горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
Кемеровская область
16 февраля 2017, 14:55 9
Редакция «ФедералПресс» / Сергей Спицын

КемГУ: образование вне закона?

Кемеровский госуниверситет рискует оказаться в центре еще одного крупного скандала. Руководство вуза нарушило в отношении преподавателя несколько федеральных законов, что может привести к затяжному судебному процессу. Как и чьи права были ущемлены, разбирался корреспондент «ФедералПресс».

Прямая и явная угроза

В начале текущего учебного года главный гуманитарный вуз Кемеровской области уже попадал в СМИ не только регионального, но федерального и мирового масштаба – даже лондонская газета Guardian писала о «голом посвящении историков из КемГУ».

Тогда вследствие гигантского скандала своих постов лишились директор института истории, государственного управления и международных отношений и пара его заместителей, а университет, выражаясь языком ректора Александра Просекова, понес «существенные репутационные потери. Второй подобный кризис да в преддверии выборов ректора университета, назначенных на 3 марта, может иметь далеко идущие последствия, касаемо не только вуза, но и всей системы высшего образования.

Пункт преткновения

У старшего преподавателя института филологии, иностранных языков и медиакоммуникаций КемГУ Нины Обелюнас контракт на работу в университете заканчивался 27 января. Потому заседание ученого совета инстиута, которое должно было подтвердить квалификацию педагога и рекомендовать ее для продления договора и дальнейшей работы, не вызывал опасений. Однако первое заседание совета прошло, по словам преподавателя, с грубыми нарушениями регламента, а второй, после поданной апелляции, все-таки рекомендовал госпожу Обелюнас для продления договорных отношений, но на конкретный срок, что противоречит положению в порядке замещения должностей педагогических работников, относящихся к профессорско-преподавательскому составу, а документ, регламентирующий института и его ученого совета вообще отсутствует, потому как еще находится в стадии разработки. «На мой взгляд, Ученый совет меня может либо избрать, либо нет, и никаких других полномочий у него нет», – отмечает Нина Обелюнас. Предполагая, что предложенный срок до 31 августа 2017 года, может в итоге обернуться непродлением договора на следующий учебный год, преподаватель отказалась подписывать краткосрочный контракт. В свою очередь, госпожа Обелюнас предложила пролонгировать имеющийся договор согласно статье 332 Трудового кодекса, потому как со слов сотрудника, ей не поступали уведомления от университета об изменении сроков договора за два месяца до истечения действия контракта. Не получив конкретного ответа на первое свое заявление, преподаватель написала еще одно, с опорой на пункт 4.4 из «Отраслевого соглашения по организациям, находящимся в ведении Министерства образования и науки Российской Федерации, на 2015-2017 годы», где говорится, «если научно-педагогический работник успешно прошел конкурс, но в последующем стороны не смогли договориться о приемлемом конкретном сроке трудового договора, трудовой договор с таким лицом заключается на неопределенный срок».

Ректорат, в свою очередь, считает данный пункт рекомендательным и настаивает, что преподаватель был обязан подписывать предложенный договор до конца августа. «Как мне представляется, мы провели все по закону и предложили оформить отношения. Одна из сторон отказалась. Пусть компетентные органы определяют, кто прав, кто виноват. Ни вы, ни я не можем объективно оценить, на это есть суд и трудовая инспекция. Пусть будет, как скажет суд. Мне несложно будет извиниться, пожать руку, выплатить зарплату и продолжить работу», – обрисовал свою позицию ректор Просеков на встрече со студентами, которые написали коллективное письмо о восстановления своего преподавателя. На то, чтобы ответить на вопросы корреспондента «ФедералПресс», Александр Просеков не нашел время, сославшись на тотальную занятость.

Репрессии как политика

Любопытно, что пункт 4.4 из «Отраслевого соглашения» уже фигурировал в судебном процессе другого преподавателя против руководства вуза из ХМАО. В 2015 году Ванда Тиллес, доцент кафедры физики и общетехнических дисциплин Югорского госуниверситета, подала в суд по поводу неправомерно заключенного с ней на год трудового договора, приложив к иску протокол разногласий. Проиграв суд первой инстанции, который, по словам госпожи Тиллес, «превратился в избиение младенцев», истец смогла выиграть Апелляционный суд, признавший верховенство «Отраслевого соглашения» над региональными законодательными актами и обязательность к исполнению пункта 4.4 в его второй части. В итоге с Вандой Тиллес был заключен новый пятилетний договор, а через год были пересмотрены договора большинства ее коллег в сторону увеличения сроков действий до трех и пяти лет. В качестве причины, побудившей вуз сначала заключить годичный договор, госпожа Тиллес называет несогласие ректората со внеучебной деятельностью доцента. «Мы организовали профсоюз, защищавший права преподавателей, заключили коллективный договор с вузом, спорили по малейшему поводу с ректоратом. Как ответ – репрессия на наши действия: годичный контракт со мной и отсутствие рекомендации на ученом совете для председателя нашего профсоюза», – рассказывает доцент.

Аналогичная ситуация сложилась и в КемГУ, где Нина Обелюнас – слишком заметная фигура по защите гражданских прав студентов. В 2015 году она написала заявление в прокуратуру города, выступив против съема студентов с ее занятия на прослушивание бюджетного послания губернатора Кемеровской области Амана Тулеева. «И по мнению прокуратуры это было прямое нарушение статьи 48 Федерального закона «Об образовании», - говорит преподаватель. В итоге, прокуратура вынесла университету представление. Спустя год, студенты второго курса института филологии, иностранных языков и медиакоммуниакаций написали жалобу ректору на проведение покрасочных работ в учебном корпусе во время занятия у Нины Обелюнас. «В беседе со студентами, один из проректоров сказал, что найдет статью, по которой меня уволить и они ее нашли», – рассказывает госпожа Обелюнас.

Фактический нюанс

Помимо неправомерного непродления договора, КемГУ еще в одностороннем порядке разорвал другой срочный договор, по которому госпожа Обелюнас вела почасовые занятия в гимназии №41, хотя срок этого договора истекал 31 мая 2017 года. Самое интересное было позже: несмотря на ознакомление с приказом об увольнении у Нины Обелюнас еще на протяжении недели не был аннулирован пропуск, хотя ректор Просеков во время своей встречи со студентами утверждал, что уже 28 января доступ на работу для нее был закрыт. То есть, де-факто договор все же был с ней заключен. Руководитель юридической компании «Мера» Александр Робакидзе считает, что у госпожи Обелюнас хорошие шансы на восстановление справедливости в судебном порядке. «С профессиональной точки зрения Нина права, ее права были нарушены и увольнение вследствие непродления договора незаконно, потому что соглашение не было достигнуто и у нее хорошие шансы на заключение срочного договора. Что до пункта 4.4, то в его в первой части действительно есть фраза «рекомендуем заключать», но вот дальше указано в утвердительной форме, если не договорились о сроке, то выбор один – неопределенный срок. И это логично, потому что работник – слабая сторона и зачастую работодатель предлагает единственный вариант, который выгоден только ему», – рассуждает юрист.

Почему же руководство вуза пошло на такие многочисленные нарушения? Юрист Робакидзе видит в этом волю отдельных людей и общие правила Системы: «Работодатель хочет достичь той задачи, которая у него есть и если не соблюдаются какие-то нормы, то так и должно быть. Никто не будет тратить много сил и средств на какого-то рядового работника, чтобы пытаться соблюсти все права и процедуры. Есть Система и она работает именно так».

С другой стороны, руководство госуниверситетов по всей стране вынуждено соблюдать «дорожную карту» от Министерства образования и науки РФ, по которой следует оптимизировать количество штатных единиц, привести их к соотношению «1 преподаватель на 12 студентов» к 1 сентября 2017 года. Из-за этого ректоры вузов находят разные причины для увольнения преподавателей, сокращения ставок и закрытия целых структурных подразделений, что не так давно случилось и в КемГУ с факультетом политических наук и социологии. Да, при несоблюдении «дорожной карты», Центр не погладит по головке нерадивых исполнителей на местах. В таком случае, конфликт и потенциальный судебный процесс Нины Обелюнас против КемГУ грозит не только неприятностями для университета. Он дает возможность и право каждому преподавателю по всей стране защитить свои права и восстановить справедливость в судебном порядке, согласно букве закона. Таким образом, ставя под вопрос законность проводимой реформы.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы получать ежедневные обзоры новостей и самых важных материалов.
Версия для печати:
Loading...
Комментарии читателей
9
comments powered by HyperComments