горячие темы Смотреть Скрыть
Энергетика
Москва
19 октября 2017, 10:34 0
Редакция «ФедералПресс» / Наталья Никитина

Страсти по Самотлору

В начале октября Минфин РФ и «Роснефть» согласовали предоставление инвестиционных стимулов по налогу на добычу полезных ископаемых для обводненного Самотлорского месторождения. НДПИ для Самотлора будет снижаться ежегодно на 35 млрд рублей в течение 10 лет, механизм стимулирования начнет действовать с 1 января 2018 года. Другие крупные нефтегазовые компании – «Газпром нефть», «ЛУКойл» и «Сургутнефтегаз» – возмутились таким решением правительства. В письме премьер-министру Дмитрию Медведеву они назвали такой подход «индивидуальным» и потребовали аннулировать льготу «Роснефти», либо утвердить единый подход для всех недропользователей – к примеру, внедрить налог на добавленный доход (НДД). Редакция «ФедералПресс» выяснила, насколько оправданно возмущение нефтекомпаний.

«Взять все и поделить» 

Как сообщает ТАСС, Министерство финансов РФ пока не получало письма от глав нефтедобывающих компаний. Однако СМИ уже раскрыли суть претензий Вагита Алекперова, Владимира Богданова и Александра Дюкова. По мнению авторов письма, предоставление льготы «Роснефти» нарушает основные положения налогового законодательства в части запрета на установление «дифференцированных ставок налогов и сборов, налоговых льгот в зависимости от формы собственности, гражданства физических лиц или места происхождения капитала».

Компании просят премьер-министра аннулировать адресные инвестиционные стимулы для Самотлора до тех пор, пока не будут разработаны единые критерии предоставления льгот для всех обводненных месторождений. 

Авторы письма предлагают два варианта развития событий – в первом правительство должно вернуться к идее разработки федерального закона по предоставлению льгот по НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых). Во втором – государству предлагается сохранить инвестиционные стимулы для Самотлора, но отдать другим компаниям квоту «Роснефти» по налогу на добавленных доход для нефтяной отрасли (законопроект о переходе на НДД в данный момент прорабатывается правительством).

В понимании «Газпром нефти», «ЛУКойла» и «Сургутнефтегаза», справедливость заключается в предоставлении налоговых льгот для тех российских месторождений, обводненность которых достигла уровня в 85 % и выше. 

Самотлор – исключение, оправданное обязательствами

Однако, главы нефтекомпаний, возможно, поторопились, не изучив внимательно нюансы соглашения, к которому пришли Минфин РФ и «Роснефть».

Предоставление инвестиционных стимулов Самотлору на первый взгляд может выглядеть как демонстрация исключительного положения «Роснефти». Особенно на фоне высказываний представителей Минфина о том, что в ближайшем будущем льгот для обводненных месторождений не будет.

Однако источник в «Роснефти» пояснил «ФедералПресс», что стимулирование Самотлорского месторождения было одним из условий в рамках приватизации пакета акций компании, и это условие было оговорено государством и инвесторами ранее. Более того, такая договоренность плотно связана с еще одним условием – обязательством «Роснефти» увеличить выплаты по дивидендам с 35 % до 50 % от чистой прибыли по МСФО. Помимо этого, компания получила инвестиционные стимулы в обмен на обязательства по вложению средств, и компания в дальнейшем будет отчитываться перед государством по реализации этой инвестпрограммы.

Таким образом, называть «льготами» предоставленные государством «Роснефтью» инвестиционные стимулы было бы не совсем корректно. Речь идет не о простом освобождении от обязательств – поблажка компенсирована выросшей на компанию финансовой нагрузкой, которую и ранее можно было назвать колоссальной (напомним, «Роснефть» является крупнейшим налогоплательщиком страны). 

Наследие беспощадных недропользователей

Самотлор является случаем, выходящим из ряда вон, и с технологической точки зрения – месторождение является крупнейшим в России по максимальным извлекаемым запасам нефти (2,7 млрд тонн). Сейчас месторождение выработано на 75 %, однако добываемая на нем нефть является одной из лучших (и, следовательно, дорогих) в России по своим качествам: плотность нефти 0,85 грамма на кубический см, содержание серы – 0,68-0,86 процента. Легкая и сернистая – эти качества приближают самотлорскую нефть к составу эталонных сортов Brent и WTI, на которые приходится большая часть мирового спроса. 

Однако и обводненность Самотлора также является беспрецедентной – ранее она составляла 98 % (практически вода с запахом нефти). По словам гендиректора «ИнфоТЭК-Терминал» Рустама Танкаева, своим плачевным состоянием месторождение обязано предыдущим владельцам – в течение нескольких десятилетий оно было дойной коровой для СССР и приносило большую прибыль.

«Однако месторождение осваивалось с нарушением технологических норм добычи. В результате к началу 1990-х годов его обводненность подскочила до 98 %, а конечный коэффициент извлечения нефти упал с 0,5 до 0,2. В начале 1990-х годов все проблемные месторождения «слили» в Тюменскую нефтяную компанию. Эти месторождения и унаследовала «Роснефть» после покупки ТНК-ВР. На Самотлоре реализуется программа возрождения, рассчитанная на десятилетия. Понемногу месторождение оживает, и его обводненность удалось снизить до 95 %, а коэффициент извлечения вернулся к 0,5 %», – отметил эксперт. 

Необходимость реанимации месторождения назрела уже в прошлом году, когда его добыча составила 20 млн тонн. Без дополнительных мер в ближайшие годы добыча могла бы сократиться до 15 млн тонн. Решение правительства пойти компании навстречу и предоставить инвестиционные стимулы является более чем обоснованным – ведь стимуляция добычи требует больших затрат, а сокращение добычи привело бы и к сокращению налогооблагаемой базы.

Социальный аспект ситуации

Тем не менее, несмотря на колоссальный потенциал Самотлора, месторождение нельзя рассматривать как участок недр в чистом виде. За десятилетия эксплуатации актив оброс колоссальным объемом социальных обязательств и взаимосвязей. На территории Югры находятся сразу несколько городов, обязанных нефтяникам не только своим развитием (как, например, Сургут, ставший третьим в списке российских богатейших городов), но и появлением на свет (Нефтеюганск, Нижневартовск, Ноябрьск). 

Наибольшее влияние Самотлор оказал на становление расположенного рядом Нижневартовска – после открытия месторождения в 1965 году поселок стремительно разросся до динамично развивающегося города. 

Однако в условиях снижающейся добычи и высокой обводненности Самотлора объем социальных обязательств стал крайне весомым: жизнь в условиях крайнего Севера диктует свои условия. Выплата зарплат, пособий, пенсий, медицинские услуги, строительство нового и расселение аварийного жилья, ремонт дорог подача тепла и горячей воды… Список обязательств местной администрации крайне обширен. При этом бюджет муниципалитета находится в прямой и безальтернативной зависимости от нефтедобывающих компаний. Активизация добычи на Самотлорском месторождении самым непосредственным образом повлияет на уровень жизни жителей Нижневартовска.

В свете такой ситуации возмущение, к примеру, «Сургутнефтегаза» выглядит особенно циничным. По данным СМИ, компания претендует на получение льгот для своего основного актива – Федоровского месторождения, расположенного рядом с Сургутом. Однако, требуя инвестиционных стимулов, компания пока умалчивает о своих обязательствах взамен – и о том, что в 2016 году«Сургутнефтегаз» сократил свои социальные обязательства в Югре на 1,3 млрд рублей.

А что государство получит взамен? 

«Обо всех социально значимых фактах деятельности «Роснефти» люди, конечно, знают, а потому оглушительная публичность, с которой квазигосударственная и частные компании-конкуренты эпистолярно обратились к премьеру, выглядит странно. Ведь менеджеры сырьевых гигантов не просят передать им Самотлор, чтобы добывать там нефть без оспариваемых инвестиционных стимулов, и взять их под государственное крыло, а требуют льготы для собственных, куда менее проблемных месторождений», – отметил в своей колонке для Lenta.ru доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский.

Действительно, если сопоставить условия, на которых «Роснефть» получила инвестиционные стимулы, и сопоставить их с предложениями «ЛУКойла», «Газпром нефти» и «Сургутнефтегаза», дисбаланс интересов становится очевидным. 

Из трех перечисленных компаний дивидендные отчисления государству делает только «Газпром нефть» – опосредованно, через ПАО «Газпром», владеющее 95,68 % акций компании. Однако доля выплат по итогам 2016 года была, во-первых, ниже, чем у «Роснефти» – 25,3 % от чистой прибыли по МСФО (у «Роснефти» показатель составил 35 % от МСФО). 

«ЛУКойл» и «Сургутнефтегаз» же являются частными компаниями (структура их акционерного капитала крайне размыта и сложна). Компании выплачивают государству налоговые отчисления, однако их масштабы несопоставимы с выплатами «Роснефти».

Фото: rosneft.ru

Регионы
Москва ХМАО
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Loading...
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1