Политика
Чувашская республика
4 июля 2014, 15:52 0
Редакция «ФедералПресс» / Редакция ФедералПресс

Наша цель – выйти на уровень среднеевропейского государства

Многонациональный, многоконфессиональный Приволжский федеральный округ с развитой промышленностью и большим потенциалом развития привлекает к себе политэкономические элиты России, отечественных и зарубежных инвесторов. Как и чем сегодня живет округ, с какими проблемами сталкивается и какие достижения может продемонстрировать стране и миру?

Многонациональный, многоконфессиональный Приволжский федеральный округ с развитой промышленностью и большим потенциалом развития привлекает к себе политэкономические элиты России, отечественных и зарубежных инвесторов. Как и чем сегодня живет округ, с какими проблемами сталкивается и какие достижения может продемонстрировать стране и миру? Ответы на эти вопросы «ФедералПресс» решил узнать у руководителей областей и республик, входящих в ПФО.

Второе интервью серии руководитель Приволжского бюро агентства Алексей Головенко провел с главой столицы округа – временно исполняющим обязанности губернатора Нижегородской области Валерием Шанцевым

Валерий Павлинович, главная тема сегодня, конечно же, выборы. Как вы оцениваете своих политических противников? Какой будет предстоящая кампания?

В предвыборной кампании я буду участвовать наравне со всеми, так же, как и все, буду собирать подписи и документы. Пока еще кандидаты не зарегистрированы, не могу сказать, сколько их будет – 6, 8. Каждый должен показать, способен ли он решать вопросы развития региона, понимать проблемы и трудности, которые есть, решать стратегические задачи и развивать инфраструктуру. Действующему губернатору, с одной стороны, легко: девять лет работы позади, многое уже сделано, можно показать, а не просто рассказывать, да и люди знают, что сделано. С другой стороны, тяжелее: у каждого человека, у группы людей, у поселений есть свои проблемы, свои нерешенные вопросы, которые, естественно, связываются с действующей властью. Я далек от мысли, что нет людей, которые были бы недовольны отдельной работой или отдельным направлением – это реальная жизнь в реальном регионе в реальных условиях. Буду рассказывать о том, что сделано в области, что делается, что будет сделано, а одновременно с этим доказывать, что я знаю проблемы и чаяния людей и способен их решить.

ifoto_2.jpg

Какие задачи вы ставите себе на новый срок в случае победы на выборах?

Цели понятны. Мы вышли на средние по России показатели в реальном секторе экономики, по социальным показателям. Следующая цель – до 2020 года выйти на уровень среднего европейского государства Для этого нужно еще в 1,8–1,9 раза увеличить такие показатели, как внутренний региональный продукт, объем промышленного производства, уровень производительности труда, чтобы база, которую мы сегодня создали, получила больший ресурс и могла адекватно обеспечить жизнь населения, повысить уровень и качество жизни. Если мы за восемь с половиной лет в четыре раза увеличили уровень средней заработной платы и в 3,8 раза среднедушевые доходы, то нам надо еще в два раза увеличить. Кажется, цифры меньше, но мы понимаем, что и база стала выше, поэтому задачи непростые, но они реальные, если будем эффективно работать. Нужно решить вопросы, связанные с увеличением вдвое объемов строительства жилья. Мы за восемь лет вдвое увеличили, теперь надо еще раз увеличить на столько же. Жилье должно стать доступным и с точки зрения физических объемов, и с точки зрения экономических показателей. Наши планы прописаны в Стратегии развития области до 2020 года, все время с 2005 года регион развивался в рамках этой стратегии. Несмотря на то, что были кризисные и посткризисные годы, нам удалось удержаться в рамках Стратегии. У нас сейчас реализуются серьезные инфраструктурные проекты: необходимо закончить строительство третьей очереди Южного обхода, начать строительство четвертой очереди, которая будет осуществляться исключительно за федеральные деньги, закончить строительство Борского моста и подходов к нему, начать строительство низконапорного узла, начать строительство моста в Подновье с подходами, чтобы было полное кольцо вокруг Нижнего Новгорода. Построить несколько серьезных промышленных объектов: комплекс каталитического крекинга нефти на нашем Кстовском нефтеперерабатывающем заводе и крупный машиностроительный завод в Нижнем Новгороде – оба проекта примерно по 45 млрд рублей. В 2017 году нужно начать строительство комплекса гудрона нефти за 96 млрд рублей. Каждый такой объект будет давать около 7–8 % прироста в год, а это как раз нужно для нашего развития.

ifoto_1.jpg

Антон Аверин до сих пор не написал заявление о приеме на работу. Говорят даже, что у вас были договоренности с аппаратом президента, в ходе которых одним из условий выборов в сентябре 2014 года была отставка Аверина. Так ли это?

У меня никаких договоренностей ни с кем нет. Своих заместителей я назначаю сам и увольняю сам. В связи с  проведением досрочных выборов губернатора я сложил с себя полномочия и должен был в отставку отправить и все правительство, которое вместе со мной работало. А дальше, после того как меня назначили временно исполняющим обязанности губернатора, я должен был попросить членов правительства исполнять эти обязанности до выборов, до того момента, как инаугурацию не пройдет новый губернатор. Все согласились, а Антон Аверин сказал, что он временно исполняющим работать не будет, он к этому не готов, у него есть свои планы. Я не стал назначать на эту должность нового человека: вряд ли кто-то согласится занять эту должность на три месяца. Есть практика: старший министр блока – Владимир Николаевич Челомин, и он сейчас координирует работу этого блока.

А есть ли договоренность с Авериным, что он вернется в правительство, если вы вновь станете губернатором?

У меня нет никаких договоренностей, я не привык делить шкуру неубитого медведя. Вот когда пройду выборы, если выберут, тогда буду думать.

Вы уже определились со списком возможных сенаторов от Нижегородской области в случае вашей победы на выборах?

По закону я должен определиться до конца июля, когда уже будут собраны подписи. Я этим вопросом занимаюсь – достойных людей в Нижегородской области, которые живут и работают здесь, много, и я думаю, трудностей с выбором у меня не будет.

Сейчас нижегородцы в Интернете собирают помощь беженцам с Украины, которые проживают в Нижегородской области. Какова сейчас ситуация с беженцами в регионе, какую помощь им оказывает правительство?

Всех, кто к нам приезжает, мы встречаем, как встречают людей, которые находятся в беде. Решаем все организационные вопросы, люди размещены, получают питание. Кто-то надеется здесь переждать неспокойное время, кто-то просит оформить ему статус беженца и не собирается возвращаться, работает служба занятости, миграционная служба. Ожидается, что к нам еще люди будут прибывать. У нас есть резерв – еще 250 мест. Надо будет больше – будем искать больше.

ifoto3_1.jpg

В рамках реформы МСУ предложено несколько вариантов организации муниципальной власти. Какой вариант вы считаете оптимальным для столицы региона? Возможно ли возвращение прямых выборов мэра в ближайшее время? Или у нас по-прежнему будет двуглавая система как сейчас?

Я не знаю, что такое «двуглавая система» – кто-то придумал. Она всегда была такая: во всех странах есть представительный орган власти, есть исполнительный, и они работают параллельно. Люди, которые, на мой взгляд, слабо разбираются в законодательстве и не читали закон об основных принципах формирования органов государственной и муниципальной власти, придумывают какие-то ярлыки. На самом деле все понятно, и схемы эти понятны. Главное, на что мы обращаем внимание, это даже не сам принцип формирования власти, а разделение полномочий. У каждого должны быть полномочия, которые он должен исполнять и которые должны быть обеспечены всеми ресурсами. Над этим серьезно задумываемся, и уже исходя из этого будут делаться выводы и приниматься решения по самой структуре. Я создал рабочую группу, в которую вошли специалисты местного самоуправления Нижнего Новгорода, Дзержинска, Богородского района и других муниципальных образований – они должны обдумать и обсудить варианты, узнать мнение людей и к 15 августа внести свои предложения, на основе которых мы будем формулировать основы нашего областного закона об МСУ. Нам 6 месяцев на это дается. Мы не будем спешить и пороть горячку, будем спокойно вместе со всем нижегородским сообществом принимать решение.

Недавно вы принимали участие в третьем круглом столе в Самаре, посвященном сотрудничеству регионов ПФО и провинций верхнего и среднего течения реки Янцзы. Нижегородская область оказалась на втором месте по количеству заключенных инвестсоглашений. Как вы видите перспективу развития этих взаимоотношений?

Мы ни с кем не соревнуемся, просто работаем. Мы давно сотрудничаем с КНР, и она является одним из лидеров в нашем внешнеэкономическом сотрудничестве. Вообще, мы имеем связи со 146 странами. По прошлому году Китай занял у нас четвертое место по внешнеторговому обороту региона, оборот составил около 500 млн долларов. Это уже наработанные нами связи. Мы сотрудничаем не только с провинцией Сычуань, с которой заключили договор еще в 2011 году. Сейчас составляем все необходимые рамочные соглашения и после этого будем формировать рабочие планы по реализации этих договоренностей. С провинцией Аньхой мы заключили только рамочные соглашения, потому что губернатор провинции не смог приехать в Самару, и он сказал: «Без меня с Нижегородской областью договор не заключать». С другими регионами они позволили заключить соглашения вице-губернатору, а губернатор приедет к нам в августе, и мы подпишем соглашение. Такой подход приятен. Кроме этого, имеются предварительные договоренности с провинциями Хубэй и Хунань. Тоже отправили им проекты рамочных соглашений.

Китай активно работает и на уровне делового сообщества – договариваются между собой различные структуры. У нас уже есть два совместных предприятия: одно по производству автокомпонентов, другое предприятие по химиопереработке. Есть обращение по сельскому хозяйству, есть обращение по развитию автомобильной промышленности.

ifoto_4_2.jpg

Если посмотреть на Запад, ожидается ли в 2014–2015 годах спад европейских инвестиций в региональную экономику из-за сложной внешнеполитической ситуации?

Мы этого не чувствуем. Вот у нас сейчас состоялась встреча с большой бизнес-делегацией из Германии, которую возглавляет немецкий посол. Они уже встречались с нашими представителями и ведут между собой крупные переговоры. Но Германия – это сердце Евросоюза, и у нас сейчас работают такие компании, как «Фольксваген», «Ротенмайер», «Шотт» – всего более 30 совместных предприятий, созданных с участием немецкого капитала. И Германия – это один из наших основных партнеров, по товарообороту они выше Китая – под 800 млн долларов по прошлому году, это второе место среди стран, с которыми мы сотрудничаем.

Если говорить о предстоящих событиях: в июле мы с французской компанией «Сен-Гобен» открываем гипсовый карьер в Павловском районе, они уже прошли этап подготовки своих мощностей, и завод начинает работать на полную мощность. В сентябре открываем самое крупное в Европе производство поливинилхлорида – 330 тысяч тонн. Это полуфабрикат, который нужен 20 отраслям промышленности, и мы полностью выходим на импортозамещение. Около 400 тысяч тонн этого сырья Россия импортировала из других стран, теперь мы закроем эту потребность. Это совместный проект с бельгийской фирмой «Сольвей». И таких примеров можно приводить много. Я вспоминаю наш разговор с Вилли Либхерром – основателем компании «Либхерр», который сказал: «Политика следует за экономикой, а не наоборот». Поэтому прямого сигнала о сворачивании инвестиций мы ни от кого не слышали.

Как вы оцениваете подготовку Нижнего Новгорода к Чемпионату мира по футболу 2018 года? Как мы выглядим на фоне наших соседей – Самары и Казани, не отстаем?
 
У каждого свои планы. В Казани, например, уже построен стадион, у нас проектная документация проходит строительную экспертизу. Мы планируем по графику, что выйдем в начале сентября на стройку. Построить такой крупный стадион, который стоит 15 млрд, – это же не поле перейти. Нужно серьезно подготовиться. В Казани, я знаю, когда строили стадион, проект переделывали, получилось удорожание в несколько раз. Мы не хотим этого, и поэтому основательно проектировали этот объект. Дмитрий Анатольевич (Медведев – прим. ред.) на днях утвердил проект планировки, мы формируем земельные участки, судебные процедуры прошли как положено, перемещаем таможню, так что все идет в нормальном режиме.

Что касается привлечения инвестиций, то в основе своей это будет строительство гостиниц. Мы уже имеем все землеотводы, часть гостиниц уже строится, часть – только проектируется. Некоторые инвесторы передумали работать в регионе. «Кемпински Плаза», например: мы вместе с ними закладывали камень в основание будущей гостиницы. Потом почему-то решили не строить. Но это для нас не новость, один инвестор уходит, другой приходит. Мы говорим, что привлекать инвестиции  – это как добывать металл из руды: руды много, а металла получается значительно меньше. Это нормальная работа, они же вкладывают свои деньги, мы не можем их обязать, но свои задачи мы точно выполним и обеспечим все требования ФИФА по гостиничным местам и по другим аспектам, связанным с приемом игр Чемпионата мира по футболу 2018 года.

Недавно Счетная палата РФ заявила, что цифры при проектировании нижегородского стадиона были сильно завышены. Как избежать завышения цен при строительстве?

Я не знаю, кто дал эту информацию. Акт счетной палаты – это не приговор: есть разногласия, пусть дальше проверяют другие инстанции, у нас все в соответствии со сметой. Сейчас будет на государственной экспертизе в Москве утверждена смета строительства стадиона, начнется проектирование рабочей документации, и смета будет соблюдаться. Мы очень серьезно подходили к вопросу проектирования, лучше тщательнее подойти к вопросам проектирования, чем потом переделывать и тратить большие деньги на переделку и достройку.

Довольны ли вы ходом работ по развитию аэропорта? Что думаете по поводу переноса сроков начала строительства нового корпуса?

Вы (журналисты) спрашиваете: «Довольны ли?». Если бы я был всем доволен, я бы сидел и ничего не делал (смеется). Реконструкция аэропорта – очень сложная задача, мы ее предварительно очень серьезно готовили, провели международный конкурс, отобрали инвестора, который вместе с нами сейчас провел необходимые подготовительные работы. Трудно формировался сам земельный участок, потому что надо было сводить федеральную, региональную и муниципальную собственность, процесс проектирования дал новые вызовы. По предварительным планам, надо было построить новый терминал площадью 15 тысяч кв. метров и закончить его строительство еще в 2014 году. Но в процессе проектирования и разработки самого проекта стало ясно, что это не совсем целесообразно, поэтому обновленный проект предусматривает строительство первого терминала площадью 27,8 тысяч кв. м. Начали мы стройку 10 июня, генподрядчик и инвесторы планируют закончить строительство в декабре 2015 года, чтобы Новый год встречать уже с новым терминалом, где будет трехэтажное здание, зона прилета, зона отлета, четыре телетрапа, зоны отдыха, кафе и рестораны, комнаты матери и ребенка и т. д. Пассажиропоток очень серьезно развивается, в прошлом году уже подошли вплотную к миллиону пассажиров в год. В дальнейшей перспективе, если пассажиропоток продолжит расти, будет построен еще один терминал до 2018 года. Для сравнения: тот терминал, что действует сейчас, только 8 тысяч метров.

Вокзал тоже будет реконструирован?

Да. Есть проект реконструкции, он сейчас проходит согласование в ОАО РЖД, изыскиваются средства на его финансирование. Эта работа также до 2018 года будет проделана.

Недавно премьер-министр России Дмитрий Медведев дал указание Министерству финансов подготовить меры реагирования на внештатные ситуации, которые могут возникнуть в связи с санкциями стран Запада. У нижегородского правительства есть такой план? Насколько регион уязвим в этом отношении?

Мы пока не наблюдаем кризиса. И по 2013 году у нас неплохие результаты, и по первому полугодию 2014 года. Да, есть снижение в некоторых отраслях, но рыночная экономика не подразумевает постоянного роста во всех отраслях. Где-то потребительский спрос повышается, где-то понижается. Идет непростая борьба за потребителя. Каждый борется за рынки сбыта, это реалии современности, и мы с этим работаем уже не первый год. Что касается работы в кризисных условиях, у нас есть опыт 2008–2009 годов, есть и организационные структуры, которые запускаются, как только появляются признаки кризиса. Мы понимаем, с кем надо работать, как надо работать, если будут какие-то кризисные явления. Сейчас у нас непростая ситуация с налогом на прибыль, связанная с созданием консолидированных групп налогоплательщиков. Мы потеряли около 6 млрд рублей. Есть решения, связанные с компенсацией убытков, за 10 лет накопленных предприятиями за счет текущей прибыли, хотя это было сделано в предкризисные годы. Кризис давно прошел, и надо было вернуться хотя бы к трехлетнему периоду. Сейчас над этим работает Минфин, правительство РФ. Нам сказали, что в ближайшее время эти вопросы будут решены.

Сегодня промышленность Нижегородской области находится в непростом положении, часто появляется информация о сокращении рабочей недели на заводах, о готовящихся увольнениях и сокращении объемов производства. Не приведет ли это к сокращению налоговых отчислений предприятий в бюджет региона?

Ситуация для нас понятная: допустим, Павловский автобусный завод. Сократился объем заказов на автобусы. Они увольняли на этот период 250 человек. Мы 211 человек устроили на соседние предприятия – в этом же городе, в этом же районе. Это наша повседневная работа. Служба занятости в год трудоустраивает около 70 тысяч человек. В одном месте внедряется новое оборудование. Там один станок заменяет полцеха универсальных станков. С одной стороны, все кричат: «Нас увольняют», а с другой стороны, если не модернизировать предприятия, не повышать производительность труда, никаких целей не добьемся.

Людей, которых сократили с производства, необходимо направлять в ресурсные центры, чтобы они получали новую рыночную специальность и устраивались на другие предприятия. Это миграция, она должна быть. Я, например, считаю, что у нас достаточно рабочей силы. Демографическая яма, о которой все говорят, нам не помешает. Сегодня надо осваивать современные высокотехнологические процессы, давать людям рабочие места с высоким уровнем производительности труда, чтобы они получали высокую зарплату и могли сами удовлетворять свои каждодневные потребности, чтобы власть каждый день им не была нужна. Сейчас у нас больше льготников, чем тех, кто работает без всяких льгот.

Достаточно остро в регионе обсуждается тема реформы здравоохранения. На своей последней большой пресс-конференции вы раскритиковали старую систему, назвав ее социальным приютом. Чем будет лучше новая система, что изменится для врачей и пациентов?

Я не называл всю систему «социальным приютом». Я говорил, что целый ряд больниц и стационаров, которые сейчас есть, процесс лечения понимают по-своему, и самое главное, что и сами больные тоже понимают его по-своему. Часто бываю в больницах, спрашиваю мнение пациентов – они говорят: «Кормят хорошо». Вот это первый ответ, который можно услышать. Процесс лечения, когда хорошо кормят, а на тумбочке стоит пенальчик с таблетками – это не для стационара, это можно и дома делать. А ведь смысл стационара заключается в том, чтобы человек, попав туда в стадии обострения заболевания, быстрее восстановился и здоровым вернулся в семью, на работу. Для этого нужно современное диагностическое и лечебное оборудование, современное оборудование для реабилитации – этого в каждом селе не сделаешь. В свое время вся Бельгия обслуживалась одним компьютерным томографом, и он работал круглосуточно, а мы хотим установить везде оборудование экспертного класса, чтобы оно по часу работало и чтобы кто-то когда-то туда, возможно, попадал.

Наша задача, и мы ее решаем, – сделать систему здравоохранения трехуровневой. Первый уровень – амбулаторное обслуживание либо со своим лечащим врачом, либо в поликлинике, либо врачом общей практики. Здесь большую роль играют, особенно в больших по площади регионах, фельдшерско-акушерские пункты, мы их тоже усиливаем с тем, чтобы принимать первичные обращения. Далее идут дневные стационары, куда надо направлять за простейшими процедурами с тем, чтобы человек пришел по направлению врача, сделали процедуру, он отдохнул, пошел домой. Дальше идут межрайонные диагностические центры и районные больницы – они являются основным звеном, они должны быть хорошо оснащены и все лечение взять на себя.

Еще мы создаем специализированные межрайонные центры – перинатальные, для того чтобы сам процесс родовспоможения шел адекватно ситуации, потому что роды в районном родильном отделении, где один фельдшер, это нонсенс. Роды могут случиться вечером, ночью, а один человек не может работать круглосуточно. Нужно роженицу сопровождать до 38-й недели и в плановом порядке везти в межрайонный центр, где профессиональные врачи принимают по 10–12 родов в сутки. Эта система уже дает результаты: за счет создания межрайонных центров мы младенческую смертность снизили на 40 %.

Сердечно-сосудистые заболевания. Мы понимаем, что человек, у которого произошел инсульт, инфаркт, если его оперативно не доставить в то лечебное учреждение, где ему окажут экстренную медицинскую помощь, он либо останется глубоким инвалидом, либо погибнет. Представьте себе, что его привезли на ту койку, где «хорошо кормят». Сейчас мы накрыли сетью межрайонных центров всю область.

Травмацентры. Травмы вышли на второе место по смертности. Судите сами – то, что на дорогах происходит, это не из-за того, что жизнь плохая, а наоборот, социальная жизнь хорошая, машин много. Пострадавшим в аварии надо оказать помощь в течение часа. Созданные нами межрайонные центры перекрыли все дороги. Радует, что смертность после ДТП у нас самая низкая, ниже, чем в Москве и Санкт-Петербурге, но смертность непосредственно в ДТП – самая высокая.

Если говорить о кардиохирургии, то у нас делалось 350 операций в год, сейчас шесть тысяч. Я разговаривал с Бокерия, Чазовым, Иоселиани, они говорят, что в московские центры нижегородцы обращаются реже. К этому мы и стремимся – адекватная помощь, от минимальной до самой высокотехнологической, должна оказываться здесь, в Нижегородской области. И система должна работать так, чтобы каждый больной человек попал именно в тот медицинский центр, на ту койку, где его вылечат, а не просто хорошо накормят.

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Push 1