горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
Москва
19 июня 2017, 01:04 14
Редакция «ФедералПресс» / Екатерина Лазарева

Что и почему власти прячут от глаз россиян

Госдума на прошлой неделе приняла закон, позволяющий засекречивать персональные данные (в том числе об имуществе) лиц, находящихся под государственной охраной. Это не только чиновники, но целый ряд должностных лиц. К группе «засекреченных» будет отнесен и патриарх Кирилл. Между тем несколькими годами ранее власти наоборот пытались обеспечить раскрытие информации о зарубежных активах депутатов и сенаторов, министров, топ-менеджеров госкорпораций, губернаторов и т.п. Вероятно, в силу осложнения внутриполитической и внешнеполитической ситуации от такой открытости было решено отказаться. Сегодня засекречено даже зарубежное имущество страны. Точными данными об объемах и стоимости заграничных активов России владели и владеют, пожалуй, единицы. Подробности – в материале «ФедералПресс».

Сокрыть – значит сохранить

Попытки властей заставить владельцев активов за рубежом раскрыть информацию и (в идеале) вернуть эти активы (хотя бы капиталы) в Россию предпринимаются российскими властями на протяжении как минимум последних 5-7 лет. Первыми, кого заставили раскрывать данные (в итоге этот процесс вылился в фиктивные разводы и переписывание имущества на близких родственников) стали депутаты Госдумы и сенаторы, губернаторы регионов. Сейчас практически все законодатели чиновники – скромные люди, причем многие из них не имеют за душой совсем ничего и живут на одну зарплату.

Но имущество и капитал за рубежом есть как у частных лиц, так и у государства (в том числе у госкорпораций). Однако власти предпочитают не афишировать его: реестры зарубежной недвижимости и других активов, принадлежащих Российской Федерации, на данный момент засекречены. Как рассказал «ФедералПресс» собеседник в парламенте России, никакой информации не получали уже несколько лет даже законодатели. И сказать точно, что сегодня значится в реестре, никто не может (конечно, если не брать во внимание здания консульств, посольств, жилые помещения, где обитают российские дипломаты со своими семьями). Гриф «Секретно» на сведения о зарубежной недвижимости России наложили в 2015 году, когда внешнеполитическая ситуация обострилась до предела.

Кстати, такое развитие событий, по сути, предсказал несколько лет назад и доктор экономических наук, руководитель Русского экономического общества им. Шарапова Валентин Катасонов. Он говорил, что «существует риск лишиться значительной части этого национального богатства в результате конфискационных мер Запада», при этом даже считающиеся самым защищенным элементом зарубежного имущества РФ международные резервы Банка России, по мнению Катасонова, могут быть заморожены «в случае резкого обострения отношений России с Западом», как это было, к примеру, с центробанками Ливии и Сирии. Учитывая печальный опыт других стран, Катасонов полагает, что наращивание валютных резервов Россией достаточно опасно.

И эти опасения экономиста оправдались достаточно быстро: летом 2015 года за рубежом начались аресты имущества, принадлежащего России, банковских счетов – судебные приставы действовали в рамках исполнения определения Гаагского арбитражного суда и ЕСПЧ по «делу ЮКОСа». Впрочем, тогда действия приставов были восприняты как политический акт – судебный процесс по обжалованию решений еще не закончился.

На тот момент в стране уже активно шла кампания по деофшоризации российских компаний и капиталов. Этот процесс начался еще в 2013 году, но в 2014-м, после обострения внешнеполитической ситуации и введения антироссийских санкций он ускорился. В 2015 году российские власти (особенно после ареста активов по «делу ЮКОСа) вынуждены были засекретить информацию об имеющемся имуществе. Впрочем, как тогда отмечал профессор Валентин Катасонов, «на Западе тоже знают, что крупный бизнес в России, как правило, с госучастием», «и уже поздно пытаться возвращать активы – западные страны их контролируют».

По словам директора Института актуальной экономики Никиты Исаева, «зарубежное имущество России – это не только вклады в иностранных банках и облигации различных стран (хоть это и значительная часть зарубежного имущества), но и еще различная недвижимость, зачастую дипломатического характера». «Это могут быть посольства, торгпредства и прочие организации. Так что вполне нормально, что подобная информация засекречена по соображениям безопасности. Вопросы возникают разве что к отчётам ЦБ, которые предоставляют весьма поверхностную информацию о структуре международных запасов. Но тут чем больше информации, тем больше вопросов будет к деятельности ЦБ. Естественно, чиновники пытаются этого избежать», – пояснил экономист.

Директор Экспертно-аналитического Центра РАНХиГС Николай Калмыков, в свою очередь, согласен, что «далеко не каждая частная корпорация готова раскрывать детально информацию о своем имуществе, о своих наработках, о тех ресурсах, которые она имеет». «Это стратегически значимая информация для коммерческих структур. Аналогично и для государства конфиденциальность информации может быть использована во вред нашим гражданам, нашей стране. Поэтом не нужно ее публиковать широко. Таким образом обеспечивается защита интересов», – отметил Калмыков.

Что досталось в наследство от СССР

Зарубежной недвижимостью, принадлежащей Российской Федерации, управляет ФГУП «Предприятие по управлению собственностью за рубежом», созданное в 1996 году и входящее в структуру Управления делами президента РФ. В функции предприятия входит не только управление жилыми и нежилыми объектами, а также их реконструкция и ремонт, строительство новых. Госзагрансобственность, кроме того, выступает посредником при купле-продаже и аренде недвижимости.

Сколько объектов недвижимости закреплено на данный момент за этим предприятием (оно входит в список стратегических), неизвестно. К слову, нет точной информации и о количестве заграничных объектов (прежде всего, это имущественные комплексы российских посольств), находящихся в управлении Министерства иностранных дел.

Если опираться на информацию, размещенную в открытых источниках ранее, то можно увидеть следующие цифры: по состоянию на 2006 год на балансе Госзагрансобственности находилось 984 объекта, из которых 203 – земельные участки, в 70 странах мира. Счетная палата оценивала тогда стоимость этих владений в 125 млн долларов.

По состоянию на 1 января 2008 года, та же Счетная палата заявляла о принадлежности России немногим более трех тысяч объектов недвижимости в 124 государствах и 19 долей в уставных капиталах иностранных акционерных обществ (они также достались России в наследство от Советского Союза). Балансовая стоимость этих объектов оценивалась по-разному: официально – примерно в 3 млрд долларов, международным детективным агентством Pinkerton – в 400 млрд долларов (данные 1996-1998 гг.), Счетной палатой – примерно в 300 млрд долларов.

Немного позже, в 2012 году, Счетная палата после проведенного аудита расходования средств федерального бюджета, предусмотренных на поиск находящегося за пределами РФ имущества бывшей Российской империи и бывшего СССР, опубликовала новые данные. Но и эта информация – лишь капля в море, поскольку речь в аналитическом докладе идет в основном о возвращенных с конца 2000-х до 2012 года объектах: Свято-Николаевском соборе в г. Ницце (Франция); участке земли Русской православной церкви в Иерихоне (он был приобретен в 1874 году начальником Русской духовной миссии в Иерусалиме А. Капустиным); земельном участке в Вифлееме, который был передан в дар Императорскому православному палестинскому обществу от Палестинской национальной администрации; архитектурном комплексе «Подворье Русской Православной Церкви в г. Бари» (Италия). Именно эти объекты обозначены и на официальном сайте Госзагрансобственности – данных о каких-либо других объектах, принадлежащих РФ и находящихся за границей, нет.

Из той же информации Счетной палаты можно почерпнуть лишь то, что в постсоветский период России удалось вернуть в свою собственность достаточно большой список недвижимого имущества, расположенного в десятках стран мира. В общей сложности, по данным аудиторов, к сентябрю 2012 год, в реестре заграничной собственности, который ведет Госзагрансобственность, были учтены 973 объекта недвижимости (166 земельных участка, 807 зданий, помещений и сооружений), имущество которых подлежит учету. В реестре имущества, находящегося в оперативном управлении МИД, содержались сведения о 1 тысяче 139 объектах: 198 земельных участков общей площадью более 2 тысяч кв. м; 941 здание, сооружение и помещение общей площадью почти 900 тысяч кв. метров. Большинство из них были внесены в реестр в 2010-2011 годах. В конечном счете, эти сведения Счетной палаты стали последними официальными данными о российских зарубежных владениях.

Свои оценки приводил и профессор Валентин Катасонов. К сожалению, связаться с Валентином Юрьевичем на момент публикации материала не удалось. Ранее Катасонов называл внушительные данные по суммарной стоимости зарубежной недвижимости, чем были указаны выше – от 3 до 3,3 трлн долларов (по состоянию на 2011 год). Это притом, что объем ВВП, по информации Росстата, был тогда примерно 1,8 трлн долларов (или 54,4 трлн рублей). Этих средств, по мнению ученого, «хватило бы для проведения полномасштабной модернизации российской экономики».

Какова динамика этой статистики? Еще в начале новейшей истории России, в 1995 году, глава Госкомимущества Валерий Фатеев официально заявлял о том, что объем зарубежной собственности России составлял 1 тысячу 630 объектов, которые оценивались в 3,3 млрд долларов. Также наша страна владела долями в 526 совместных предприятиях (это еще 5,9 млрд долларов). Итого балансовая стоимость зарубежной собственности РФ в середине 90-х составляла 9,2 млрд долларов. По официальной информации, тогда Россия владела недвижимостью стоимостью около 1 млрд долларов в Австралии, в Великобритании у нашей страны была самая большая доля в совместных предприятиях – примерно 3 млрд долларов. В Германии значились 343 объекта, не переданные ранее ГДР.

Отметим, что на тот момент бывшие страны Советского Союза продолжали дележку, поэтому практически все объекты считались спорными, и принадлежность их тому или иному суверенному государству определялась в суде.

В открытых источниках есть также сведения о двух объектах федерального недвижимого имущества в Монголии (бревенчатый дом и дом-лаборатория, ранее незаконно приобретенные у 27 Торгового представительства Российской Федерации в Монголии Иркутским государственным университетом) и в Улан-Баторе (50 квартир, два офисных помещения и помещение столовой – все это было изъято у ЗАО «Геологоразведка», незаконно приватизировавшего объекты).

Стоит добавить, что со стороны журналистов не раз предпринимались попытки выяснить, чем владеет Россия за рубежом. Одно из таких расследований было растиражировано в Интернете. В нем говорится о крупнейших заграничных землевладениях РФ: к примеру, в США отыскался участок площадью 16,6 га неподалеку от Нью-Йорка, в центре Рима – надел площадью 30,8 га с богатыми постройками, а в Эдинбурге – участок площадью 34,5 га, на которых расположилось генеральное консульство РФ в Шотландии.

На что деньги тратим

Некоторые сведения о зарубежных активах можно почерпнуть, к примеру, на сайте госзакупок. Список тендеров, объявленных Госзагрансобственностью, правда, не велик, но одни привлекают внимание тем, что информация по ним скрыта, другие – содержанием закупки.

Госзагрансобственность проводит, к примеру, конкурс на замену подземного топливопровода к бойлерной и по ремонту топливохранилища в Лондоне (Великобритания). Ведется также выбор подрядчика, который отремонтирует фундамент и оборудует дренажную систему служебного здания в Нью-Дели (Индия). Там же необходим монтаж сигнализации и системы видеонаблюдения. Многие тендеры, объявляемые Госзагрансобственностью, связаны с ремонтом служебных и жилых помещений в разных странах (например, в Токио капремонт здания оценен более чем в 600 тысяч рублей), а также с оказанием юридических и консультационных услуг, связанных с содержанием, управлением и распоряжением имуществом, представлении интересов в налоговых и других органах. Работы по замене основного электрического кабеля от трансформаторной подстанции до здания, расположенного в Улан-Баторе, предварительно были оценены более чем в 31 млн рублей, а капремонт мягкой кровли там же, в Монголии, в Дархан-Уул аймаке, – в 51,7 млн рублей.

Среди последних объявленных тендеров наиболее заметным оказался заказ на «выполнение проектных работ по восстановлению золотого покрытия купола Национального Капитолия в Гаване. За эту работу государство готово было заплатить более 20 млн рублей. Однако, согласно информации из базы данных «Контур-Фокус», эта закупка была отменена.

Вернуть в Россию капитал

С принятием закона о засекречивании персональной информации (в том числе об активах) для отдельных лиц, находящихся под государственной охраной, государство начало, по сути, обратный процесс. Это не означает, что те, кто сейчас попадает под действие нового закона, склонный что-то скрывать. Но любой закон всегда можно поправить и список «запретных лиц» расширить. Таким образом населению страны вскоре будет недоступна информация не только об имуществе и активах, которые принадлежат государству (равно – народу), но и которые принадлежат властьимущим, да и просто представителям крупного бизнеса.

Что касается активов государственных, то ситуация выглядит совсем не оптимистично. Возвращать их в Россию вряд ли кто-то будет. Но и хранение капитала за рубежом тоже чревато последствиями. Как отметил Никита Исаев, «защищённость наших международных резервов находится на очень низком уровне». «Только 17,1% ЗВР хранятся в виде золота, а все остальные 335 млрд долларов из 405 млрд всех запасов хранятся в виде долговых бумаг США, Франции, других стран и в виде депозитов в зарубежных банках, – сообщил эксперт. – Учитывая нынешнюю нестабильную внешнеполитическую ситуацию и стремление усилить антироссийские санкции, такие вложения назвать безопасными никак не получается. Эти активы в любой момент могут быть заблокированы иностранными контрагентами».

Если говорить о частных активах (об активах бизнеса), то, как пояснил экономист Никита Исаев, «одним лишь закручиванием гаек деофшоризацию не проведёшь». «Всегда найдутся схемы увода капитала, вопрос только в их сложности. Даже амнистия 2015 года не помогла. За год налоговая получила лишь порядка 7000 деклараций – это очень слабый показатель», – отметил эксперт.

Исаев объясняет нежелание бизнеса возвращать капитал в Россию высокой фискальной нагрузкой, незащищенностью, «непредсказуемыми изменениями в законодательстве». «Кто захочет идти на такие риски? Ведь офшоры – это не только средство отмывания грязных денег, но и возможность защитить свой бизнес от разрушения отечественными контролирующими органами, готовыми остановить деятельность компании и завести уголовное дело по поводу и без повода. Поэтому сначала необходимо создать простые, выгодные и безопасные условия ведения бизнеса в России. У нас должно быть не страшно зарабатывать много и честно», – резюмировал Никита Исаев.

По мнению директора Экспертно-аналитического центра РАНХиГС Николая Калмыкова, чтобы вывести капитал из офшоров, «нужно не отдельное действие – только ужесточить законодательство и наказание, должна быть совокупность мероприятий, предполагающая и удобство возврата средств, и удобные форматы инвестиций в РФ, реинвестиции». «Подобные меры работают только в комплексе, а не точечно. Это работает при задействовании и кнута, и пряника, когда есть неотвратимость наказания и понимания, что наказание будет весомым, а также понимание, что из этой ситуации можно выйти и честно вести бизнес и инвестиционную деятельность. Мы сделали в этой части большие шаги. Но на формирование системы уйдет не один год», – отметил Калмыков.

Фото – Илья Питалев, РИА «Новости»

Подписывайтесь на наш VK, чтобы быть в курсе новостей дня и обсуждать их, смотреть прямые эфиры и видео.
Версия для печати:
Загрузка...
Loading...
Комментарии читателей
14
comments powered by HyperComments