Общество
Свердловская область
26 мая 2017, 15:37 1
Редакция «ФедералПресс» / Валентина Гофенберг – специально для «ФедералПресс»

Бестолковые миллиарды. Почему на Урале денег на спорт так много, а рекордов так мало

Поддержка спортсменов, которые могут принести награды и стать лицом не только региона, но и национальной сборной, в Свердловской области осуществляется с использованием средств бюджета. Ради формирования плеяды будущих чемпионов на Среднем Урале создан специальный «Фонд поддержки спорта высших достижений в Свердловской области» (далее – Фонд), который получает деньги из региональной госпрограммы «Развитие физической культуры и спорта в Свердловской области». О том, куда на самом деле уходят, стараниями Минспорта и Фонда, деньги уральских налогоплательщиков, – читайте в материале «ФедералПресс».

«Не соответствует принципу эффективности»

Фонд создан в 2008 году и находится под контролем министра спорта Свердловской области Леонида Рапопорта. Размещается он, согласно уставу, также на площадях правительственного здания на ул. Малышева, 101 в Екатеринбурге (но фактически – по другому адресу). Содержание упомянутой структуры ежегодно обходится бюджету в 4-5 млн, но вместе с тем – это едва ли не самая непрозрачная «благотворительная» структура. Однако можно предположить, что организация работает с действительно крупными суммами. Есть информация, что за 2011 год по строке «на поддержку спорта высших достижений» через него прошло почти 580 млн рублей, около 870 млн – за 2012 год и почти 1,3 млрд рублей было освоено по итогам 2014 года. – На что именно тратятся эти деньги – понять не так-то просто.

Так, внутренние документы Фонда предписывают, что его работа должна привести к увеличению количества спортсменов Свердловской области, включенных в списки кандидатов в спортивные сборные команды Российской Федерации по олимпийским, паралимпийским и сурдолимпийским видам спорта.

При получении бюджетной субсидии в документацию «зашивают» требование о том, что теперь доля спортсменов и команд, принявших участие в спортивных соревнованиях всероссийского и международного уровней, должна составить 80%. Еще один целевой показатель – количество медалей, завоеванных спортсменами и командами Свердловской области на официальных международных и всероссийских соревнованиях. Их должно быть не меньше  200.

«Использование средств субсидии областного бюджета Фондом не оказало влияния на достигнутые в 2014 году значения целевых показателей мероприятия государственной программы, что не соответствует принципу эффективности использования бюджетных средств, установленному статьей 34 Бюджетного кодекса РФ», сказано в акте аудиторской проверки Счетной палаты Свердловской области за 2014 год.

Леонид Рапопорт, наоборот, уверен, что целевые показатели достигаются. Он привел «ФедералПресс» такие примеры:

– Женская басктебольная команда «УГМК» в 2014-2016 годах трижды завоевала звание чемпиона России, баскетболистки побеждали на чемпионате Европы, более 10 игроков стали кандидатами в основную и молодежную сборные страны.

– Аналогичные успехи есть у волейбольного клуба «Уралочка».

– Спортивный клуб «Динамо – хоккей на траве ежегодно завоевывал медали на российских чемпионатах, причем в 2014 году взял бронзу Кубка европейских чемпионов по индорхоккею.

– гранты Фонда, по словам Рапопорта, позволили «не только остановить отток сильнейших свердловских спортсменов в другие субъекты РФ, но и качественно повысить уровень реализации целевых показателей государственной программы». Министр приводит громкие имена грантополучателей: А. Шипулин, А. Татарева, Д. Белявский, Ю. Липницкая, М. Ковтун, К. Перова, Ю. Скокова и другие.

Мы бы и рады поверить министру и директору Фонда (он ответил нам слово в слово теми же самыми примерами), но – поскольку точных цифр насчет оттока, притока и целевого финансового вклада они, в отличие от аудиторов, не привели – изложим и «неудобные» свидетельства и факты.

Деньги есть! Но не для всех

Судя по имеющимся документам, аудиторы Счетной палаты Свердловской области составили акт проверки (далее в тексте – акт проверки) в декабре 2015-го. Как оно часто бывало, когда речь идет об областном Минспорта, похоже, что этот акт так и не дошел до рассмотрения коллегией палаты. Однако его содержание таково, что фактами впору заинтересоваться Следственному комитету.

Отметим, что в годовых отчетах Счетной палаты Свердловской области редко встретишь упоминание Фонда. Председатель палаты Е.В. Новоторженцева уклонилась от ответа на прямой вопрос «ФедералПресс» об итогах проверок Фонда за последние три года.  «В настоящее время указанное контрольное мероприятие не завершено, – говорится в ответе Новоторженцевой, – а должностные лица контрольно-счетных органов не вправе разглашать информацию, полученную при проведении контрольных мероприятий, предавать гласности свои выводы до завершения контрольных мероприятий и составления соответствующих актов и отчетов». Слабо верится, что палате не хватило  трех лет, чтобы сделать выводы о работе Фонда. 

b483ca95d9f945fa20cea4c2ab0d7ba7.jpg

Елена Новоторженцева:  «Должностные лица контрольно-счетных органов не вправе разглашать информацию, полученную при проведении контрольных мероприятий, предавать гласности свои выводы до завершения контрольных мероприятий и составления соответствующих актов и отчетов».

Министр физкультуры, спорта и молодежной политики Свердловской области Леонид Рапопорт менее осторожен в оценках и более оптимистичен – в его понимании, проблем со счетной палатой нет. «По результатам проверки использования средств областного бюджета, выделенных в 2014 году Фонду, министерством были представлены пояснения и дополнительные документальные свидетельства обоснованности произведенных расходов, принятые Счетной палатой Свердловской области, – сообщил Рапопорт «ФедералПресс». – По результатам контрольных мероприятий министерства, проведенных в 2016 и 2017 году, фактов использования средств областного бюджета по нецелевому назначению не выявлено». Правда, редакции ни Рапопорт, ни Новоторженцева документов, вселяющих такой оптимизм, не предоставили. Поэтому мы берем в руки акт проверки и движемся, как говорится, по пунктам.

По какому принципу Фонд распределял спортивные деньги, можно только гадать. Почему, например, баскетбольному клубу «Урал» было выделено в 2014 году 63 млн руб., а волейбольному клубу «Локомотив-Изумруд» – 15,9 млн руб., АНО «Профессиональный волейбольный клуб «Уралочка» – 18,0 млн руб.?  Уральские спортсмены и представители спортивных федераций признают, что львиную долю средств Фонда получают популярные свердловские клубы, близкие к региональным властям. По словам руководителя профессионального шахматного клуба «Малахит» Наума Рашковского, организация получает средства из областного бюджета, однако традиционно меньше заявленного: «Малахиту» помогает Фонд высших достижений. Сейчас напряженка с деньгами, и деньгами в основном снабжают хоккей и футбол. Нам помогают, но не в той мере в какой надо. И мы ищем возможности найти спонсора. Министр может распоряжаться определенно суммой, например, не более 1,5 млн рублей. Для команды, в которой восемь человек, два тренера и плюс врач, организаторы, это минимальная сумма, потому что в команде, чтобы участвовать на высоком уровне, должны быть сильные приглашенные гроссмейстеры, которые требуют гонорара для участия. Уж если каждый футболист усредненной команды как «Урал» получает сумасшедшие деньги, а в шахматах великие спортсмены получают по большому счету мало.  Тех денег, которые нам нужны на команду, объективно нам не выделяют. В прошлом году, например, было 3 млн рублей на весь год. А для хорошей команды минимум надо в год 10 млн Все деньги уходят на футбол, выживающий и на хоккей выживающий. У них результаты то сами знаете какие. Там не пахнет регалиями даже на десятки лет вперед. Мне обидно конечно. А что я могу сделать? На кого я буду жаловаться? Мне же помогали всегда. Но почему-то футболистам дают все что они просят, а нам нет. Это обидно очень».

dad3858e9153219ecc7daeb45443860a.jpg

Наум Рашковский: «Тех денег, которые нам нужны на команду, объективно нам не выделяют».

Особое расположение Фонда к массовым и популярным видам спорта в разговоре с корреспондентом «ФедералПресс» подтвердил и член наблюдательного совета ХК «Уральский трубник» Владимир Валькер. По его словам, недостаток финансирования в первую очередь сказывается на том, что клубы не могут вернуть в Свердловскую область своих спортсменов: «Последние годы наши требования удовлетворяют, мы получаем субсидии через Фонд поддержки спорта высших достижений. Ну, обычно дают меньше, чем мы спрашиваем, потому что «питаются» из этого фонда многие клубы и виды спорта: львиную долю там забирает футбол «Урал», «Автомобилист», ну и всем остальным. Этого количества [средств] недостаточно, чтобы вернуть своих людей. У нас 52 игрока в Свердловской области защищают честь любых других клубов, только не «Уральского трубника». Потому что если мы можем зарплату платить около ста тысяч в месяц, то там платят 300-400 тысяч», – рассказал Валькер. По данным «ФедералПресс», в 2006 году первоуральский клуб покинул Павел Булатов, который позже в составе «Кузбасса» и московксого «Динамо» стал шестикратным чемпионом мира, а в 2007 году ушел Алмаз Миргазов, ставший в составе «Енисея» чемпионом мира и страны.

8b270cefc745f80842068c4a11d4a4e9.jpg

«У нас 52 игрока в Свердловской области защищают честь любых других клубов, только не «Уральского трубника». Потому что если мы можем зарплату платить около ста тысяч в месяц, то там платят 300-400 тысяч».

Между тем, в деньгах Фонд совсем не стеснен. В 2014 году первоначальный объем финансирования Фонда составил 9 млн рублей (из них более 5 млн должны были пойти на обеспечение работы самого Фонда). Их должно было хватить на соревнования и медали. Однако в течение 2014 года сумма субсидии на развитие физической культуры увеличена в 89,7 раза и составила 807 млн рублей, при этом целевые показатели эффективности не изменялись.

Медалей в 100 раз больше никто завоевывать не собирался?

Высшие достижения Рапопорта

Список получателей поддержки от Фонда, согласно его уставу, утверждает попечительский совет Фонда, который возглавляет министр Рапопорт. Но фактически речь идет о том, что Рапопорт едва ли не единолично решает, кто и на что получит деньги. Единолично? – усомнитесь вы. А как же попечительский совет, призванный следить за расходованием средств? А попечительский совет фонда утвержден приказом того же Рапопорта, в обход правительства Свердловской области, пишут аудиторы – хотя по уставу определять состав совета должен именно учредитель Фонда. Вот и вышло, что министр Рапопорт утвердил гражданина Рапопорта председателем попечительского совета фонда, которому все тот же министр Рапопорт «спускал» адреса, куда деньги отгружать. И что в итоге? «Министром физической культуры, спорта и молодежной политики Свердловской области Рапопортом Л.А. предлагался перечень получателей по направлениям с объемами средств по видам расходов для утверждения Попечительским советом Фонда. В результате, расширив границы целевой направленности средств, предусмотренных Законом об областном бюджете на 2014 год, выделив Фонду субсидию на развитие физической культуры, спорта Свердловской области, Министерством допущено НЕЦЕЛЕВОЕ использование средств областного бюджета в сумме 117648,1 тыс. рублей», – сказано в акте проверки. Остается открытым вопрос, ответит ли министр и гражданин Рапопорт за эту «нецелевку». Пока его этим не тревожили.

Как Фонд работает с контрагентами, так строит и собственную текущую деятельность – самозабвенно. То есть, в забвении норм и правил. Вновь обратимся к акту проверки. С грубым нарушением норм в 2014 году произошла смена руководства в Фонде. Формирование попечительского совета или досрочное прекращение полномочий его членов – отнесено исключительно к компетенции учредителя, правительства Свердловской области. Однако Рапопорт назначил директором Елену Харитонову вместо Олега Сутормина своим приказом, в очередной раз нарушив устав Фонда. Е.В. Харитонова – видимо, способная ученица Л.А. Рапопорта, противника лишних формальностей. Она сама себе выписывала премии, отмечено в акте проверки, хотя ее работодателем является как раз министр Рапопорт. Штатное расписание Фонда (5,5 человек) на очередной год тоже не было утверждено правительством области, отмечают аудиторы, что не мешало работникам получать зарплаты и премии из облбюджета.

Справедливости ради, уточним, что Леонид Рапопорт не согласен с обвинениями в пренебрежении уставом Фонда. «Правомерность назначения исполнительного директора Фонда, а также утверждение состава попечительского совета и его председателя приказами министерства подтверждена пунктом 23 устава Фонда, – проинформировал Рапопорт редакцию «ФедералПресс», – в соответствии с которым выполнение функций учредителя по управлению Фондом возложены на исполнительный орган государственной власти Свердловской области...» – то бишь на Минспорта.

Возможно. Но это не отменяет наличия странной и смешной ситуации, когда Рапопорт назначает Рапопорта и Рапопортом погоняет попсовет.

Банкрот-миллионер

Протоколы заседаний попечительского совета утомляют однообразием. Рапопорт выступает с инициативой, члены совета единогласно, без лишних вопросов и сомнений ее поддерживают – в основном все так. Вот типичная история, описанная в акте проверки. Рапопорт инициировал решение выделить деньги, полученные Фондом из областного бюджета в виде субсидии в размере 69 млн рублей, ОАО «Центральный стадион». Попсовет поддержал. Однако деньги, которые приходили на счета компании, в значительной части шли  на погашение её долгов. А долги у стадиона, говорится в акте проверки, возникли перед  ЗАО «Группа Синара», выдавшей займ (впоследствии долги были переуступлены ООО «СПРЭД»). Таким образом, попечительский совет фонда благословил своим решением возврат денег, за счет налогоплательщиков Свердловской области, «Синаре», кредитовавшей ООО «Центральный стадион» в период реконструкции. Правда, при этом, пишут аудиторы, «обоснования, подтверждающие фактические расходы ОАО «Центральный стадион» на реконструкцию стадиона, Фондом не представлены. Также отсутствует информация о направление средств ОАО «Центральный стадион» по договору займа». 

Расходы же стадиона, подтвержденные документами, вызвали у Счетной палаты не меньше вопросов. Так, например, стадион отчитался перед Фондом за расходы, связанные с неоднократной организацией в 2014 году матчей футбольной команды «Урал». Однако клуб «Урал» платил арендную плату стадиону, и она включала в себя «компенсацию всех возможных затрат арендодателя (ОАО «Центральный стадион»)», читаем в акте проверки...

Мало того, что эти расходы не влияют на развитие спорта высших достижений. Так еще и осуществлены они были в предбанкротный период. Согласно сведениям из Единого государственного реестра юридических лиц, ОАО «Центральный стадион» в этот момент находилось в стадии ликвидации (запись в реестр внесена 27 января 2015 года).          

«Я вынуждена принять предложение другого региона...»

Как Фонд поддержки высших достижений помогает спорту высших достижений? Непрестанно и в поте лица! Только вот практически любая спортивная секция Свердловской области расскажет, что существует на средства, которые жертвуют родственники, что выезд на межрегиональные соревнования – огромная проблема и помощи от регионального Минспорта нет никакой.

Министр Рапопорт сухо сообщил «ФедералПресс», что в последние три года «Фондом производились выплаты грантов спортсменам – членам сборных команд России по индивидуальным видам спорта и их тренерам», но при этом «финансирование мероприятий по поддержке детского и юношеского спорта не является предметом его деятельности».

25-летний екатеринбургский гонщик Сергей Карякин, который выиграл самый именитый ралли-марафон «Дакар-2017», стал первым из русских спортсменов в зачете «Quad». Карякин сам находит деньги и на участие в «Дакаре» и на подготовку «болида». В 2015 году его расходы составили почти 100 тыс. евро. И никакой господдержки. После гонок его приглашают в Минспорта РФ, чтобы поблагодарить. В 2017 году в аэропорту Карякина встречал Рапопорт, чтобы сфотографироваться. Вот, пожалуй, и весь вклад. Такое отношение к спортсменам становится причиной того, что они просто уезжают из региона. В разговоре с корреспондентом «ФедералПресс» Сергей Карякин рассказал, изменилась ли ситуация с господдержкой после его победы на ралли Dakar: «Я, к сожалению, о Фонде поддержки спорта высших достижений не слышал, но я обязательно с ними свяжусь. У министерства спорта, конечно, я просил поддержки, были переговоры, но, к сожалению, пока никакой конкретики нет. Поеду ли я вновь на Dakar также остается под вопросом».

 e50599e40ede8e967c07a7d9e056a57d.jpg

Сергей Карякин: «Я, к сожалению, о Фонде поддержки спорта высших достижений не слышал, но я обязательно с ними свяжусь. У министерства спорта, конечно, я просил поддержки, были переговоры, но, к сожалению, пока никакой конкретики нет. Поеду ли я вновь на Dakar также остается под вопросом».

Еще один известный уральский спортсмен, попросивший не называть его имени, подтвердил, что добиться финансирования от регионального министерства спорта крайне проблематично: «Просили на приобретение снаряжения какую-то финансовую помощь для команды. Рапопорт сказал, что денег нет, но обращаться надо к губернатору», – рассказал он, уточнив, что спортсмены вынуждены искать спонсорскую помощь у крупных промышленных предприятий региона. При этом, поддержки от минспорта в переговорах с потенциальными спонсорами, спортсмены также не получают. 

Инна Кармаева, участница летних Паралимпийских игр – в 2008 году она заняла там 4 место в команде и 5 в личном первенстве. Инвалид III группы, мастер спорта международного класса, член сборной команды России по настольному теннису является пятикратным серебряным призером чемпионатов Европы, а в октябре 2015 года стала чемпионкой всемирных игр IWAS. Она приехала в региональный центр из Нижнего Тагила, чтобы тренироваться для соревнований семь дней в неделю, два раза в день по три часа. Но пособия по инвалидности в размере 6800 рублей не хватало даже на еду. Пришлось покинуть Екатеринбург: не хватало средств.

«Я бы хотела защищать честь Свердловской области, но если я не нужна родной области, то я вынуждена принять предложение другого региона, где мне будет обеспечена достойная зарплата, условия полноценной подготовки и участия в соревнованиях», – написала она в марте 2016-го в письме на имя губернатора перед отъездом в Казань. О каких условиях сообщила Кармаева? Об особенностях финансирования подготовки паралимпийцев в Свердловской области – о том, ради чего и создавался Фонд.

На коллегии регионального минспорта директор областного «Центра Паралимпийской и Сурдлимпийской подготовки спортивных сборных команд «Родник» Чекунов заявил, что к летним Паралимпийским играм в Свердловской области готовили 49 кандидатов и в 2015 году «Родник» затратил на подготовку каждого из них 216 тысяч.

Но в списке, утвержденном замминистра спорта РФ Колобковым, кандидатами в Свердловской области являлись 33 спортсмена. И затраты на их подготовку были другими. Так, бюджет на Кармаеву оказался в два раза меньше. Всего, по ее словам, было выделено 117 тысяч рублей, из которых самая большая сумма – 60 тыс. – на участие в международном турнире в Румынии. Еще 20 тысяч – на участие в чемпионате России по настольному теннису в Калуге, 15 тыс. – кубок России в Санкт-Петербурге. И примерно такие же суммы на других спортсменов. Эти нищенские крохи, по мнению Кармаевой, и стали причиной того, что спортсменка не смогла набрать необходимый для участия в Паралимпиаде рейтинг – ведь он складывается из достижений, добытых в спортивной борьбе. А если соревнований кот наплакал, то и рейтинг не заработаешь.

В письме за подписью первого замминистра спорта Свердловской области Зобнина сказано, что из бюджета «Родника» на Кармаеву было израсходовано почти 400 тыс. Помимо средств на участие в соревнованиях ей платили зарплату, но «продолжающаяся стагнация в экономике и замедление темпов экономического роста отрицательно повлияли на исполнение доходной части бюджета. Мерами государственной поддержки в первую очередь обеспечиваются ведущие спортсмены региона». Кармаева не попала в окончательный список кандидатов от Свердловской области и ее просто уволили из «Родника», оставив спортсмена такого уровня без средств к существованию.

6e59a7566e41dc6f7d77169f9389b0a5.jpg

ab528942e60afb02a7930a75b51d4c5e.jpg

В чем, думаете, причина этих злоключений? Исполнительный директор Фонда Елена Харитонова пояснила «ФедералПресс»: «Обращений в Фонд с просьбой оказания помощи Сергею Карякину, победителю ралли-марафона «Дакар-2017», и Инне Кармаевой, участнице летних Паралимпийских игр, не поступало».

Ну, то есть, чемпионы и призеры известны Фонду поименно, но пока они не выстроились в очередь к директору – Фонд ничего не видит и не слышит. Могут хоть губернатору писать...

А загранице мы поможем!

Но при этом, говорится в акте проверки, в Свердловской области Минспорта и Фонд поддерживали спортсменов-легионеров, которые не переутруждаются на Урале, но успешно выступают за сборные своих стран.

Автономная некоммерческая организация Мужской баскетбольный клуб «Урал Екатеринбург» в 2014 году не без помощи денег из областного бюджета арендовала жилье и платила зарплату легионерам -  Мак Ги Аарону Дишону и Харрису Ланцу Кристоферу…

По отчетам о расходовании целевых денежных средств, за счет средств бюджета Свердловской области в 2014 году клуб настольного тенниса УГМК выплатил около 2 млн руб. зарплаты спортсменам Митзутани (гражданин Японии) и Монтейро (гражданин Португалии). Вполне вероятно, эти достойные теннисисты могли бы стать символом и гордостью уральского спорта. Однако, отмечают аудиторы, за Россию в международных официальных соревнованиях не выступали. Данные о выступлении Митзутани Д. и Монтейро А.С. в чемпионате России по настольному теннису отсутствуют. Вероятно, потому, что они были сильно заняты: в 2014 г. они выступали на чемпионатах мира и Европы за свои страны. «В Чемпионате Европы по настольному теннису 2014 Монтейро А.С. играл против Михаила Пайкова (член сборной мужской команды России)», – с грустью констатируется в акте проверки.

Леонид Рапопорт отвергает все эти факты. «Оказание финансовой поддержки спортсменам, не имеющим статуса гражданина России, исключается», – заявил он «ФедералПресс».         

А что же свои доморощенные теннисисты?  Может быть, им Фонд поспособствовал в нелегком деле завоевания спортивной славы? Клуб настольного тенниса УГМК отчитался: да, 19  вскормленных под крылом Андрея Козицына членов сборной команды Свердловской области по настольному теннису благодаря поддержке Фонда отмечены на различных турнирах 53 медалями. Счетная палата, поразбиравшись, развеяла этот пафос: 13 спортсменов из 19, оказывается, являлись воспитанниками совсем других спортшкол. И 36 медалей из 53, по мнению аудиторов, клуб УГМК себе приписал необоснованно…

При этом, уральские спортсмены-теннисисты годами не могут добиться финансирования через Фонд поддержки спорта высших достижений: «Наши заявки, которые мы туда подавали, не получили ни одного ответа: ни устного, ни письменного. Когда я узнал, что есть такой фонд, который поддерживает в том числе команд по игровым видам спорта и региональных федераций по индивидуальным видам спорта. В списке, кто может получать субсидии находилось семь или восемь видов спорта, в том числе и наш. Финансирование на настольный теннис началось с 2010 года, а я об этом узнал совершенно случайно в 2012 году. Начал задавать вопросы: куда они расходуются эти деньги, кому они? Узнал, что они частному лицу – клубу по настольному теннису УГМК. Когда я узнал, что эти деньги выделяются, я тоже подал заявку на получение субсидий.  Но не получил, с 2013 года. Мы, когда подавали, основные суммы в сметах закладывали не на зарплаты тренеру и спортсмену, а на командирование. Нам не ответили ни разу из фонда, один раз у нас было письмо за подписью министра спорта Рапопорта, где он говорит, что попечительский совет принял решение не увеличивать количество команд, которые могут претендовать на получение субсидий, мы как бы не можем туда попасть. Но при увеличении бюджета это будет рассмотрено. Я знаю, что увеличение бюджета было, но нам так ничего и не дали», – рассказал «ФедералПресс» председатель Федерации настольного тенниса Свердловской области Виктор Малышкин.

e99653f8aad011a54b1ed4c9fd27b95d.jpg 

Виктор Малышкин: «Финансирование на настольный теннис началось с 2010 года, а я об этом узнал совершенно случайно в 2012 году. Начал задавать вопросы: куда они расходуются эти деньги, кому они? Я тоже подал заявку на получение субсидий.  Но не получил, с 2013 года».

 Фото: свои-дети.рф 

Есть министр с министерством, есть Фонд с миллиардами, а уральские спортсмены не находят средств на участие в международных мероприятиях и не могут набрать достаточный рейтинг. Тренер, вырастивший многих призеров российских и международных соревнований по настольному теннису, Виктор Малышкин, говорит, что региональные власти не оказывают почти никакой поддержки детскому и юношескому спорту, нет нормальной работы по «выращиванию звезд» и созданию инфраструктуры для нормальных тренировок.  Письма в Минспорт РФ и на имя президента не помогают. На сегодняшний день депутат свердловского заксобрания Вячеслав Вегнер планирует направить обращение в прокуратуру, с просьбой проверить финансирования Фонда и расходование им бюджетных средств из резервного фонда: «Не понятно, что там происходит. Бюджет у них действительно превышающий миллиард рублей, но в прошлом году они жировали по полной, в этом году поменьше. И как расходуются деньги, мне кажется не знает никто, кроме двух-трех человек. Его эффективность расходования тоже оставляет много вопросов. Но и удивительно другое, то есть им не просто этих миллиардов не хватает, они еще и залезают в резервный фонд, для того чтобы проводить конференции. Под этой подоплекой просто, мне кажется, кормушка для определенных людей вот и все. Вопросы возникают не только у меня, и у счетной палаты были вопросы в прошлом году. Но они остаются на уровне вопросов. Пусть они объяснят, что за чрезвычайная ситуация, по которой нужно послать отдыхать членов нашего минспорта куда-то за хорошие деньги. На восемь миллионов нормально отдохнули. Самолет заказали что ли? Пока из всего отчета [Счетной палаты] я выловил две цифры: это 8,5 млн в мае 2016 года выделение денег из резервного фонда на проведение конференций в Екатеринбурге и на участие в российской конференции. Это распоряжение правительства, кто ездил и на каком основании – я запрос отправлю. И второе это – выделение 8 миллионов в конце года на поддержку фонда поддержки спорта высших достижений», – рассказал народный избранник. Как так? Почему все это возможно? Почему деньги идут на весьма сомнительные мероприятия, и почему Минспорта и Фонд это нимало не волнует? На языке аудиторов ответ звучит так: «Фондом составляется отчет по кассовым расходам (по перечислениям спортивным организациям) Фонда. Данные об использование средств организациями Министерством не запрашивалась, Фонд не направлял».

А на обычном русском это звучит гораздо проще: разгильдяйство и мухлеж.

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Loading...
Комментарии читателей
1
comments powered by HyperComments
Odnoklassniki 1