горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
Волгоградская область
21 января 2019, 16:38 0
Редакция «ФедералПресс» / Ярослав Малых

«Многим кажется, что именно в его дворе самая плохая дорога. Это такая форма волгоградского патриотизма»

Алексей Волоцков
Руководитель комитета по транспорту и дорожному хозяйству гордумы Волгограда А.Волоцков

Один из самых известных волгоградских политиков Алексей Волоцков в сентябре прошлого года после третьего избрания в городскую думу неожиданно возглавил в новом созыве комитет по транспорту и дорожному хозяйству, хотя прежде курировал социальные вопросы. А в конце года Волоцков еще и возглавил региональную рабочую группу по реализации в области соответствующего национального проекта. Что заставило народного избранника так переориентироваться, как с ним проще связаться, какие проблемы и какими средствами в дорожной сфере предстоит решать, а также почему же все-таки в Волгограде так дороги дороги, политик рассказал в эксклюзивном интервью «ФедералПресс».

Алексей Анатольевич, признайтесь, не собственное же решение было переключиться на транспортно-дорожную тематику? Направили и не приняли возражений?

– Почему же? Мне давно эта сфера интересна, больше того, я ею всегда так или иначе занимался. Да, основной профиль в прошлом созыве у меня был иной, но по важным вопросам я всегда подключался, старался разбираться и решать вопросы. Например, я с фракцией («Единая Россия». – Прим. ред.) не один раз собирал все заинтересованные структуры, которые занимаются инженерными сетями, и мы добивались того, чтобы был наконец принят подход, что мы не должны делать дорогу там, где планируется перекладывать сети. Ведь это же народная примета – если сделали асфальт, жди, что скоро будут перекладывать теплотрассу. От этого избавляемся.

А вообще я давно, еще до депутатства (впервые был избран в 2008 году. – Прим. ред.), создал общественный проект «Дороги Волгограда» в сотрудничестве с Владимиром Климовым, тогдашним начальником городской ГАИ. Мы собирали все предложения жителей Волгограда по оптимизации дорожного движения. Благодаря этому проекту появились новые светофоры, а где-то они, наоборот, были убраны. Начинали и оптимизацию, связанную с круговыми движениями, в том числе на Второй продольной магистрали. Было интересно.

Сейчас хочу погрузиться в эту сферу глубже. Понимаю, что она до сих пор одна из самых острых. Хотя за последние годы в вопросе дорог, их улучшения, конечно, есть большое, что называется, движение вперед.

А за это же надо сказать спасибо ЧМ-2018, а также общей стратегии Росавтодора по обновлению федеральных магистралей, не так ли?

– А Волгоград, в том числе, для того и включали туда, чтобы эту сферу подтянуть. Есть результат, он – налицо.

Я вот в прошлом году ехал с товарищем через всю Россию на его машине. С Алтая до Волгограда. Когда въехали уже в нашу область, то точно было видно, что у нас дороги, конкретно трасса на Саратов, ощутимо лучше, чем во многих регионах. Например, в сравнении с Омской областью, Челябинской, Башкирией.

Но и по федеральным трассам, конечно, есть чем заниматься. Дорогу на Котельниково делать надо. А так называемую быковскую трассу, то есть дорогу Самара – Пугачев – Энгельс – Волгоград, уже в этом году начнут ремонтировать. В планах – ремонт более 140 км федеральных трасс.

Это все хорошо, но какая роль у рабочей группы? Зачем она нужна, ведь там депутаты и чиновники, которые и так должны заниматься всем этим по своей работе?

– У национального проекта цели стратегические, и до 2024 года должен быть обеспечен качественный рывок. Наша задача – помочь профессионалам и общественности определить приоритеты и улучшить качество. Все наши вопросы и предложения на рабочей группе будут сразу обсуждаться с теми, кто принимает решения и их воплощает (председатель профильного комитета администрации области Анатолий Васильев – член рабочей группы. – Прим. ред.). В ближайшие дни я встречаюсь поочередно со всеми членами группы, в итоге у каждого будет свое направление, свой участок. У кого-то это больше кадровые вопросы и инициативы, у кого-то выработка конкретных предложений, а у некоторых – контрольные задачи.

Контрольные только по части качества, или это понятие шире? У нас в сравнении со многими другими регионами средняя стоимость дорожных работ в последние годы заметно выше – по-моему, в полтора раза. Почему так происходит, вы же разберетесь?

– Вопрос цены зависит от разных параметров. Мне тоже часто говорили: «А почему на этой дороге 300 метров за 10 миллионов, а на другой столько же уже за 15?» Потому что бывает разная ширина проезжей части, разные основания, бордюры, много других нюансов. Вот нулевая продольная была дороже, потому что там гранитный бордюр.

Напомню, что раньше основание у нас делалось из мелового щебня из Фроловского района. А он не выдерживает тот уровень нагрузки, который необходим. Если брать, например, Ростовскую область, то там щебень добывают, и он стоит 800 рублей за тонну, а к нам его привозят уже за 1200 рублей. Это справедливое, точнее обоснованное увеличение цены. Я знаю, что дорожники ищут, где дешевле взять битум. Вплоть до каких-то мини-заводиков в Самаре. На самом деле вилка по сметным расчетам очень узкая. Невозможно «нарисовать» что-то, чего там не будет.

А одна из задач нашей группы – искать варианты, методики, как можно удешевить работы и материалы без потери, разумеется, качества.

Вы сказали, что именно рабочей группе предстоит определить приоритеты. Разве они не очевидны?

– Есть опорные задачи. Это важнейшие и крупнейшие проекты – достройка моста через Волгу и Ахтубу, а первейшая, конечно же, – это строительство южного обхода города. Этого ждали десятилетиями, про это много говорили, но теперь строительство уже утверждено на высшем уровне. Проектная документация дорабатывается, и в конце нынешнего года начнется строительство. Обратной дороги уже нет.

С этим все понятно, а вот менее масштабные, но тоже значимые проекты нужно ранжировать, учитывая и предложения жителей, и объективные характеристики.

В ОНФ считают, что власти в Волгограде недостаточно ориентируются на данные «Карты убитых дорог»…

– Есть разные методы собрать предложения, в том числе и проект ОНФ. Но не только. Мы планируем запустить специальную страничку в соцсетях, где люди могут высказать предложения именно нашей группе. Тут еще есть такой момент. Многим кажется, что именно его дорога самая плохая. А объехав город, они видят: оказывается, есть хуже. Это волгоградский патриотизм. Своего рода. Некоторые прямо говорят: «А мне плевать на соседей, сначала в нашем дворе сделайте». Но для того мы и привлекаем профессионалов, чтобы руководствоваться не только эмоциями. Должен быть строгий прагматизм.

Много предстоит решить вопросов системных. Все рудименты надо искоренять. Разрытий и латок не должно быть в принципе. Это ненормально. Ненормально отсутствие парковок перед социальными объектами. Ненормально, когда в частном секторе нет дорог вообще, хотя бы в непереходном покрытии – щебнем или асфальтовой крошкой. Ненормально, когда подземные пешеходные переходы в удручающем состоянии. Ненормально еще, когда нет ливневок. Ведь любого качества дорога, когда на ней будет стоять вода, приходит в негодность. Все это будем делать.

А правда, что некоторые ливневки в Волгограде вообще никому не принадлежат, а часть не могут, что называется, поделить?

– Есть такое. В ряде случаев ответственность буквально пытаются спихнуть друг на друга. Пятнадцатого декабря мы собирали совместное заседание комитетов думы – моего и ЖКХ. И обратились к главе города, чтобы он назначил уполномоченного по этому вопросу.

Чтобы все перечисленные «ненормальности» искоренить, недостаточно просто выделить деньги, нужно все это сделать. Кто это будет выполнять – опять иногородние подрядчики? И почему у нас за столько лет хорошего финансирования, начиная с 2013 года уже, не выросли собственные компании?

– Они растут. Но вообще дело обстоит следующим образом. Мы изучили опыт многих регионов, он разный. Есть диаметрально противоположный – либо все выполняют ГУПы, либо все подрядчики. Есть и смешанный подход. Такой и у нас, и, на мой взгляд, он оптимальный. Мы взяли курс на поддержку и постепенное увеличение доли нашего предприятия «Волгоградавтодор», а также наших муниципальных предприятий МУП «Северное» и МУП «ДСЭР Советского района». Им постоянно дают заказы, чтобы они развивались, загружались работой, закупали технику. Но пока полностью все на себя они взять не в состоянии. «Северное» около половины работ отдает на субподряд. Но задача – все-таки наращивать собственные объемы. Кстати, асфальтовый завод работает нормально.

А подрядчики действительно предпочтительнее волгоградские. Мы не можем все время рассчитывать на иногородних. Они могут и подвести, потому что у них есть объемы в других регионах. Но много контрактов, которые были в последние годы, делали иногородние, но набирали волгоградские компании на субподряд. Много сотрудников было и в штате, и отдельно, они получили опыт, сейчас даже его получают. Это кумулятивный эффект – они освоятся, купят технику, и вот они наши надежные подрядчики. Повторюсь, уже растут. И их будет больше.

Даже завзятые критики депутата Волоцкова признают, что вы очень активно работаете на округе. Некоторые говорят, что лучше всех в городе. Но с такой нагрузкой уже не получится поддерживать такой уровень?

– Вовсе нет. Смотрите, вопрос не в том, чтобы быть экспертом, а в том, чтобы правильно выстроить коммуникацию и организаторские вопросы. Муниципальный уровень – это, пожалуй, 30 % стратегии и понимания, а 70 % – как говорится, «бери больше и кидай дальше». Здесь нужно узнавать, смотреть, состыковывать, контролировать, выезжать на место. Не сидеть писать проекты или законы, а участвовать в процессах, которые требуют повышенной моторики, внимания и организаторских способностей. Чисто менеджерская функция – систематизировать, распределить, организовать и контролировать.

А у меня на округе давно отлаженная система. Каждый день работают три помощника, приемная. Телефон, которому уже 11 лет, знают все. Мы как диспетчерская уже там. И работа не прекращается ни на минуту. Так что, если меня нет на месте, там ничего не встанет. Хотя я часто бываю на округе и еженедельно веду прием. Получаю сообщения и в мессенджерах, и в соцсетях, причем не только от помощников, но и от наших жителей.

Как проще обратиться – в приемную, письмом в думу или в соцсетях?

– Есть оперативные вопросы, которые требуют быстрого вмешательства. На днях инвалид с улицы Штеменко в час ночи написал в Facebook, что нет отопления в доме, и довольно долго. Я сразу позвонил городскому диспетчеру. А вот долгосрочные вопросы, конечно, лучше через письменное обращение. По благоустройству или аварийному жилью. Есть много тем, с которыми можно помочь, только если есть соответствующая федеральная или областная программа.

Но соцсети – это хорошо, я, например, никогда никого не банил. Критики не боюсь, она меня не раздражает, а скорее мобилизует. Заставляет подходить к себе более требовательно. Критика, кроме перехода на личные оскорбления, вообще всегда полезна. У меня были случаи, что люди, которые жестко высказывались в мой адрес, но по реальным проблемам, потом стали моими общественными помощниками на округе. Это надо ценить. Активных людей, к сожалению, с каждым годом становится все меньше.

Фото: ФедералПресс / Ярослав Малых

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1