Общество
Москва
19 апреля 2017, 13:06 0
Редакция «ФедералПресс» / Александр Садовников

Метадон против героина: кроме наркомафии, выигравших нет

Наркоугроза приобретает все новые формы, распространяясь через интернет, генерируя каждый раз новые химические формулы, которые МВД попросту не успевает запрещать. Косность методов противодействия все более очевидна, и самый негативный результат этого – нарастающее потребление «дурман-травы» во всех ее проявлениях детьми и молодежью. Общество и специалисты-наркологи никак не определятся с тем, как, собственно, лечить наркозависимость. Предложения о легализации легких наркотиков и заместительной метадоновой терапии, на которую «подсели» наркологи Запада, выглядят крайне провокационными. О том, как прошло обсуждение этих и других вопросов на международной конференции в Общественной палате, читайте в репортаже корреспондента РИА «ФедералПресс».

Статистика, которую озвучил заместитель Генерального секретаря ООН, исполнительный директор управления ООН по наркотикам и преступности Юрий Федотов, оказалась крайне удручающей. На сегодня в мире, по данным ООН, насчитывается примерно 30 миллионов проблемных наркопотребителей. Из 30 миллионов человек 11,5 миллионов человек употребляют наркотики инъекционным путем. Из них 14 % имеют позитивный ВИЧ-статус, 52 % – гепатит С, 9 % – гепатит В. Ежегодно от наркотиков погибает до 200 тысяч человек. Причем речь здесь идет только о тех, кто умирает от передозировки и других медицинских причин, связанных с употреблением наркотиков. Однако эта цифра не включает в себя смертность, связанную с насилием и уличной преступностью. В целом же ежегодные потери от наркотиков, если брать во внимание потерю трудоспособности и преждевременную смерть, составляют 17 миллионов человек.

39edb2ef700d68d8e9aa970e3ea98686.png

Юрий Федотов назвал и другие цифры: «Наркотрафик тесно связан с международной организованной преступностью, и это одна из крупнейших статей дохода транснациональной организованной преступности. Он оценивается в сумму примерно 3,6 % глобального ВВП в мире, или 2,1 трлн долларов. Только в Евросоюзе доход наркобаронов составляет 24–28 млрд долларов ежегодно. То же самое касается и стран, которые производят наркотики. Афганистану наркотики приносят 15 % валового национального продукта».

6b2f51d4a1101af33c42e6ced4cec03b.png

Твердое «нет» для заместительной терапии

Заместитель секретаря Общественной палаты Сергей Орджоникидзе обратил внимание на необходимость социализации наркоманов и роль наркоторговли в финансировании терроризма: «Борьба с наркотиками подразумевает не только ликвидацию преступных сообществ, перекрытие каналов поставок наркотиков, уничтожение лабораторий по их производству, но и комплексные программы по реабилитации тех, кто стал жертвой наркомании. Важно, что наш национальный подход не предполагает замену одного наркотического дурмана на другой, а нацеливает на полный и осознанный отказ от наркопотребления в целом. Вызывает обеспокоенность тот факт, что именно наркобизнес обеспечивает значительную часть финансирования террористических организаций, в частности таких, как группировка «Исламское государство» (запрещена в РФ), а также организованной преступности.

Еще одна угроза – это стремительное распространение во всех регионах мира новых психоактивных веществ, которые более доступны и более опасны для здоровья людей. В перспективе это может привести к глубоким изменениям структуры наркотического рынка в худшую, разумеется, сторону».

Законы наркорынка

Юрий Федотов рассказал о росте угрозы распространения наркотиков: «Если сравнивать ситуацию сейчас и в 1980-м году, перехват наркотиков вырос с 10 до 35 %, что немало. Но вызовы остаются. Во-первых, несмотря на все усилия, мы наблюдаем в последние два-три года рост производства наркотиков в основных наркопроизводящих странах и регионах: в Афганистане, Колумбии и Юго-Восточной Азии.

Естественно, предложение регулируется спросом. Но избыток предложения тоже ведет к образованию новых рынков, к повышению спроса. Именно сейчас в условиях, когда основные рынки наркопотребления стабилизировались, речь идет о развитии и освоении новых рынков. Одна из таких возможностей – это стирание граней, которые раньше существовали между странами, которые производят наркотики, которые являются транзитными государствами, и, в основном, потребителями. Сейчас Афганистан, например, имеет самый высокий показатель в мире опиумной зависимости – 2,7 %, если брать население, от 15 до 64 лет. Иран – 1,3 млн наркоманов. В Западной Африке, которая в последние десятилетия стала перевалочным пунктом для кокаина из латинской Америки в Европу, насчитывается 2,5 миллиона потребителей крэка.

С другой стороны, эта тенденция диверсификации наркозависимости приводит к росту объемов новых психоактивных веществ и синтетических наркотиков, и в частности, амфитаминной группы. По нашим данным, к концу 2016 года уже насчитывалось 700 новых видов психоактивных веществ. Мы регистрируем их, но к сожалению, производство и вброс на рынок этих веществ происходит быстрее, чем мы пытаемся отслеживать этот процесс.

Следующая новая глобальная угроза – это использование интернета, так называемый DarkNet, когда уже не надо где-то ходить по улицам, искать лиц, которые занимаются сбытом наркотиков. Все это можно сделать по интернету, получить, в том числе по почте, заказанный наркотик. Это очень серьезная проблема, которая требует самого пристального внимания.

Говоря о легализации, я хотел бы обозначить рамки этой проблемы. На фоне общей приверженности подавляющего большинства государств основополагающим конвенциям речь идет о нескольких единичных случаях. Просто они находятся в поле внимания прессы и некоторых общественных организаций. Хотя речь идет о трех-четырех случаях. Я не беру пример Нидерландов, известный всем с 1980-х годов. Сейчас голландские власти пытаются навести в этом порядок. В США девять штатов легализовали марихуану. К чему она привела. Идет рост потребления наркотиков во всех штатах и в стране в целом. Представители США, выступая на 59-й сессии Комиссии по наркотическим средствам в Вене, привели пугающие результаты независимых исследований в штатах, в которых легализовали потребление наркотиков. После легализации резко возросло количество преступлений коррупционной, общеуголовной направленности. Молодые люди не хотят работать, не хотят учиться. Они просто деградируют. Растет социальная напряженность в обществе».

Украина встала в ряд с Колумбией и Афганистаном

Начальник главного управления по контролю за оборотом наркотиков министерства внутренних дел России Андрей Храпов назвал безусловной проблемой увеличение доли изымаемых синтетических наркотиков: «В России, в основном, это психоактивные вещества амфетаминного ряда, так называемые спайсы, главным образом метилэфидрон. Раньше, в основном, это была контрабанда из Китая, но последнее время – из стран Европы, через Балтику и наши порты. Колоссальное количество идет через Украину. При этом украинские граждане, помимо контрабандного завоза этих наркотиков в Россию, перешли на изготовление на территории России этого вида наркотиков. За прошлый год привлечено за наркопреступления 1398 украинских граждан. За три месяца текущего года уже 300 человек. Это серьезное направление по линии опиатов. В свою очередь, граждан Таджикистана с опиатами с каждым годом задерживается все меньше, и в целом наблюдается снижение изъятого количества героина. Нельзя сказать, что этот канал, так называемый «северный маршрут», совсем перестал существовать, но очевидно переориентирование на балканский маршрут.

Нам кажется, что во взаимодействии с гражданским обществом основной упор необходимо сделать на профилактику, то есть выработку устойчивого иммунитета к употреблению наркотиков. Безусловно, должен быть барьер на первое употребление наркотиков».

Безопасных наркотиков не бывает

Член Общественной палаты Султан Хамзаев акцентировал внимание на том, что важна не только профилактика, но и общественный контроль: «Когда мы говорим о формах выявления, то надо иметь в виду «социальный маяк» на конкретные точки и проблемы. К примеру, реализация в аптеках таких препаратов, как прегабалин, тропикамид и «Лирика», которые производит транснациональная корпорация «Пфайзер» – это путь к легальной лекарственной наркомании.

Любой разумный нормальный человек понимает, что пожар керосином не тушат. Когда нам предлагают где-то легализовать марихуану, где-то предлагают подойти в формате обсуждения метадоновой заместительной терапии или многих других действий. Мы в прошлом году проводили здесь конференцию, когда те эксперты и ученые, кто предлагал эту метадоновую терапию изначально в Европе, они же говорят о том, что она весьма ущербна в своей практике.

Когда мы говорим о легализации наркотиков, это, в первую очередь, политический вопрос, так как отдельные политики ищут свои шкурные интересы. Это точно не касается выгоды конкретно больных людей и конкретных семей. Просто кто-то хочет собрать свои политические дивиденды, как это делал Барак Обама, когда говорил и предлагал легализацию марихуаны. Также делают и многие другие европейские чиновники.

Разумные силы люди, у которых с головой все нормально, хорошо понимают такое предложение с точки зрения последствий. Если заглядывать вперед, хотя бы чуть-чуть включить аналитику, становится очевидно, что с легализацией марихуаны и любых других аналогичных действий ни к чему хорошему мы не придем.

Сам процесс реабилитации – это не должен быть вечный двигатель, когда наркоман все время находится в процессе реабилитации. Вопрос ресоциализации открыт. К сожалению, много сектантских групп. Мы это открыто говорим, и это фиксируют правоохранительные органы.

Когда мы говорим про молодежь, те месседжи, которые мы даем, то ли можно употреблять наркотики, то ли нельзя, надо ли разделять наркотики на тяжелые и легкие — они неправильны. Во-первых, безопасных наркотиков нет. Почему мы два года назад принципиально подняли вопрос против аптечной наркомании? Потому что в нашем понимании аптечная наркомания размывает границы доступного от недоступного. С одной стороны мы внушаем подростку, что наркотик – это зло, с другой стороны, он видит этот наркотик под видом лекарства в аптеке. Из-за этого у нас на Северном Кавказе была чудовищная криминальная вспышка, когда фиксировались такие преступления, которых никогда на Кавказе не было. Виной этому были аптечные наркотики».

Наркомафия создает финансовые центры

Заместитель начальника управления по противодействию отмывания доходов Росфинмониторинга Константин Гобрусенко рассказал о применении наркомафией новых «отмывочных» технологий: «Нарколибералы пытаются пересмотреть три базовые антинаркотические конвенции ООН. Я акцентирую внимание на 3-й Конвенции 1988 года «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ», её ещё называют Венской конвенцией. При ее принятии участники признали, что незаконные наркотики обеспечивают сверхприбыли. Это позволяет транснациональным преступным сообществам проникать в правительственные механизмы, законную торговую и финансовую деятельность, негативно воздействовать на общество на всех его уровнях, подрывать стабильность и безопасность.

А ведь тогда не было еще афганского наркобизнеса – лидера производства наркотиков опийной группы и отдельных видов наркотиков растительного происхождения. Сегодня афганский только опийный наркорынок оценивается свыше 100 млрд. долларов. К сведению: активы всех 17 афганских банков составляют около 5 млрд долларов. Золотовалютные запасы страны – около 6 млрд. долларов.

acde6141cdf464ba7a47d830adb7ccfc.png

Так, что изменилось с того времени, когда была принята Венская конвенция? Каково наше понимание финансовой составлящей наркобизнеса? Что сделано, чтобы лишить его рентабельности и привлекательности? Легализация наркодоходов в современных условиях стала представлять поистине глобальную угрозу, в первую очередь, экономической безопасности. Имеются сведения о направлении наркодоходов на цели финансирования терроризма. По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, конфискации подвержено менее пяти десятых процента от общего объема наркодоходов. Это означает, что наркоденьги, которые составляют половину всех доходов транснациональной оргпреступности, практически в полном объеме проникают в мировую финансовую систему.

В расчетах за наркотики и в отмывании наркоденег используются современные технологии, включая Интернет, новые платежные инструменты, продвинутые средства шифрования и обеспечения анонимности при передаче данных. Для осуществления наркосделок преступникам сейчас можно находиться в разных частях света и ничего не знать друг о друге.

Тем не менее за последнее время удалось достичь определенных результатов. В частности, согласно ряду исследований, проведенных при активной поддержке России на площадках Инициативы Парижского пакта, ФАТФ и Евразийской группы по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма, значительная часть наркодоходов выводится за пределы государств на пути наркомаршрутов в так называемые «финансовые центры» – узлы перераспределния «грязных» денег, и далее – в центры их реинвестирования. Таким образом, схема отмывания преступных доходов может опутывать весь земной шар. Проблема достигла такого размаха, что речь сейчас идет о возникновении универсальных отмывочных площадок, эксплуатирующих уязвимости финансовых систем различных стран.

Для эффективного противодействия наркогруппировкам, необходимо ликвидировать их финансовую базу. Одну из главных задач мы видим в организации и проведении мероприятий, направленных на выявление и блокирование финансовых потоков, связанных с наркоторговлей, установление финансовых институтов и государств, в которые они направляются. Ключевое значение имеет координация между подразделениями финансовой разведки и правоохранительными органами как на национальном, так и международном уровнях. Необходимо эффективное осуществление резолюции 58/6 Комиссии по наркотическим средствам по борьбе с финансовыми потоками от наркобизнеса. Эта работа является нашей общей и совместной ответственностью. Сегодня крайне востребованы полномасштабные исследования денежных потоков, связанных с кокаином, синтетическими наркотиками, прекурсорами, новыми психоактивными веществами».

Тестирование неэффективно

Руководитель кафедры социальной и психологической реабилитации РГСУ Ирина Кутьянова поставила под сомнение эффективность тестирования школьников и студентов на основе существующих методик: «В последнее время в стране предлагается ввести тотальное тестирование всех учащихся на наркотики. Соответственно, доводы «за», которые предлагаются инициаторами данного проекта, что это профилактическая мера, которая позволяет способствовать раннему выявлению. И якобы может способствовать активизации внимания родителей к своим детям.

Но давайте посмотрим доводы против. Самая большая проблема, что сегодня тестирование не выявляет наркотические вещества, которые наиболее популярны среди современных подростков и молодежи. А именно синтетические наркотики, спайсы, соли, растительные насваи, лекарственные препараты и так далее. И здесь, после введения тотального тестирования, возникает риск перехода подростков с наркотиков канабиоидной группы на синтетические наркотики.

Результаты тестов на наркотики по слюне показывают употребление наркотиков только за последние 2 часа до тестирования. Это явно недиагностическая процедура, которая, в общем, не дает никаких результатов.

Соблюдение анонимности приводит к отсутствию работы с выявленным потребителями. Родителям подростка старше 14 лет могут вообще не сообщить о факте наркопотребления, так как для этого по закону требуется согласие самого ребенка. Родители будут спать спокойно, зная, что все в порядке. Ребенок к это же время выявлен, и также спокойно продолжает употреблять наркотики. Родители ничего не знают.

Сегодня результаты тестирования не отражают реальную картину наркопотребления молодежи и не позволяют выявить потребителей синтетических наркотиков, что приводит к росту латентности наркомании. Кроме того, отсутствует системная работа с подростками, выявленными в употребление наркотиков.
Соответственно, вопрос – что же делать? Ответ – для построения системной работы в отношении тестирования необходимо разработать тесты на современные наркотические средства и психотропные вещества. В первую очередь, на спайсы и соли. То есть то, на чем сидят подростки и молодежь. Далее следует разработать систему помощи подросткам, выявленным в употребление наркотических средств, психотропных веществ, а также помощи их родителям. И, наконец, необходимо ввести законодательные изменения, позволяющие информировать родителей подростков старше 14 лет, неважно, хочет подросток или нет.

Надо сказать и о системе оказания помощи подросткам. Что же она должна в себя включать. Это должна быть ступенчатая система помощи, которая включает в себя профилактические программы для всех подростков. Следующая ступень – это выявление употребления наркотиков, а затем – вовлечение в программы амбулаторной помощи на ранних стадиях наркотизации. Для тех, кто не справляется с амбулаторными программами или уже имеет сформированную зависимость, необходимо направление на лечение. А дальше вовлечение в программы социальной реабилитации сроком от 6 месяцев до года».

Необходим институт временного запрета

Член совета Всероссийского общественного движения «Стопнаркотик» Эрнест Макаренко призвал более оперативно реагировать на появление новых наркотиков: «Наркотический рынок очень динамичен, приспосабливается к новым веяниям. Огромное количество синтетических наркотиков попадает в Россию. Чтобы привлечь к ответственности за вновь выявленную формулу, нужно провести клинические испытания, утвердить это во всех инстанциях. На это уходит большое время. Как правило, 8-10 месяцев, а может даже уйти гораздо больше. Вещество с такой формулой все это время продается легально, распространяется в том числе среди школьников. За это нет никакого наказания. Пока мы запрещаем одну формулу, ей на смену приходит другая или несколько новых других.

Предлагается ввести институт временного запрета, который позволит сократить время запрета до 2 недель. Как это происходит. К примеру, задерживают гражданина в состоянии наркотического опьянения, но в результате анализа выясняется, что формулы, под воздействием которой он находится, нет в списке запрещенных веществ. Изъятое новое вещество передается в МВД. Когда появляется такие сигналы с нескольких регионов или не один сигнал с одного региона, к министр МВД имеет право своим распоряжением включить его в список временно запрещенных веществ. Соответственно, оно будет запрещено к распространению, изготовлению, хранению и так далее на территории страны. За него последует и соответствующее наказание. Далее это вещество направляется на клинические исследования, и если подтверждается, что оно наркотическое, то включается уже премьер-министром в список запрещенных веществ на территории Российской Федерации. Если выясняется, что это ошибочно, оно исключается из этого списка.

При наличии схожих методик в запрете синтетики спецслужбы могли бы обмениваться информацией, и вновь выявленную формулу в одной стране оперативно запрещать во всех странах-партнерах. Это позволит оперативно привлекать к уголовной ответственности тех, кто распространяет новые формулы, а не затягивать легальное распространение наркоотравы на многие месяцы или даже годы».

Версия для печати:
Loading...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments