горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
Сахалинская область
13 апреля 2018, 06:04 0
Редакция «ФедералПресс» / Максим Ситников

«Развитию Дальнего Востока порой мешает ментальность временщика»

Губернатор Сахалинской области Олег Кожемяко — о демографии, проблемах макрорегиона и авиаперелетах

Корреспондент «ФедералПресс» побывал на пресс-завтраке у главы островного региона Олега Кожемяко. Губернатор рассказал о том, что мешает развиваться Дальнему Востоку, какие планы он не успел реализовать в Приамурье и как избегает оттока населения на Сахалине.

«У Приамурья может быть бездефицитный бюджет»

- Олег Николаевич, Вы были губернатором Амурской области почти семь лет. Затем Вас назначали руководить Сахалином. Остались ли нереализованные планы по Приамурью? И как Вы оцениваете работу нынешнего губернатора Александра Козлова?

- Конечно, я не планировал до 2017 года уходить из региона. Больше того, возможно, пошел бы и на следующие выборы. Какие-то якорные проекты были заложены еще в 2011 году. Тогда я обратился к президенту России Дмитрию Медведеву с просьбой о строительстве перерабатывающего завода. Уже в 2012 году Владимир Путин принял решение о его строительстве. Завод позволит области получать около 30 миллиардов рублей. И в 2020 году можно выйти на бездефицитный бюджет — я считаю, что после запуска завода это вполне реально.

Нереализованным осталось строительство элеватора, переход на выращивание кукурузы. Я планировал в последующем развивать молочное животноводство. Это все очень перспективно для региона. В целом до логического завершения довел ситуацию с теплицами. Когда тебя неожиданно переводят в другое место, не все успеваешь...

Александр Козлов — парень молодой, для него назначение было неожиданным. Предполагалось, что у него будет время обкататься на городе. Но в итоге ему было непросто, особенно в первый год. Но Козлов быстро набирает обороты: он человек технологичный, думающий.

Я бы хотел, чтобы он обратил повышенное внимание на агропромышленный комплекс. Ведь посевные площади в области огромные, в свое время было закуплено много техники. Александр Козлов подхватил строительство моста, перерабатывающего завода. И вроде все реализуется. И с космодромом в том числе — первые ракеты взлетели.

Сахалинская область так или иначе связана с Амурской. У нас есть торговые отношения. Мы получаем, например, оттуда комбикорма для скота. В дальнейшем будем смотреть по зерну, где выгоднее приобретать — в Приморье или в Приамурье.

«С авиаперелетами ситуация обязательно разрешится»

- Олег Николаевич, Приморский край, например, в ужасе от повышения утилизационного сбора на подержанные иномарки. Это больно ударит по авторынку, бизнесу региона. А Сахалин как к этому относится?

- Любые повышения сборов актуальны для населения. Но есть мировая практика, опыт других государств, где это происходит. При этом надо подходить с большой осторожностью к решению подобных вопросов, чтобы не пошатнуть бюджет простых людей.

- Что касается кошелька дальневосточников... Ситуация с авиаперелетами просто удручает. Субсидированных билетов Дальнему Востоку опять не хватило. Выход есть, на Ваш взгляд?

- Юрий Петрович Трутнев активно занялся решением этого вопроса. Сахалинская область подавала свои предложения по повышению коэффициентов для дальневосточных регионов. Необходимо, чтобы субсидировались перевозки между узловыми городами. Я думаю, после формирования нового правительства работа продолжится. Трутнев и не такие вопросы доводил до благополучного завершения. Например, ситуация с высокими тарифами на электроэнергию решается же на Дальнем Востоке.

«Что мы оставим после себя?»

- Олег Николаевич, в бюджете Сахалинской области очень большая статья расходов заложена на социалку. Однако нельзя сказать, что в том же Южно-Сахалинске все идеально. С чем, на Ваш взгляд, связаны проблемы области, Дальнего Востока в целом?

- На социальные гарантии у нас заложено порядка 23 миллиардов рублей, на образование — около 22 миллиардов. Здесь есть северный коэффициент и льготы, увеличивающие нагрузку на бюджет. На Дальнем Востоке непросто жить, условия существенно отличаются ото всей России. Для нас очень важна привлекательность региона, чтобы люди не хотели отсюда уехать. При этом продукты у нас дороже, чем на континенте. Но, с точки зрения демографии, нам удалось добиться остановки оттока. И это главное! Ведь самый страшный бич всего Дальнего Востока — это отток населения.

Мы построим новый аэропорт в 2020 году. Нынешний вокзал не производит хорошего впечатления, но ему много лет, он не отвечает современным требованиям. Сейчас после зимы подразбиты дороги. Мы на уборку снега тратим 2,5 миллиарда рублей. И есть требование вычищать до асфальта, так что дорожная техника, конечно, портит покрытие. Однако мы делаем 69 километров новых дорог — дорожный фонд у нас порядка 12 миллиардов рублей. Как только будет оттепель, починим дороги.

Знаете, я дальневосточник с глубокими корнями, и имею право сказать, что на Дальнем Востоке долгое время, к сожалению, присутствовала ментальность временщика. Вот вроде перед тобой человек с положением, с деньгами, а живет в халупе... И не пытается ее восстановить, ведь он же здесь временно и «обязательно скоро переедет»... У него уже есть недвижимость где-нибудь в Геленджике и он мыслями там. А жизнь проходит мимо... И это было повальное явление. Ну и что, что ты прожил здесь 25 лет? А что ты сделал? Что оставил после себя — разбитый дом? Получил льготы и удул на материк рассказывать, что ты — дальневосточник? Это какой-то псевдопатриотизм...

Сейчас же все-таки происходит перелом сознания и на Сахалине, и на Камчатке. Люди начали вкладываться в коммерческие проекты. Люди понимают: можно и здесь жить и развиваться. Государство многое делает, чтобы регион развивался, создается инфраструктура.

Но проблемы есть, конечно... Например, куда пойти молодому человеку после окончания художественной школы или музыкального училища? Консерватория на Дальнем Востоке нет, поэтому выпускник поедет на запад страны. Но и это будет...

По Владивостоку видно, как меняется облик. Я с 1979 года там учился, исходил весь город пешком. Это был прекрасный город, город встреч и праздников. А потом полетело: Блинов, Толстошеин, Черепков... Город планомерно убивали. Но перед саммитом АТЭС государство вложило денег, и Владивосток стал другим, опять превратился в город встреч. И Дальний Восток продолжает меняться в лучшую сторону. Состояться можно и здесь.

«В семье достаточно одного политика»

- Олег Николаевич, Вы были бизнесменом, сейчас в политике... Ваш сын не планирует идти по Вашим стопам?

- Я бы пожелал заниматься ему производственными делами. Мне не хотелось, чтобы он на истории отца плыл по жизни. У него сейчас свой собственный путь. Он в Приморском крае формирует свое дело с нуля. Думаю, придет время — и вы о нем услышите как о бизнесмене. Политических амбиций у него нет. И, я считаю, это правильно: в семье хватает и одного политика.

Конечно, стартовать ему было попроще, попроще была ситуация с первоначальным капиталом. Но и задачи он себе поставил сложные. Я думаю, у него получится поработать на благо родного Дальнего Востока.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Loading...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Push 1