горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
Москва
14 июня 2019, 08:59 1
Редакция «ФедералПресс» / Рустам Юнусов

Легко подбросить, сложно оправдать. Какие корректировки необходимы «народной» 228-й статье

По «народной» 228-й статье часто привлекают к ответственности невиновных
По «народной» 228-й статье часто привлекают к ответственности невиновных

228-я статья УК РФ стала «народной». По разным оценкам, в местах лишения свободы за сбыт, хранение и распространение наркотиков находится более 20 % заключенных. После того как про статью 228 спели АК-47, Ноггано и Гуф, она превратилась в тотем субкультуры. Любители рэп-музыки носили шапки с заветными цифрами и, возможно, гордились этим. Но в последние дни в нашей стране произошли события, которые показали: эта статья УК РФ может сломать жизнь невиновному человеку. При этом польза для общества от нее далеко не очевидна. Подробности – в материале «ФедералПресс».

Понимание приходит с опытом

Уголовное преследование спецкора «Медузы» Ивана Голунова завершилось, но оставило много вопросов. Тень пала на статью № 228 УК РФ, которая предусматривает наказание за оборот наркотиков. Именно ее вменяли журналисту. За пересмотр 228-й статьи выступили некоторые политики.

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова высказала мнение, что статью нельзя смягчать или ужесточать. «В каждом случае нужно подходить максимально дифференцированно», – заявила омбудсмен. Но сегодня, по мнению Москальковой, нужно четко определить доказательную базу.

Точка зрения главы Счетной палаты Алексея Кудрина была менее мягкой. Он написал в своем твиттер-аккаунте, что ежегодно по наркотическим статьям осуждают около 130 тысяч человек. «Нужна серьезная реформа 228-й статьи УК», – подчеркнул Кудрин.

Правоприменительная практика показывает, что резонансных случаев, связанных со статьей 228, немало. Из последних – достаточно запутанное «маковое дело». В 2010 году в Брянской области было задержано 146 тонн мака, которым посыпают кондитерские изделия. Правоохранительные органы посчитали, что из такого количества семян можно синтезировать наркотики. На скамье подсудимых оказались предприниматели и научная сотрудница, которая проводила экспертизу и доказала, что мак был непригоден для изготовления наркотика. Только в 2018 году суд снял все обвинения и вынес оправдательный приговор.

Нередки случаи, когда в России судят за лекарства. Примером может служить дело Марии Семеновой, которая заказала из-за рубежа антидепрессант бупропион. Теперь ей грозит до 20 лет тюрьмы. Следствие посчитало, что в ее действиях есть преступный умысел. Пока дело Семеновой еще не рассматривалось в суде.

Летом прошлого года резонансным стало дело Екатерины Конновой, которая пыталась продать лекарства. Они не подошли ее сыну, страдающему эпилепсией. Женщину обвинили по 228-й статье в продаже наркотиков. Потом суд снял все обвинения.

Незаконченной остается судебная история журналиста Андрея Евгеньева. В отличие от Ивана Голунова, дело получило менее широкую огласку. В 2016 году журналиста телеканала «Звезда» задержали сотрудники полиции. В кармане обнаружили спайс. Адвокаты считают, что наркотик подбросили. Защите было отказано в проведении медицинского освидетельствования, а после противоречивых показаний полицейских дело было возвращено на доследование.

После задержания специального корреспондента «Медузы» люди в социальных сетях начали рассказывать, как им подкидывали незаконные вещества. Своей историей поделились корреспондент Роман Кульгускин и дизайнер Роман Уваров. До сих пор правозащитники и журналисты сомневаются в виновности активистки «Другой России» Таисии Осиповой, которая отбыла срок заключения за сбыт наркотиков. Сомнения вызывают истории общественного деятеля Руслана Кутаева, журналиста интернет-издания «Кавказский узел» Жалауди Гериева и оппозиционера-коммуниста Сергея Резникова.

Дума предлагает корректировки

После высказываний Москальковой и Кудрина стало известно, что Государственная дума готовит поправки к 228-й статье УК РФ, а именно – смягчение второй и третьей частей (приобретение и хранение наркотиков в крупном и особо крупном размере). Сейчас наказание по этим частям предусматривает до 10 и 15 лет лишения свободы соответственно.

По части 2 ст. 228 УК РФ предлагается снизить верхнюю и нижнюю планки. Тем, кто хранит наркотики, будет грозить наказание от 2 до 5 лет, преступление переходит из категории тяжких в категорию средней тяжести. В части 3 поменяется только нижняя планка – ГД предлагает от 5 до 15 лет лишения свободы.

«Судебная практика такова, что суды наказывают по нижней планке наказания. 52 % осужденных по части 2 статьи 228 УК РФ приговариваются к минимальному сроку лишения свободы либо вообще ниже низшего предела. Это ненормально, потому что сама судебная практика говорит, что нужно снижать нижнюю планку», – рассказал «ФедералПресс» один из авторов инициативы, первый заместитель председателя комитета ГД по государственному строительству и законодательству Юрий Синельщиков.

По его словам, сегодня правоохранительные органы наказывают потребителей за хранение. Международный опыт показывает, что во многих странах такой практики нет.

«Например, во Франции, Испании, Италии. Там, если хранение происходит без сбыта, это уголовно не наказуемо. В странах с жесткой карательной политикой, возьмем Иран и Китай, где контрабанда наркотиков и торговля наркотиками предполагают смертную казнь, хранение до 10 граммов опиума и гашиша не влечет лишения свободы», – рассказал Синельщиков.

В ходе беседы с обозревателем «ФедералПресс» парламентарий пояснил, что законопроект планировалось вносить на рассмотрение нижней палаты парламента еще до дела Ивана Голунова. Инцидент никак не повлиял на корректировки УК РФ. По мнению депутата, ситуация с журналистом «Медузы» скорее связана не с 228-й статьей.

«Проблема нашей правоохранительной системы не в том, что у нас уголовный закон слишком суровый, а в том, что практика никудышная. Людей привлекают к уголовной ответственности по этой статье необоснованно. Следователи расследуют дела как придется. У нас существует уголовная ответственность следователей и дознавателей за незаконные аресты. Сейчас освободили от ответственности журналиста. Что дальше? На следователя должны надеть наручники и в эту же камеру посадить», – сказал Синельщиков.

По его словам, приговором завершаются только одно-два дела в год в отношении следователей и дознавателей. За этот же период освобождают от уголовной ответственности 1000–1500 работников правоохранительных органов.

Обратный эффект «народной» статьи

Как рассказала «ФедералПресс» член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Ева Меркачева, в 98 % случаев судебный процесс по статье 228 УК РФ заканчивается обвинительным приговором. Доказать невиновность человека очень сложно.

«Почему полицейские не боятся подбрасывать наркотики? Потому что для этой статьи требуется меньше всего доказательств. Если, допустим, по делу о сексуальном насилии нужно, чтобы был какой-то контакт между жертвой и тем, кто обвиняется, то по делам о наркотиках зачастую суд рассматривает, что в неустановленное время в неустановленном месте у кого-то купил, кому-то хотел продать. Никаких доказательств нет, кроме понятых, кроме каких-то свидетелей», – рассказала Меркачева.

По мнению ряда экспертов, нужны не поправки, а комплексные изменения законодательства. Статья 228 УК РФ должна способствовать в том числе борьбе с распространением наркомании. Однако директор Института наркологического здоровья нации Олег Зыков так не считает.

«Она выполняет обратную функцию, поскольку основная масса людей, которые находятся в местах лишения свободы, – это обычно наркоманы. В результате того, что они находятся в местах лишения свободы, они криминализируются. Они выходят через много лет и становятся неотъемлемой частью незаконного наркооборота», – рассказал Зыков в беседе с «ФедералПресс».

Эксперт уверен, что нужно регулировать число наркозависимых не при помощи пенитенциарной системы, а инструментами снижения спроса на психоактивные вещества.

«Сама идея, что надо снижать спрос на психоактивные вещества, она куда-то пропадает из поля зрения. Кончается все тем, что занимаются борьбой с оборотом каких-то веществ. Если спрос не снижается, то на рынке появляются другие вещества. У нас так было недавно с кодеиносодержащими аптечными препаратами. Их изъяли с рынка, и тут же появились спайсы и соли, и теперь мы не понимаем, что с этим делать», – объяснил Зыков.

По мнению Зыкова, стоит проводить профилактику на трех уровнях. Во-первых, в раннем возрасте помогать ребенку выстроить границу собственной личности. Во-вторых, важна работа с группами риска.

«Основная причина, почему человек начинает употреблять наркотики, совершать какие-то асоциальные действия, – это социальное, психологическое, политическое насилие, которое человек не может преодолеть без употребления психоактивных веществ. Он адаптируется к этому насилию», – рассказал Зыков.

Третья форма профилактики связана с реабилитацией наркозависимых. По его словам, в России нет специальных служб, которые позволили бы людям адаптироваться после мест заключения, хотя во всем мире существует практика, когда служба апробации формирует индивидуальный план помощи.

Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
1
comments powered by HyperComments
Odnoklassniki 1