействию криминалу и профилактике подростковой преступности, тоже будет отведена не последняя роль, считает Михаил Нейжмаков. Как и внешнеполитической повестке, учитывая, что обострение на мировой политической арене может возникнуть в любой момент.

Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин

Сюжет по этой теме
14 декабря 2018, 08:37

Новогодняя лихорадка: ключевые события – 2018 и вызовы-2019

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Google Plus 1