Общество
Самарская область
21 декабря 2017, 14:05 0
Редакция «ФедералПресс» / Роман Арсенин

«Историческую часть Самары нужно не перестраивать, а благоустраивать»

Врио губернатора Самарской области Дмитрий Азаров планирует привести в порядок историческую часть областного центра, используя опыт бесконфликтной реновации в других субъектах. К этой работе глава региона намерен привлечь бывшего главного архитектора Самары, одного из ведущих российских градостроительных идеологов, доцента Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ и главного архитектора Центра планирования и проектирования городской среды и инфраструктуры ВШЭ Виталия Стадникова. Как удалось выяснить «ФедералПресс», предложение стать советником губернатора Самарской области Стадникову пока не поступало, но работать над новым обликом Самары он готов.

Время менять практику

– Насколько возможно реализовать программу бесконфликтной реновации в Самаре?

– Формально, программы бесконфликтной реновации в Самаре пока не существует. Чтобы идея превратилась в программу, ее нужно обсудить и утвердить. Сегодня есть методический подход, который использовали в других городах и могут использовать в Самаре. Когда я работал в Самаре, такие попытки предпринимали. В частности, разработали правила параметрического регулирования для правил землепользования. Но их не приняли, потому что правила требовали смену проектного подхода в исторической части города – изменение сложившейся практики проектирования многоэтажных многосекционных зданий на плотную, но менее высокую застройку.

– Кто оказался не готов освоить новый подход к планированию и проектированию?

– Прежде всего – застройщики, которым не хватало опыта и квалификации. Но и без них в Самаре не оказалось потенциала для реализации этих идей. Местная комиссия по застройке завела практику принимать решения на отклонение от предельно допустимых параметров, в том числе на повышение этажности, без обоснований от застройщиков. Фактически никаких формализованных требований к строителям, чтобы сберечь или улучшить облик города, до сих пор не существует.

– Получится ли у Самары перенять положительный опыт других городов, о котором вы говорили, учитывая ее специфику?

– Одинаковых методов решения не бывает. Своя специфика есть везде. В Самаре она связана с уровнем экономического развития и развития градостроительного регулирования.

– Что подразумевает программа бесконфликтной реновации? Речь идет о масштабном переустройстве исторического центра или частичной корректировке того, что мы имеем сегодня?

– В момент, когда рынок недвижимости претерпевает кризис и падает цена за квадратный метр, бессмысленно говорить о масштабном переустройстве. Мы ведем речь о постепенном устойчивом изменении среды.

Сносить не потребуется

– А в чем заключается бесконфликтность?

– В отсутствии необходимости крупномасштабных, дисбалансирующих изменений на отдельно взятой территории. В том, что ее развитие происходит на основе имеющейся структуры землепользования и соответствует размерности взятой нами среды. Условно говоря, если территория строилась на основе отдельных дворов, то и развивать ее нужно дворами. Чтобы реконструировать исторический квартал, его не нужно сносить и делать заново в новых формах, освобождая от жителей. Достаточно разграничить на дворы и постепенно делать каждый двор. Обустраивая отдельный двор, мы не мешаем прилегающим. А жители дворов не препятствуют их развитию, даже когда речь идет о расселении или переселении жильцов домов внутри двора. Так мы создаем процесс, в котором заинтересован не мифический застройщик и несколько чиновников, которые лоббируют его интересы, а непосредственно граждане.

– То есть, не придется отстраивать «с нуля» неиспользованные или используемые не по назначению территории?

– Да, я не сторонник проектов, которые предполагают тотальную расчистку под новую застройку и тотальную переделку существующей территории. Вопрос бесконфликтности – это вопрос преемственности планировочной структуры. Кроме того, степень развитости рынка недвижимости Самары такова, что потребности в строительстве огромного количества квадратных метров не существует. И нет необходимости перестраивать историческую часть города. Ее надо благоустраивать, обеспечивать инфраструктурой. Идея в том, чтобы улучшить качество общественных пространств. А потом, постепенно увеличивая бюджет программы, улучшать качество строений, которые находятся на территории. Даже если они остаются на месте.

– Как это выглядит на практике?

– Взять хотя бы общественные проекты по улучшению фасадов. К примеру, два года назад добровольцы покрасили три дома на улице Льва Толстова. И цена квартир в них значительно увеличилась. Притом, что это лишь косметическая процедура. Проложили трубу по улице – и возможность подключения к ней прилегающих участков повышает их ликвидность. А это увеличение налогов с территории. Эти экономические эффекты никто никогда не считал. Если брать их во внимание, возникают огромные перспективы для дальнейшего развития.

– Реновация же предполагает куда больший масштаб, а значит, участие властей и бюджетные средства. Пойдут ли на это чиновники?

– Конечно, вопрос участия региона и местной власти является ключевым. Смысл любого подхода, связанного с устойчивым развитием, в том, что государство и муниципалитеты все больше включаются в процесс модерирования городской среды. Берут на себя проблемы, связанные со строительством инженерной инфраструктуры, социально-бытовых объектов, и закладывают эти траты в свои бюджеты, ищут внешние источники ресурсов по развитию территорий.

– Обычно происходит иначе?

– Чаще всего указанные проблемы перекладывают на застройщиков. Самара показала абсолютную ничтожность комплексного подхода к развитию города, когда на откуп одного застройщика отдается целый квартал, и все валится на него. Понятно, что он выполнит тот объем работ, который окупит. В результате мы имеем недостроенные инженерные сети, а вместо соответствующих историческому центру малоэтажных домов – высотки.

– Разве строительство многоэтажек в российских мегаполисах не продиктовано стремлением к компактности?

– Этажность – не равно компактность. Это знает любой градостроитель, который хоть раз что-либо проектировал. Среднеэтажная застройка, как правило, оказывается эффективнее в плане сбалансированного и устойчивого использования территории, чем многоэтажная. Последняя требует больших затрат на реализацию и на содержание и огромных отложенных затрат власти, компенсирующих тот дисбаланс, который они вносят: расширение дорог, развязок и прочее. Если брать многоэтажные и среднеэтажные здания в комплексе, скажем, на сотне гектаров, среднеэтажка даст не меньший показатель эффективности, поскольку требует более узких дорог, большей плотности пятна застройки по поверхности территории и так далее. Многочисленные исследования показывают, что застройка исторического Петербурга, к примеру, экономически выгодней, чем многоэтажная застройка спальных районов.

Планы простираются дальше

– Бесконфликтная реновация предполагает сокращение этажности. Как быть с уже построенными многоэтажками в историческом центре?

– В любом случае их придется приводить в соответствие с исторической средой через промежуточные параметрические буферы. Потому что соседство многоквартирной и многосекционной застройки с усадебной является средовым дисбалансом. Понятно, что количество типов среды должно быть увеличено в историческом центре и в других частях города. Сейчас никакого типа среды кроме микрорайонного, многоквартирного и многоэтажного в Самаре не производится.

– Значит, градостроительные преобразования коснуться не только исторического центра?

– Безусловно, нужно развивать город в целом. И не отстраивать, а улучшать качество среды, о чем я уже говорил. Это вопрос увеличения количества или качества общественных пространств – улиц, парков, набережных. Нужно переходить к настраиванию облика застройки, которая выходит за красные линии. К развитию транспортной системы. Ведь если не увязывать реновацию с транспортными проблемами, возникает некачественная, недружелюбная для людей среда.

– В чем проявляется недружелюбность среды?

– Судите сами: почему самарцы стремятся жить в историческом центре? Потому что там больше пешеходных зон и мест приложения интересов, да еще и природа рядом. Такими качествами обладает разве что территория в районе площади Кирова и окружающих кварталов. А микрорайоны, где живет больше всего людей – Солнечный, Приволжский и прочие – абсолютно не приспособлены для повседневной жизни. Там даже не хватает магазинов на улицах и первых этажах. Людям приходится больше ездить, что требует дополнительного строительства дорожных развязок, стоянок. Чем больше их нужно строить, тем больше нужно рушить. А значит, дома нужно строить выше. А значит, между ними нужно создавать больше пространства. Так и возникает некачественная среда. И выйти из этого замкнутого круга непросто.

– Каковы возможные сроки реализации программы в Самаре?

– Что касается настройки градостроительной базы – изменения генплана, правил землепользованья и нормативов градостроительного проектирования, это не долгий процесс, который потребует месяцы. А сроки реализации обсуждать бессмысленно, нужно понять готовность первых лиц менять устоявшуюся практику, ориентироваться не на отсталый не технологичный рынок строительства, рассчитанный на использование низкоквалифицированной силы, а на улучшение качества среды и жизни для населения, которое может производить продукт с высокой добавленной стоимостью.

– Реновация необходима во всех частях Самары. А нужны ли градостроительные преобразования в других городах региона?

– Определенно. Самара – центральный, но не единственный город региона, и существует как агломерационная модель для Новокуйбышевска и Чапаевска. В меньшей степени – для Тольятти. Структура, которая у нас создана, имеет потенциал к увеличению связности и превращению в единую экономически-пространственную систему с учетом развития аэропорта, логистических центров и необходимости превращения Южного города из паразитического пригорода в полноценное поселение. То есть дать последнему пространственную самостоятельность, но не включать в Самару. Ничуть не меньшая необходимость улучшения качества среды существует в Тольятти с его специфическим городским пространством, в Чапаевске, Новокуйбышевске и в Сызрани.

– Дмитрий Азаров высказал пожелание сделать вас своим советником. Как вы смотрите на это предложение?

– Мне интересен родной город, я хорошо знаю проблематику Самары и Тольятти, и у меня есть четкая точка зрения по теме пространственного развития этих городов и самарской агломерации в целом. Формализации этого предложения пока не произошло. Надеюсь, у нас состоится обсуждение, чтобы понять общие цели и задачи. Со своей стороны, я готов к сотрудничеству.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Самара
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Facebook 1