горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
Челябинская область
31 января 2018, 18:33 0
Редакция «ФедералПресс» / Кирилл Бабушкин

Андрей Колядин: «Серые фонды на выборах – ни для кого не секрет!»

31 января в Советском районном суде Челябинска был допрошен бывший заместитель полпреда президента РФ по Уральскому округу, член правления Российской ассоциации политических консультантов Андрей Колядин. В рамках рассмотрения уголовного дела экс-вице-губернатора Южного Урала Николая Сандакова Андрей Михайлович в очередной раз подтвердил позицию защиты: в 2011-12 году Сандаков активно участвовал в формировании неофициального предвыборного фонда реготделения партии «Единая Россия», а не присваивал себе деньги сити-менеджера Озерска Евгения Тарасова, как это предполагает сторона обвинения. Подробности – в материале «ФедералПресс».

Андрей Колядин с самого начала допроса подчеркнул, что непосредственно в 2011-12 годах, к которым относится инкриминируемое Сандакову преступление, в выборах в Челябинской области не участвовал. В то время он работал советником губернатора и «политическим» вице-губернатором в регионах Центральной России. В полпредстве по УрФО появился лишь в мае 2012 года. Его допрос превратился в своеобразный «ликбез» для адвоката и прокурора по вопросам организации предвыборных кампаний: Колядин уверенно переносил свой богатый опыт на ситуацию в Челябинской области.

«Интересуясь результатами выборов, я общался с людьми, работавшими в кампаниях 2011-12 годов в Челябинской области, – рассказал Андрей Михайлович. – Сандаков совершенно точно был помощником губернатора и отвечал за один из сегментов предвыборного процесса. Он, разумеется, был не один: за выборы вообще отвечает целая когорта специалистов».

Колядин затруднился назвать свои источники, пояснив, что постоянно общается с несколькими десятками, а то и двумя-тремя сотнями имеющих отношение к политтехнологиям людей, так что за давностью лет уже не вспомнит, у кого наводил справки о Сандакове. С самим обвиняемым он познакомился в 2012 году, но до этого слышал о нем – еще по результатам работы Сандакова в Астраханской области. «В Астрахани в конце нулевых годов была сильна оппозиция, губернатор обращался за советом, – пояснил именитый политтехнолог. – Так что о Сандакове я был наслышан и его переход в Челябинскую область, конечно, отследил».

Напомним, Николая Сандаков был задержан весной 2015 года, вскоре ему было предъявлено обвинение в мошенничестве: по версии следствия, вице-губернатор, еще будучи только помощником главы региона и курируя ход выборов в Госдуму в 2011 году, взял у сити-менеджера Озерска Евгения Тарасова крупную сумму, обещая способствовать тому в продвижении карьеры и занятии поста главы Магнитогорска. Сторона защиты в деле Сандакова не скрывает, что ее главная задача – доказать несостоятельность обвинения в мошенничестве. По версии самого экс-вице-губернатора и его адвоката Сергея Колосовского, деньги у Тарасова Сандаков брал для наполнения неофициального предвыборного фонда регионального отделения партии «Единая Россия».

Андрей Колядин в судебном заседании подтвердил, что создание неофициальных фондов в дополнение к «белым» счетам практикуется в России всеми участниками предвыборного процесса в течение последних 30 лет.

«Формирование «серого» фонда до недавнего времени являлось главной задачей всех участников вертикали власти, от главы какого-нибудь района до губернатора, – заявил Андрей Колядин. – Средства оттуда расходовались на финансирование агитационной сети, на «черный пиар», то есть дискредитацию конкурентов. Это практиковалось еще в 2016 году. Разве что в текущей предвыборной кампании речь идет исключительно о повышении явки, на первое место выходят критерии честности и легитимности выборов».

Колядин также подтвердил, что постоянно в своей многолетней практике сталкивался с ситуацией, когда «серый» фонд наполняется непосредственно главой какого-то муниципалитета из личных средств. Он также прокомментировал вопрос адвоката о том, имеет ли отношение к возбуждению дела Сандакова бывший начальник УФСБ по Челябинской области Игорь Ахримеев.

«Очень грамотный офицер, – отозвался о бывшем главном контрразведчике региона Колядин. – Разумеется, он не мог не понимать, чем конкретно занимается на выборах Сандаков. Скажу больше, на установочных заседаниях сплошь и рядом присутствуют силовики, от них реальное положение дел и не скрывают».

Напомним, ранее в суде по делу Сандакова были допрошены экс-глава Озерска Александр Калинин, секретарь регионалного отделения «Единой России» Владимир Мякуш, бывший руководитель регисполкома «ЕР» Александр Мотовилов. Все они в один голос утверждали, что ни о какой «черной кассе» на выборах не может быть и речи. «Я не общался с Мякушем и Мотовиловым, – прокомментировал эти показания Колядин. – Но если они не знали о неофициальных фондах, то это характеризует их как непрофессионалов».

Кроме того, Колядин подчеркнул, что он сильно сомневается в том, что Николай Сандаков брал деньги себе лично. По его мнению, это был бы неоправданный риск для человека, занимающегося внутрирегиональной политикой: о получении взятки или «отката» непременно узнают, информация станет доступна широкому кругу лицу и карьеру нечистого на руку политтехнолога можно считать законченной.

«Кроме того, высокопрофессиональные политтехнологи – а Сандаков, по моему мнению, был близок к вершине топа – люди весьма состоятельные, - отметил Колядин. – Но мы общались с Николаем Дмитриевичем после этих кампаний 2011-12 года. Признаков нетрудовых доходов у него не появилось, он остался таким, каким и был».

Разумеется, у гособвинителя Екатерины Голубенковой появились к Колядину вопросы. Главная претензия прокурора заключалась в том, что свидетель защиты не присутствовал при рассматриваемых в деле событиях – он, фактически, просто давал экспертную оценку ситуации, сложившейся между Сандаковым и Тарасовым, исходя из личного опыта. Колядин подчеркнул, что он, поступив на службу в полпредство по УрФО, специально изучил политическую ситуацию в регионах, в том числе в Челябинской области, начиная с начала 2000 годов. Однако приходится признать: его слова остаются только словами, пусть и сказанными признанным специалистом в своем деле.

«В России дела обстоят таким образом, что в каждой политической кампании задействованы несколько слоев, – рассказывал политтехнолог. – Деньги собирают губернатор со своей командой, мэры со своими командами, отдельно работают активисты партий. Идут встречи с состоятельными чиновниками и бизнесменами, где прямо говорится: надо помочь. Это же происходит не только в «Единой России», но и в других партиях. Это, если можно так выразиться, «членские взносы»: без поддержки какой-то политической силы бизнес у нас нежизнеспособен».

Кроме того, отвечая на вопросы прокурора, Андрей Колядин допустил многозначительную оговорку: он упомянул, что, когда попытался в 2015 году выяснить причину возбуждения уголовного дела в отношении «Коли», то узнал из компетентных источников, что «уголовка Сандакова» связана с передачей денег в рамках кампании 2011 года. Однако называть свои источники политтехнолог отказался, лишь туманно заявил, что на сегодня эти люди занимают «очень высокие посты». Однако Екатерина Голубенкова удовлетворенной таким ответом не выглядела.

Если сравнивать показания Колядина со словами других свидетелей защиты, то получится, что он не сказал ничего нового: утверждения обвиняемого о формировании неофициального фонда для «ЕР» и работе на выборах подтверждал, например, политтехнолог из Верхней Пышмы Александр Георгиев, работавший в 2011 году в Нязепетровске и Верхнему Уфалее.
Добавим, суд по делу Николая Сандакова продолжится 6 февраля. В ближайших планах защиты – опровержение выводов лингвистической экспертизы прослушки телефонных переговоров между Сандаковым, Тарасовым и экс-сенатором от Челябинской области Константином Цыбко.

фото со страницы Андрея Колядина Facebook

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Loading...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Push 1