горячие темы Смотреть Скрыть
Промышленность
  1. Бизнес
  2. Промышленность
Промышленность
Ставропольский край
0

Банкротство с вопросами. Какая судьба ожидает уникальный завод на Ставрополье

Предприятие
Положение дел на предприятии по производству удобрений крайне противоречивое

В Ставропольском крае банкротится Гидрометаллургический завод – некогда мощное предприятие атомной энергетики Советского Союза. Ситуация на нем непонятная: с одной стороны, кредиторы подают к нему иски, с другой – руководство заявляет о решении накопившихся проблем. Подробности – в материале «ФедералПресс».

Иски идут один за другим

На следующей неделе в арбитражном суде Северо-Кавказского округа запланировано заседание, связанное с Гидрометаллургическим заводом, расположенным в Лермонтове: ООО «Реторг» из Уфы просит отменить принятое в декабре 2018 года в арбитражном суде Ставропольского края решение о введении на предприятии процедуры наблюдения.

Наблюдение вводилось по иску Сбербанка, требовавшего признать Гидрометаллургический завод банкротом, – у предприятия была перед ним просроченная задолженность в размере 1,014 млрд рублей, которая образовалась по шести кредитным договорам, заключенным в марте и октябре 2016 года.

Иск был подан Сбербанком еще в апреле 2018 года, процесс затянулся больше чем на год. В июне он добился желаемого.

В настоящее время к Гидрометаллургическому заводу подаются требования о взыскании с него денежных средств. Среди его кредиторов – охранная организация «Дельта-СК», намеревающаяся получить с него 5,269 млн рублей, Томский государственный университет с иском на 7,5 млн рублей, индивидуальный предприниматель Александр Бушуев с требованием на 310,298 тыс. рублей, компания «Металлургия алюминия скандия титана» (МАСТ) с иском на 483,359 млн рублей.

Последний кредитор особенно примечателен: по информации системы «Контур.Фокус», МАСТ принадлежит Сергею Чаку и Сергею Махову, бывшим владельцам Гидрометаллургического завода.

Во глубине кавказских руд

Гидрометаллургический завод был введен в эксплуатацию в 1954 году и производил закись-окись урана (компонент для изготовления ядерного топлива) путем переработки руд, добывавшихся из двух местных месторождений. Одно находится в горе Бык, второе – в горе Бештау.

Помимо выпуска закись-окиси урана, Гидрометаллургический завод производил скандий, который извлекал из урановых руд. Этот редкоземельный металл имеет довольно широкую область применения, начиная от металлургии (из него делают алюминиево-скандиевые сплавы для космической техники) и заканчивая медициной и микроэлектроникой.

Именно выпуск скандия и его сплавов позволил предприятию удержаться на плаву в 1990-е годы, когда резко сократилось финансирование государственных программ в сфере ядерной энергетики. Рухнул железный занавес, и стало возможным отправлять скандий на экспорт. Плюс подспорьем для Гидрометаллургического завода было производство минеральных удобрений для сельского хозяйства, запущенное в 1967 году.

В январе 2009 года Федеральное агентство по управлению государственным имуществом продало за 123,7 млн рублей на открытом аукционе 100 % акций Гидрометаллургического завода компании «Сельхозхимпром», принадлежавшей Махову и Чаку.

Чрезвычайная ситуация местного значения

С новыми владельцами в последующие годы Гидрометаллургический завод работал более-менее нормально, умудрившись стать одним из крупных игроков на глобальном рынке скандия. В 2017 году было даже подписано соглашение с Корпорацией развития Северного Кавказа о ее участии в создании нового производства минеральных удобрений.

Правда, чуть раньше стали проявляться проблемы предприятия. В декабре 2016 года стало известно, что Гидрометаллургический завод не произвел оплату в размере 57 млн рублей за размещение фосфогипса на находящемся рядом хранилище отходов переработки урановых руд (хвостов). Их засыпали фосфогипсом, предотвращающим миграцию радиоактивных веществ.

Год спустя Гидрометаллургический завод не смог закупить сырье и был вынужден остановить производство. Он также прекратил выплаты по ранее взятым кредитам.

В 2018 году возникла угроза для отопления домов Лермонтова. Из-за приостановки работы Гидрометаллургического завода упала загрузка городской ТЭЦ, снабжающей теплом и предприятие, и дома местных жителей (ее работа стала нерентабельной). Вдобавок она накопила долгов на 360 млн рублей перед компанией «Газпром межрегионгаз Ставрополь», которая стала угрожать прекращением подачи на нее газа.

В результате население Лермонтова могло остаться без тепла. Власти ввели в городе режим чрезвычайной ситуации, обсуждался вопрос о взятии ТЭЦ в оперативное управление.

Смена собственников

Гидрометаллургическому заводу повезло. В октябре 2018 года акционер коммуникационной компании Yota Альберт Авдолян выкупил контрольные пакеты акций Гидрометаллургического завода и двух аффилированных с ним структур («Интермикс-Мет» и Южной энергетической компании, управлявшей злополучной ТЭЦ в Лермонтове). Вместе с ними он получил и их долги – по одним данным, превышающие 3 млрд рублей, по другим – 5 миллиардов.

Было объявлено о погашении долгов по зарплате сотрудникам, о планах по глубокой модернизации производства и утроении выручки к 2023 году. В ноябре Гидрометаллургический завод перезапустил свои мощности.

В апреле же текущего года стало известно о намерении переименовать Гидрометаллургический завод в «Алмаз Удобрения» (такое юридическое лицо уже зарегистрировано, его учредителем и генеральным директором выступает некий Андрей Завьялов) и формировании на его основе «Алмаз Групп».

Посредник из «Ростеха»

Любопытно, что весной в прессе стала мелькать фирма «Кашемир Капитал»; она занимается продажей удобрений, выпускаемых Гидрометаллургическим заводом. По информации «Контур.Фокуса», учредителем и по совместительству генеральным директором является Андрей Коробов, одновременно занимающий должность председателя совета директоров Гидрометаллургического завода.

До него Коробов был руководителем компании «РТ-Развитие бизнеса», «дочки» государственной корпорации «Ростех», занимающейся, как сказано на ее сайте, профессиональным управлением активами и реализацией финансово-промышленных проектов (он же представлял интересы «Ростеха» в совете директоров «Норильского никеля»).

В том, что Коробов имеет компанию, реализующую удобрения Гидрометаллургического завода, ничего плохого нет, закон это не запрещает. Вопросы заключаются в том, почему «Кашемир Капитал» выступает эксклюзивным торговым домом предприятия (о чем заявлено на сайте «Кашемир Капитала»), по каким ценам он закупает у него и потом сбывает удобрения, куда идут доходы и не может ли Гидрометаллургический завод без него обойтись?

Наверное, может. Ведь любой посредник старается купить товар подешевле и продать подороже. «Кашемир Капитал» не исключение. И если бы Гидрометаллургический завод продавал удобрения без него, возможно, доходы у него были бы побольше.

Фонящая проблема

Впрочем, кто бы ни владел Гидрометаллургическим заводом, он вынужден будет заниматься проблемой уранового хвостохранилища. «Формально, по закону, земля под такими объектами принадлежит государству, а именно – государственной корпорации «Росатом». Гидрометаллургический завод является эксплуатирующей организацией, в чьи обязанности входит рекультивация хвостохранилища. Завод его огородил и проложил каналы для сбора ливневых стоков в емкости оборотного водоснабжения», – указывает Алексей Калачев, аналитик «Финама».

«Наличие хранилища урановых отходов, с которым предприятие обращается в соответствии со всеми требованиями промышленной безопасности и соблюдения экологических норм, никак не должно влиять на его репутацию. Гораздо серьезнее ситуация выглядит с экономической точки зрения, так как в целом, как правило, соблюдение требуемых экологических норм обходится промышленным предприятиям недешево», – считает Сергей Дейнека, финансовый аналитик «БКС Премьер».

Проще говоря, наличие хвостохранилища создает дополнительную нагрузку на и без того сложное финансовое состояние Гидрометаллургического завода. Наличие же в центре курортного региона подобного опасного объекта не добавляет ему привлекательности, хотя туристов тут полно.

Все очень непросто

Во всей ситуации с банкротством Гидрометаллургического завода есть несколько непонятных моментов. Прежде всего неясно, почему «Реторг» фактически выступает в поддержку Гидрометаллургического завода. К сожалению, найти сайт и контакты «Реторга» не удалось.

Далее. Непонятно, почему МАСТ подала в марте в арбитражный суд Ставропольского края иск о взыскании с Гидрометаллургического завода задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами на 47,873 млн рублей и включен ли он в сумму его требований на 483,359 млн рублей, о которых сказано выше.

Самое непонятное, что именно будет в ближайшие годы с предприятием, учитывая идущие в его адрес иски кредиторов. «Я полагаю, как это часто бывает, старое юрлицо будет обанкрочено. А производство продолжится под другим названием. Теперь – в составе «Алмаз Групп», – прогнозирует Алексей Калачев, добавив, что выпускаемые Гидрометаллургическим заводом фосфорные удобрения пользуются хорошим спросом и могут продаваться на экспорт.

Тем не менее нельзя исключать варианта развития события, при котором кредиторы для удовлетворения их претензий могут потребовать выставить на продажу все имущество предприятия. И если оборудование для выпуска удобрений уже перешло в собственность «Алмаз Удобрений», есть ли гарантия, что кредиторы не будут подавать к нему иски тоже и не оспорят законность этой сделки? Не окажется ли тогда будущее уникального завода под угрозой, а его рабочие – перед перспективой увольнения?

На запрос «ФедералПресс», направленный в пресс-службу «Алмаз Групп», на момент публикации статьи комментариев получено не было.

Фото: пресс-служба губернатора Ставропольского края

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Компании
Ростех
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Push 1