горячие темы Смотреть Скрыть
Экономика
Севастополь
24 мая 2019, 13:26 4
Редакция «ФедералПресс» / Оксана Порицкая

Внутрироссийские санкции. Материковый бизнес «съедает» крымский

Республика Крым
Не только зарубежные санкции мешают развитию бизнеса на полуострове

Экономика Крыма все еще переживает переходный период. С одной стороны, для нее характерны такие общероссийские проблемы, как чрезмерная налоговая нагрузка, непатриотичная денежно-кредитная политика банков и высокий уровень бюрократии. С другой – это по-прежнему обособленный регион, куда не заходят крупные российские предприятия, а местный бизнес поставлен фактически в условия экономической изоляции и вынужден перерегистрироваться на материке, чтобы удержаться наплаву. Что в этих условиях делать полуострову, который все еще «полу-Россия», выясняли ведущие экономисты и бизнесмены Москвы, Санкт-Петербурга и Крыма. О том, что выяснили, – в материале «ФедералПресс».

Налоговые льготы верните обратно

У крымского бизнеса уникальная возможность сравнить украинскую и российскую экономические модели, в том числе банковскую систему, уровень бюрократизации и налоговую нагрузку. И, несмотря на патриотичность отечественных предпринимателей, практически все они говорят одно: работать стало сложнее. Причем речь не только о санкциях, но и об общероссийских факторах. Так, например, аналитика показывает, что с 2012 года в Севастополе бензин подорожал на 12,6 %, газ на 55 %, электричество в три раза, а проезд в автобусе на 181 %. Цифры впечатляющие.

«Наши аналитики говорят, что на Украине было 37,8 % налогов от оборота предприятий, в России – 47,5 %. Больше стали акцизы на вино, на бензин, налоги на зарплату. Но ситуация еще усугубляется. Реальные темпы роста налоговой нагрузки в течение последних нескольких лет превышают темпы роста экономики. По сравнению с 2015 годом налоговая нагрузка выросла на 30 %», – отмечает известный промышленник, председатель совета ТПП России, глава ассоциации «Росспецмаш» Константин Бабкин.

Но общероссийская проблема высоких налогов в Крыму усугубляется непонятными правилами игры в рамках введенной в 2015 году свободной экономической зоны (СЭЗ). На сегодня в Крыму 1342 предприятия являются ее участниками, в Севастополе – 458. Как известно, часть льгот для предпринимателей, которые зарегистрировались позже 1 января 2018 года, уже сократили – это было прописано изначально в законе. Но теперь, по словам бизнесменов, власти уменьшают поддержку и для тех, кто не должен был ее лишиться.

«Закон о свободной экономической зоне действительно снизил налоговую нагрузку для крымских предприятий. Но с этого года начали наблюдаться факты, когда под угрозой требования вернуть все полученные ранее льготы за предыдущий период уполномоченные ведомства пытаются внести изменения в уже подписанные договоры об участии в СЭЗ, причем якобы «в связи с обращением участника». То есть я участник, сам обращаюсь в орган, прошу ухудшить мое состояние и договорные условия? И если я это не подпишу, может быть, я должен буду вернуть те преференции, которые получил за предыдущее время», – рассказывает управляющий партнер ООО «СфераКонтакт» Игорь Берсенев из Симферополя.

Слова бизнесмена подтверждает генеральный директор ООО «НПП Компасс» Михаил Полторак, чье предприятие, производящее мебель, одним из первых вошло в свободную экономическую зону. «Не должны меняться правила. Мы предлагаем принять федеральный законопроект о закреплении льгот на момент подписания договора и до его окончания. Вопрос уже рассмотрен Минфином и Минюстом, но одобрения не получил», – говорит предприниматель.

«Рост количества чиновников объективен»

Согласно аналитике Торгово-промышленной палаты, проигрывает Россия Украине и по уровню бюрократии. Немного уменьшается нагрузка за счет внедрения электронного документооборота, но в целом уровень остается высоким. В Крыму при Украине, в 2013 году, было 16,8 тысячи госслужащих, сейчас их 27 тысяч – рост на 60 %. В Севастополе чиновников стало больше на 91 % – 6,9 тысячи по сравнению с 3,6 тысячи. Чиновники с тем, что их слишком много, не согласны. Говорят, что нужно смотреть на контекст ситуации, а не на отдельные цифры.

«Может сложиться впечатление, что у нас все плохо и печально – чиновников развелось, конкуренции нет, но есть свои объективные причины. Мы не должны забывать, что Крым и Севастополь – это пилотные регионы в РФ, на которые в 2014 году были возложены полномочия государственных федеральных органов. Обоснование количества роста чиновников объективно, потому что у нас более 10 федеральных органов передали свои полномочия правительству Крыма и Севастополя», – заявил директор департамента сельского хозяйства Севастополя Дмитрий Чумаков.

Бюрократические моменты мешают развиваться одной из ключевых для полуострова отраслей экономики – виноделию и виноградарству. Несмотря на ощутимую господдержку в этом направлении – субсидии за посадку, мелиорацию и закупку техники, – виноделы платят высокие акцизы из-за несовершенства законодательства.

«Для виноградарей и виноделов крайне важно, какой территориальный признак ты имеешь. Вот, например, мое предприятие находится и на территории Республики Крым, и на территории Севастополя. В результате у меня возникает проблема – мне сложно доказать, что виноград, который я выращиваю на территории Севастополя и потом перерабатываю в Крыму на своем заводе, – это мой же виноград. Вот так закон сформулирован, что мой виноград находится в другом субъекте Российской Федерации. В результате я не могу получить льготную акцизную ставку, а должен платить акциз в два раза больше. Логики никакой нет, потому что мои виноградники находятся через дорогу от моего же винзавода», – рассказывает генеральный директор Alma Valley Сергей Лебедев, который предлагает для виноградарей и виноделов убрать на федеральном уровне территориальное разделение на Республику Крым и Севастополь.

Никто не хочет вести бизнес с «санкционниками»

Санкции мешают всей России, но в Севастополе и Крыму они ощущаются более. Однако, как говорят местные бизнесмены, есть международные санкции, а есть ограничения, которые негласно ввели российские предприятия – крупные банки и корпорации. Одни просто не пришли в регион и отказываются вести дела с «санкционниками», другие пользуются ситуацией для собственной выгоды.

«На ялтинском экономическом форуме бизнесмен с материка нашел себе партнеров в Крыму, подписали соглашение. Финансирование должен быть осуществлять Сбербанк, но он отказался делать оплату в Севастополь. У нас работает полтора банка в Крыму, и решать экспортные и импортные операции очень сложно, практически невозможно», – говорит председатель торгово-промышленной палаты Севастополя Людмила Вишня.

Константин Бабкин считает, что крупнейшие банки – Сбербанк, ВТБ, «Альфабанк» – не всегда проводят патриотичную пророссийскую политику, а большинство ведущих банков убежали из Крыма после того, как он перешел в Россию. Местным предприятиям на материке никто из банков не дает гарантию для заключения госконтрактов, потому что они «санкционники». При этом в Крыму полное отсутствие таких банковских инструментов, как овердрафт, факторинг и вексельное обращение.

Вот еще несколько примеров санкций, которые де-факто введены российским материковым бизнесом в отношении Крыма. Оказавшись в 2014 году отрезанными от дилерской сети Украины, предприятия вынуждены были заключать договоры с единственным дилером с материковой России, причем на условиях эксклюзива. «Через какое-то время такой дилер прекращал закупки, выжидал 2–3 месяца, пока вырастали долги по зарплате, а потом предлагал купить это предприятие по цене ниже рыночной», – рассказывает Игорь Берсенев.

В госзакупках крымскому бизнесу также сложно участвовать все из-за тех же санкций. Директор феодосийского судостроительного завода «Море» Олег Зачиняев говорит, что корабли и суда по федеральной целевой программе развития Крыма строят не крымские, а материковые предприятия, выигравшие тендеры. И так не только в судостроении, но и во всех сферах производства.

«Мы проигрываем в госзакупках из-за логистики и санкционных ограничений, которые связаны с невозможностью напрямую закупать различное оборудование. Не секрет, что более 50 % комплектующих и оборудования строящихся судов и кораблей – импортного производства. Нам приходится все это покупать, используя определенные схемы, проигрывая нашим партнерам, которые ведут закупки напрямую. В свою очередь в конкурсе, который мы инициируем, никто не участвует, потому что не хотят поспасть под санкции из-за сотрудничества с крымскими предприятиями», – поясняет Зачиняев.

В итоге из-за всех этих факторов крымские предприятия массово регистрируются в Санкт-Петербурге, Краснодаре, Ростове. Людмила Вишня говорит, что на сегодняшний день отток предпринимательских структур продолжается.

«Никто не хочет напрямую заключать договоры с крымскими компаниями. Мы вынуждены открывать предприятия на материке, подвергаясь тем самым двойному административному и налоговому прессу. Чтобы изменить ситуацию, нужно внедрить в России цифровые технологии, такие как виртуальный офис, и ввести налоговые коррективы для Крыма для интеграции и стимуляции заказчиков с материка», – считает Берсенев.

А что Россия?

Эксперты говорят: несмотря на то что многие предприниматели жалуются на санкции, не всегда внешнее воздействие является причиной проблем российской, и в частности крымской, экономики. «Я хочу сказать, что в Крыму не все так плохо на самом деле, потому что во многих регионах России еще хуже», – успокаивает крымский бизнес председатель совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике Владимир Гамза.

«Для некоторых слово «санкции» – это отмазка, извиняюсь за сленг. Я хочу тех, кто любит это слово, отправить в Новороссийский судоремонтный завод – он умирает. Там нет санкций. И я вам еще с десяток таких регионов назову, где нет санкций, но там нет промышленного развития, там такая же депрессуха, и, к сожалению, молодежь рьяно оттуда хочет уезжать», – рассказывает председатель Общероссийского движения поддержки флота Михаил Ненашев.

О том, что проблемы схожи в разных регионах России, говорит и глава «Росспецмаша» Константин Бабкин. По его мнению, неправильные приоритеты экономической политики является причиной того, что наши предприятия не развиваются теми темпами, которыми должны.

«Нам нужно не членство в ВТО, нам нужно, чтобы в России, в Крыму в том числе, производились мебель, приборы, строились корабли. Нужны снижение ключевой ставки, доступные кредиты как для потребителей, так и для предприятий, прекращение уничтожения банков и конкурентная банковская среда. Нужна стимулирующая налоговая политика. Наша налоговая политика сегодня построена так, чтобы выкачать максимум денег из экономики, не обращая внимания на последствия. Отсюда мы имеем дорогой бензин, высокие налоги на зарплату, регрессивную шкалу налогообложения, когда бедные платят больше налогов, чем богатые, и огромный профицит бюджета – 118 трлн рублей у нас лежат без дела. Нужно снизить цену на сырье, чтобы было невыгодно вывозить из страны, а было выгодно здесь перерабатывать. Энергоресурсы должны стоить вдвое дешевле. Страна может испытать бурный экономический рост. У нас все для этого есть, не хватает только правильной экономической политики», – уверен Бабкин.

Фото: ФедералПресс / Екатерина Лазарева

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Теги
санкции
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
4
comments powered by HyperComments
Odnoklassniki 1