горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
Москва
15 мая 2019, 09:39 0
Редакция «ФедералПресс» / Мария Чернова

«Фейковые новости во время ЧП – это последствия информационной политики Советского Союза»

О том, могут ли СМИ обойтись без спекуляций на трагедиях, подобной смертельному пожару в кемеровской «Зимней вишне», и что на самом деле провоцирует слухи и фейковые новости во время ЧП, на медиафоруме независимых региональных и местных СМИ «Правда и справедливость», рассуждает главный редактор телеканала «Russia Today» – международного информационного агентства «Россия сегодня» и информационного агентства «Sputnik» Маргарита Симоньян:

«Онлайн-трансляции похорон или фото жертв с места ЧП – это не новая реальность, это старая реальность. В моем детстве телеканалы постоянно проводили трансляции Кашпировского. К сожалению, так устроено человечество. Кому как не нам, журналистам, знать, что нехорошее показывают, исключительно потому что нехорошее смотрят, его печатают, потому что нехорошее читают. Не хуже меня знаете, что если бы аудитория предпочитала с утра до ночи смотреть «Лебединое озеро» и веселые детские утренники, телевидение транслировало бы балет и репортажи из детсадов, и никак иначе. К сожалению, мы с вами, люди, устроены так, что нам интересны горе, боль, трагедия, плохая новость. В маршрутках, в соцсетях и мессенджерах, у себя на кухнях люди обсуждают трагедию в Кемерове или сгоревший самолет. Никто не обсуждает, что в Новосибирске изобрели керамический коленный сустав, который превосходит все аналоги, что до этого существовали в мире. Это круто? Круто! Новость? Новость. Но дома вас и муж, и мама, и ребенок спросят, что там случилось в Шереметьево, а не – как там уникальное изобретение из Новосибирска, что там за коленный сустав. Это данность. Журналистика всегда ориентировалась на предпочтения своей аудитории и всегда была честна. Давайте и мы с вами будем честны. Мы можем поворчать по этому поводу, но, я думаю, мы с вами не в том возрасте.

Вы можете привести в пример Советский Союз, но та журналистика была возможна только там и только тогда. Именно потому что там не было никакой конкуренции. Если у вас два канала, вы будете смотреть, что бы они ни показывали. У нас есть роскошный телеканал «Культура», на котором даже рекламы нет, но мы же не можем с вами сказать, что это самый популярный канал в нашей стране. Мы даже не можем сказать, что он в целом популярнее, чем одна программа «Дом-2».

Что касается этики – что показывать, что не показывать – действительно, в Америке вы не найдете фото или видео жертв трагедии 11 сентября, но не потому что все такие белые и пушистые молодцы, а потому что это запрещено. Вот для этого и нужен арбитр, государство, которое скажет: «Вот это показывать нельзя». Это как в торговле – есть один ларек, который платит налоги и продает булочки за 10 рублей, а есть второй, который налоги не платит и потому продает булочки по 3 рубля – конечно, все побегут во второй ларек и недобросовестный продавец в итоге выиграет. Так и здесь: хорошие и правильные телеканалы, СМИ договорятся и не будут показывать то, что неэтично, что приводит к неврозам у аудитории. Но обязательно найдутся нехорошие, непорядочные, которые это покажут. Что произойдет? Аудитория порядочных уйдет ко вторым. Нужны законы о том, что нельзя, и это должно работать для всех. В цивилизованных странах есть такое понятие как «tragic content» (трагический контент, - прим. ФП) и для него прописаны нормы, в какой мере его можно показывать, как нельзя. Мы вещаем во многих странах мира, подчиняемся этим законам, жесточайшему законодательству, согласно которому, например, запрещено показывать открытую рану и многое другое. Но это должно действовать для всех и должны быть способы контролировать соблюдение этих законов всеми СМИ. Иначе: не будет показывать телевидение, этот контент уйдет в twitter, там запретят – в Telegram, где вообще ничего не регулируют. В итоге вся аудитория перетечет туда.

Что касается создания фейковых новостей и слухов во время ЧП, трагедий – когда, например, сообщалось о трех сотнях погибших в «Зимней вишне», информацию о которых власти якобы пытаются скрыть, я считаю, что это последствия информационной политики Советского союза, когда десятилетиями воспитывалось недоверие к информации, предоставленной госорганами. Когда никто не сообщал об авиакатастрофах, замалчивали расстрел мирных демонстраций. Мне кажется, в нашей стране должно смениться не одно поколение людей, чтобы народ в целом начал верить информации от правительства. Еще живы люди, которые со времен СССР убеждены: «Правды нам не скажут». В странах, где власти вынуждены уже очень давно – пару сотен лет – говорить людям правду, сами жители и засмеют сторонников различных теорий заговоров. У нас это пока не так, но тоже меняется. Я приведу пример времен, когда еще не было соцсетей и мессенджеров: в 1999 году я жила в Краснодаре и вдруг кто-то запустил слух о том, что на Волгодонской атомной станции произошел взрыв и отравленное облако идет на Краснодар. Этой информации не было ни в каких СМИ, ее передавали только на улицах. Вы не представляете, что стало с городом. Погибло множество людей: в драках в очередях в аптеку за йодом, в плюс 40 люди запирались в домах и просто задыхались, становилось плохо с сердцем. Когда власти дали официальное опровержение, паника только усилилась. Потому что была и есть тенденция – не верить.

Вот когда государство научится быстро, оперативно и предельно честно реагировать во время ЧП, тогда эта ситуация изменится. На сегодня надо признать наше государство, госорганы работать с информацией, со СМИ, не умеют. Ситуация меняется – если сравнить как власть информировала население во время трагедии «Норд-Оста» и недавнее – в Шереметьево. Да, этого пока недостаточно, это не так оперативно, как нужно, не в тех исчерпывающих формулировках, как надо, но ситуация меняется».

Фото: РИА Новости

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1