горячие темы Смотреть Скрыть
Экономика
Москва
17 июня 2019, 09:34 0
Редакция «ФедералПресс» / Редакция РИА ФедералПресс

Запятнанная «Дружба». Дело труба

В деле о загрязненной нефти появились новые фигуранты

В России продолжают искать виноватых в скандале с поставкой за рубеж нефти, содержащей соединения хлора. Не так давно следствие определило круг подозреваемых и произвело первые задержания. И если вначале тень обвинения пала на сотрудников самарского частного терминала, то теперь в деле о загрязнении нефти появились новые фигуранты - четыре сотрудника «Транснефти». Подробнее – в материале «ФедералПресс».

Круг подозреваемых

С тех пор, как разразился скандал с попаданием загрязненной российской нефти в экспортный трубопровод «Дружба» компания «Транснефть», отвечающая за транспортировку сырья, выступала в этом деле в качестве потерпевшей стороны. Главные же обвинения легли на сотрудников и руководителей частного самарского терминала. И вот теперь, по данным РБК, следствие определило новых фигурантов громкого дела. Ими впервые стали сотрудники 100 % дочерней компании «Транснефть», отвечающие за эксплуатацию экспортного трубопровода «Дружба».

Подозреваемыми по делу стали заместитель начальника Куйбышевского районного управления нефтепровода по товарно-сопроводительным операциям Дмитрий Никишов, начальник одного из отделов этого управления Роман Якушев, начальник приемно-сдаточного пункта (ПСП) «Лопатино» Роман Гладков и инженер этого пункта Владимир Матюхин. Все они подозреваются в преступлении, квалифицированном по ч. 4 ст. 215.3 Уголовного кодекса (самовольное подключение к нефте- и газопроводам либо приведение их в негодность). Несмотря на следственные действия в отношении своих сотрудников, «Транснефть» не спешит признавать свою вину.

Неудобный договор

Эксперты скептически относятся к версии о том, что именно «малая нефтянка» стала главным виновником ЧП на нефтепроводе, а «Транснефть» ни при чем. Гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, например, сразу же высказал мнение, что «Транснефть» просто нашла «стрелочника», тогда как она сама должна отвечать за качество передаваемого сырья как оператор системы.

Согласно данным «Транснефти», по «Дружбе» и через морской терминал в Усть-Луге потребителям были направлены 3 млн тонн грязной нефти. «Объем сдачи нефти «в трубу» со стороны малых компаний в зоне обсуждаемого участка за указанный период вряд ли может превысить несколько десятков тысяч тонн», – подсчитал глава Института национальной энергетики Сергей Правосудов.

Даже если хлорированную нефть слили в трубопровод мелкие компании, «Транснефть» должна была постоянно контролировать качество сырья. Для этого при нефтепроводе «Дружба» созданы специальные лаборатории, которые проверяют нефть на входе.

3d6b688df9f3b64d62c4664b2ba1fb5a.jpg

«Коммерсант» со ссылкой на источники писал, что из каждой партии нефти, поступающей в пункт приема, берется несколько проб, в том числе арбитражная – она хранится на случай претензий по качеству. Пробы с самарского терминала, на который «Транснефть» решила повесить ответственность за случившееся, проверялись в лаборатории трубопроводного монополиста. Между тем, по некоторой информации, именно на соединения хлора нефть там почему-то не проверяли, в основном изучая содержание серы.

На это же ссылается и защита экс-владельца самарского терминала г-на Трушева. У «Нефтеперевалки» не было своей лаборатории, она не могла отследить содержание вредных примесей в поступившем на терминал сырье, утверждает представляющий интересы бизнесмена управляющий партнер адвокатского бюро ЕМПП Сергей Егоров. Именно поэтому «Нефтеперевалка» заключила договор на лабораторный контроль с «Транснефть-Дружба». Подписан он был 17 августа прошлого года, а стоимость услуг по нему составляла 920 тысяч рублей в месяц.

Кроме того, Трушев рассказал, что источником нефти в «Дружбе» было, конечно же, не только сырье «Нефтеперевалки». Через «Лопатино» проходит также нефть из трубопровода «Транснефть-Приволга» и из Татарстана (трубы «Альметьевск-1,2»).

Есть вопросы и по поводу использования дихлорэтана малыми компаниями. Руководитель отраслевого информационно-аналитического центра Rupec Андрей Костин прокомментировал «Известиям», что в России это химическое соединение применяется очень ограниченно. Это довольно дорогой реактив, и используют его в основном для разбавления смесей, а не при добыче «черного золота».

«Лучше бы признаться»

Достоверные сведения указывают на то, что о содержании хлорорганики в сырье «Транснефть» знала задолго до заявления белорусов. Еще 2 апреля по этой же причине была остановлена нефть, идущая по низкосернистому трубопроводу на Волгоградский НПЗ.

Член комитета ТПП России по энергетической стратегии и развитию ТЭК Рустам Танкаев подтвердил, что российские переработчики сообщали «Транснефти» о поступлении некачественного сырья с начала апреля. У руководства компании было достаточно времени, чтобы обратить внимание на проблему и попытаться не допустить международного скандала. Тем более, как оказалось, нефть в «Дружбу» транспортируется по трубам «Транснефти-Приволга» – одной из крупнейших в стране систем по смешению нефти разных производителей.

«Руководство компании не могло не быть в курсе происходящего. Мало того, что «Транснефть» получала уведомления от российских НПЗ, как видно, её специалисты в ежедневном режиме были обязаны проверять базовые показатели качества нефти на каждом узле приема: плотность, содержание серы, содержание воды. Поэтому рассказы о диверсантах только ослабляют позиции «Транснефти». Лучше уж было бы признаться в собственной халатности», – считает эксперт Алексей Мухин.

В самой «Транснефти» сообщения о том, что загрязненная нефть могла поступить по системе ее самарской «дочки», не комментируют, сославшись на то, что следственные действия продолжаются (об этом сказал вице-президент компании Сергей Андронов). Отрицают в компании и информацию о том, что компания заблаговременно знала о проблеме с хлором от российских НПЗ. «Это означает, что мы сознательно обманывали своих партнеров, качая грязную нефть? Конечно, неправда», – цитируют СМИ советника президента «Транснефти» Игоря Демина.

Интересно, что за качество транспортируемой нефти монополист не хотел отвечать и раньше. Глава компании Николай Токарев в разговоре с президентом России Владимиром Путиным настаивал, что качество продукта должны контролировать сами поставщики нефти.

1bde1c9209ed07f358cb368bc204a827.jpg

«Компании опять придется занимать»

Грязная нефть в итоге будет стоить больших денег, как самой «Транснефти», так и всей нефтяной отрасли. Потери увеличиваются, как и имиджевый ущерб.

По словам аналитика «БКС Брокер» Константина Карпова, в среднем по «Дружбе» поставляется до 4,2 млн тонн нефти в месяц. «Это значит, что итоговый двухнедельный простой повлечет за собой сокращение поставок на 15 млн баррелей Urals, что составляет примерно 1 млрд долларов выручки российской нефтянки. То есть в совокупности с затратами «Транснефти» на очистку «Дружбы» и компенсацией партнерам по контрактам, можно ожидать даже большей цифры», – рассчитал экономист.

Сумма ущерба растет ежедневно за счет неустоек и увеличения расходов на транспортировку, комментирует управляющий партнераналитического агентства WMTConsult Екатерина Косарева: «Танкерные поставки значительно дороже и, что немаловажно, дольше. Кроме того, есть проблема с нехваткой судов: танкеры фрахтуются за пару недель, а то и за месяц до поставки».

Очевидно, что история с грязной нефтью существенно подорвет экономическое состояние госкомпании. По данным отчетности по МСФО, по итогам первого квартала этого года прибыль и выручка компании выросли незначительно, в основном за счет консолидации результатов деятельности группы НМТП в связи с приобретением контроля в сентябре 2018 года. Свободный денежный поток снизился на 38,4 % до 17,4 млрд рублей, а общий долг составил 668 млрд.

«Компании необходимы средства на погашение задолженности. Согласно утвержденному графику выплат, в 2019 году «Транснефти» предстоит погасить более 81 млрд рублей – это порядка 8-10 % годовой выручки. С учетом сокращения объемов прокачки из-за проблем с «Дружбой», доходы «Транснефти» сократятся, поэтому расплатиться по счетам будет непросто, особенно учитывая требования государства вдвое увеличить дивидендные выплаты. Скорее всего, компании опять придется занимать», – полагает Косарева.

Рустам Танкаев подчеркивает, что, если «Транснефти» придется платить какие-то штрафы, по сути говоря, эти деньги потеряет государство. «Хотя, конечно, никакие платы из бюджета в связи с этой историей производить нельзя в принципе, потому что полная ответственность лежит на «Транснефти»… Обычно в таких ситуациях компании стремятся сохранить дивиденды. И, хотя они и несут очень большие потери, связанные со штрафами, тем не менее, они берут кредиты и выплачивают дивиденды полностью», – полагает Танкаев.

Политические последствия

Скандал с грязной нефтью страшен даже не столько прямым коммерческим ущербом российской нефтяной отрасли и ее зарубежным партнерам, но и серьезными политическими последствиями. Под угрозой репутация России как надежного и ответственного поставщика энергоресурсов. Инцидент не могли не заметить крупнейшие мировые СМИ. Например, Financial Times трактует последствия случившегося так: у США, которые пытаются перекрыть выходы России на европейский рынок, впервые появился рычаг давления не только против экспорта газа, но и нефти.

К слову, в западных СМИ «Транснефть» также считают основным виновником случившегося. Да и в высших властных кругах России прорывалось раздражение от того, что платить за ошибки монополиста приходятся всему государству, об этом, например, говорил вице-премьер правительства Антон Силуанов. На любое обвинительное замечание в самой компании реагируют крайне эмоционально.

«Это упрощенная оценка, основанная на информации от недоброжелателей. Считаю необходимым вспомнить, что когда был взорван несколько лет назад автомобиль первого замминистра финансов Вавилова рядом со зданием министерства, никто не назвал это «косяком» в работе Минфина», – так отреагировал на реплику Силуанова Игорь Демин.

«Болезненная реакция менеджеров «Транснефти» объясняется стремлением прикрыть теневую коммерческую деятельность. Стоит напомнить, что компания из года в год самостоятельно и не предъявляя никаких обоснований устанавливает размер норматива «усушки и утруски» при транспортировке нефти. Клиентов «Транснефти» не устраивает не только ничем не обоснованный норматив, но и сама практика изъятия из своей трубы в свою пользу остатков чужой нефти и нефтепродуктов», – отмечает Рустам Танкаев.

Фото:«Транснефть», пресс-служба Кремля, правительство ЯНАО

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Компании
Транснефть
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Telegram 1