Политика
Москва
15 сентября 2017, 17:24 0
Редакция «ФедералПресс» / Александр Садовников

Смыслы недели: искушение «Матильдой», укусы «Яблока» и телефонный террор

Экспертиза самых знаковых событий недели с Андреем Богдановым, Евгением Минченко, Глебом Павловским, Алексеем Столяровым, Адальби Шхагошевым, Екатериной Шульман
Алексей Учитель

«ФедералПресс» продолжает информационно-аналитическую программу «Смыслы недели». На текущей неделе самыми знаковыми событиями стали осеннее обострение «Матильдой», итоги выборов в московские муниципалитеты, а также массовое телефонное «минирование» множества объектов в российских городах. Для «ФедералПресс» детально разбирались в этом событии ведущие политики и политологи России.

Обострение «Матильдой»

То ли антифанаты, то ли рекламщики «Матильды» жгут автомобили возле офиса адвоката Алексея Учителя, в Екатеринбурге некий «шахид» на автомобиле с газовыми баллонами пытался таранить кинотеатр, где планировался показ данного фильма, крупнейшая сеть кинотеатров по соображениям безопасности отказывается от его проката. Ажиотаж вокруг фильма поднялся до небес, и уже только совсем уж глухой и незрячий не в курсе, что скоро будет премьера.

У министра Мединского переполнилась «чаша терпения». Он заявил, что его возмущает истерия вокруг обычной художественной картины, а его попытки уговорить депутата Госдумы Наталью Поклонскую пересмотреть свою позицию в отношении фильма не увенчались успехом.

В свою очередь, упомянутая министром главная фигура, объединившая антифанатов «Матильды» вокруг себя − Наталья Поклонская − на своей странице в Фейсбуке обвинила Учителя в «подмене сценария, нецелевом использовании бюджетных средств, нарушении авторских прав при создании фильма, а также предоставлении недостоверных документов для получения прокатного удостоверения». Депутат заявила, что кинотеатры и телеканалы «имеют полное право отказываться от показа фильма, так как они уважают чувства людей и не желают быть использованными создателями непонятного проекта».

Одновременно она задалась вопросом: «Кто является главным бенефициаром от такой провокации? Кому выгодно отвлечь внимание от правовой ситуации и перевести ее в плоскость оценок экстремистских и хулиганских выходок? Кто на самом деле все это планировал и осуществлял? Не слишком ли прямолинейными и навязчивыми становятся попытки выставить себя на всеобщее обозрение жертвой неких мифических православных радикалов?».

В ответ Алексей Учитель заявил, что Поклонская не может судить художественную сторону «Матильды», так как, по ее же словам, смотрела в последнее время только фильм «Викинг». Его поддержал коллега по цеху − режиссер и депутат Станислав Говорухин, который увидел несомненное сходство между акциями антифанатов «Матильды» и деятельностью запрещенного в России Исламского государства. «Мини-ИГИЛ  начинается», − вот такое представление о случившихся поджогах у известного кинематографиста, который подчеркнул, что против ленты восстали «все темные силы».

Эмоции выплеснуты, маски сброшены, характеры героев и их роль в целом понятны, но это еще не финал этой драмы. А мы задались вопросом − кто стоит за этими акциями и к чему они в итоге приведут?

e8ef864c8faf33840a4c2af3eef0e3c6.png  

Комментирует президент холдинга «Minchenko consulting» Евгений Минченко:

«Нет массовых противников и сторонников этого фильма, а есть смотр сил. К примеру, в связи с недавними событиями в Мьянме кто-то взял и вывел мусульман на улицы Москвы. Теперь еще у кого-то возник соблазн повторить и тоже вывести людей на улицу. Я уверен, что в этом конфликте, кроме считанных единиц, само кино и его художественные достоинства больше никого не волнует. Но на самом деле это очень опасная история, так как искусственно вбрасывается тема, что русские − это экстремисты еще хуже мусульман. Если раньше линия пропаганды на Западе состояла в том, что есть хороший русский народ и есть страшное путинское государство, то теперь появляется новая линия: русские − это террористы, и что есть православный терроризм, который ничуть не лучше терроризма исламского. На самом деле, те люди, которые играют на поле противников этого фильма, не понимают возможных международных последствий».

«Яблоко» надкусило московские мунипалитеты

Оппозиции удался своего рода реванш. И хотя позиции «Единой России» в Москве пострадали только в имиджевом плане, но тревожный для нее звоночек все равно прозвенел. «Яблоко» на муниципальных выборах в Москве произвело фурор, получив 180 депутатских мандатов в 51 районе. Примечательно, что именно в Гагаринском районе, где голосовал Путин, все 12 депутатов совета стали представителями «Яблока». Еще в пяти районах у этой партии квалифицированное большинство. Также «яблочники» преодолели пятипроцентный барьер в Московской, Псковской и Сахалинской областях.

Есть успехи и у других непарламентских партий и объединений. Так наибольшее количество голосов в Красносельском районе Москвы получило движение «Солидарность» во главе с Ильей Яшиным. Интересно, что прирост депутатов внесистемной оппозиции произошел в основном за счет оппозиции системной. КПРФ смогла заполучить только 43 мандата, а ЛДПР – лишь 4. Мы постарались выяснить − как такое произошло и о чем говорит новый властный муниципальный пасьянс.

381acc759df060bb719a16aab93e2e53.png  

Комментирует руководитель Центра социальных технологий Андрей Богданов:

«Итоги муниципальных выборов несомненно пошатнут позиции власти Москвы. Те места, которые взяла оппозиция, будут использованы как общественная трибуна. Я думаю, что они будут действовать сообща на митингах по самым разным вопросам и проблемам. Представьте себе действия полиции, когда на митинге соберется 200 оппозиционных депутатов. Они в правовом плане − спецсубъекты, и с ними у правоохранительных органов особые отношения. То есть, просто разогнать митинг уже не получится. Поэтому проблемы будут именно не внутри муниципальной власти, так как депутаты, по большому счету, сильно повлиять на какие-либо процессы внутри своего района не могут. Проблемы в части возможного устройства ими а ля-дебош и «миниболотной» будут именно у власти города Москвы. Проблемы будут и при проведении общественных слушаний. Если раньше кого-то на слушания могли не допустить и провести это мероприятие по повестке правительства Москвы, то теперь попробуй не допусти на подобные слушания муниципальных депутатов, которые, подчеркиваю, будут иметь отличную от власти точку зрения.

Но для власти есть и плюсы. Сейчас ситуация в оппозиции похожа на 1990-е годы. Тогда был блок «Демократическая Россия». Только в него объединились, сразу пошли внутренние конфликты, перетягивание одеяла на себя, возникли группировки внутри блока, и чем все закончилось, хорошо известно. То же самое с блоком оппозиции наблюдается и сейчас. По своим интересам и идеологии они все − разношерстные, и будут происходить политические драки. Первыми не поделят «Яблоко» Митрохин с Гудковым. Эту партию сейчас контролирует старый партаппаратчик Митрохин, и Гудков с этим ничего поделать не сможет. Гудкову надо будет искать свою партию для выдвижения на пост мэра Москвы. Сделать от «Яблока» у него не получится. Устав этой партии достаточно жесткий и захватить ее «с улицы» Гудкову не удастся.

Навальный из-за этих выборов тоже потерял определенные очки, так как его сторонники в выборах не участвовали. Его призывы накануне выборов никто не услышал или не принял во внимание, так как сразу возник вопрос, − а где ты был раньше? И все эти конфликты интересов добавит в раскол оппозиции еще больше вопросов».

fd115316828ed9cf4c841b14a0a2c074.png  

Комментирует доцент Института общественных наук РАНХиГС при Президенте РФ Екатерина Шульман:

«В Москве не бывает региональных историй, все московские истории очень важные. Они одновременно являются муниципальными, то есть местными и близкими к земле. Это муниципальный аспект. А московский столичный аспект состоит в том, что все, что происходит, во-первых, очень внимательно отслеживается и попадает сразу в поле зрения и федеральных, и мировых СМИ, а во-вторых, поскольку это Москва, то речь идет об очень больших деньгах, то есть здесь интересы значительные. На этом дисбалансе, на этих некоторых качелях, на этой доске, собственно, оппозиция и сумела взлететь. Свою победу оппозиция одержала, когда было зарегистрировано 8 тысяч кандидатов, что является абсолютным историческим максимумом для муниципальных выборов в Москве, и больше тысячи кандидатов-самовыдвиженцев».

07e524d73725b3a165b4f4e44704bbaf.png  

Комментирует главный редактор Интернет-журнала «Гефтер» Глеб Павловский:

«В этом году люди поняли, что они могут менять реальность, и стали пользоваться рычагами, которые всегда были им доступны, но почему-то не использовались. На этих выборах нет абсолютно проигравших, но нет и стопроцентного выигрыша. Это, на мой взгляд, как раз именно та ситуация, в которой падет путинский режим – когда нет абсолютной победы, но все довольны результатом. Грядущий год позволит оппозиции развернуть борьбу с властью на нескольких фронтах. Но вот воспользуются ли депутаты этой возможностью, зависит только от них».

Заминируют ли помимо школ еще и МКС

Вокзалы, школы, торговые центры стали объектами массированной атаки неизвестных телефонных террористов во многих крупных городах России. Отовсюду из «заминированных» объектов и зданий выводились люди, прибывали саперы и служебные собаки, хозяйственная и иная деятельность объектов телефонной атаки прекращалась, то есть, проблема приобрела конкретные очертания материальных и прочих убытков. О ней был даже проинформирован президент Путин.

Потом стали поступать сообщения, что спецслужбы идентифицировали источники этих анонимных звонков, и они якобы ведут в незалежную Украину. Что, в общем-то, совсем не удивительно, учитывая нынешние отношения между «братьями-небратьями», а также полной правовой махновщиной у наших украинских соседей. Вопрос здесь в другом − как должно реагировать на это государство? Ведь подобная звонковая вакханалия может стать явлением столь же обыденным, как восход солнца, и распространиться на любые объекты, включая заводы, газеты, пароходы, подводные лодки и Международную космическую станцию (МКС). Если реагировать по инструкции, то отовсюду надо эвакуировать людей, останавливать производство и все обследовать миноискателями и собаками. Что может ударить по экономике страны почище любого кризиса. Вопрос здесь не только в том, кто звонил, но и что делать власти в такой ситуации.

62ec3d173ebe134822d60fda2e4c1444.jpg  

Комментирует член комитета Госдумы по международным делам Адальби Шхагошев:

«Телефонный психологический терроризм является еще одним звеном террора, который приводит к социальному и экономическому коллапсу. Стоять за последними массовыми случаями звонков с сообщениями о возможных террористических актах могут и ИГИЛ*, и украинские националистические организации. Это отнюдь не хулиганство, это умышленно делают реальные пособники террористов.

Главная здесь проблема – что делать и как практически ответить на эти вызовы?
Возьмем, например, школу – в чем настоящая опасность? После звонка о минировании мы эвакуируем людей, но здесь создается серьезная почва для совершения уже реального террористического акта. Ведь куда выведут детей при эвакуации? Есть только два места: или школьный двор, или школьный стадион. Там собираются сотни детей, и реальный террорист может поджидать их именно там, − на стадионе или во дворе. И вот над этим мы должны думать.

Каждый такой звонок – это серьезная дестабилизация ситуации. Есть и материальный ущерб. Для нас первична все-таки безопасность. И причины этих эвакуаций в итоге люди все-таки понимают. Но нужен адекватный ответ. Оружие любой ответственной власти – это закон. У террористов – это взрывчатка, а у нас – закон.

Законотворчество последних лет дало правоохранителям реальные инструменты в борьбе с террором. Есть специальные группы, которые борются с кибер-преступностью. Но считаю неправильным, что в Уголовном кодексе статья 207 (Заведомо ложный донос) ограничивает наказание тремя и пятью годами лишения свободы. Статистика говорит о том, что этих уголовных дел у нас практически нет. Если кто-то в СМИ сейчас начнет говорить об ужесточении законодательства, то хочу заметить, что в Израиле, в США, в Германии и других европейских странах наказание за подобные преступления предусматривает до 15 лет лишения свободы. Но и это еще не все. У нас мягкое наказание и за вербовку. Мы уже внесли закон, ужесточающий ответственность за вербовку в террористические организации вплоть до пожизненного. И в октябре, очень надеюсь, будем его рассматривать».

4419f06cb09d6323fff5dd6c5ecffe1c.jpg  

Комментирует Алексей Столяров (пранкер Лексус):

«Переслушал запись одного из звонков-минирований. Сомнений нет − это Украина, и даже есть определённые догадки, кто именно. Но помимо этого, в провокации участвуют и другие страны (люди находящиеся там). Схема простая − бот набирает номера, забитые в базу. Это не СБУ, но околопатриотические «свидомиты».

* Организация запрещена в РФ

Фото: Евгения Новоженина, РИА Новости

Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Loading...
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Odnoklassniki 1