горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
Новосибирская область
23 мая 2018, 07:58 0
Редакция «ФедералПресс» / Сергей Спицын

«В Африке работают 14 русскоговорящих президентов, и это капитал для России»

Главным зарубежным спикером и самым важным гостем III студенческого форума стран ШОС в Новосибирске был верховный комиссар евразийской организации экономического сотрудничества Анисет Габриэль Кочофа. Бывший посол Бенина в России и эксперт в области образования господин Кочофа сегодня занимается вопросами восстановления сотрудничества между странами Африки и Россией. Выступая на пленарном заседании форума, Анисет Габриэль Кочофа привел немало доводов, почему экспорт высшего образования следует сделать национальным проектом. О своем высказывании, сильных и слабых сторонах российских вузов и почему в Сибири так мало африканских студентов, верховный комиссар ЕОЭС рассказал в интервью «ФедералПресс».

– Господин Кочофа, меня впечатлили ваши слова на пленарном заседании о том, что экспорт высшего образования в Австралии – вторая статья по доходности государственного бюджета и иностранных студентов там больше, чем в России.

– Причем намного больше.

– В чем причина такого австралийского экономического чуда? Почему на Зеленом континенте наблюдается такой прорыв?

– Чудо в том, что на каком-то этапе развития своей страны правительство Австралии сделало из экспорта образования государственный проект и стало инвестировать в него большие финансовые потоки. Аналогично действуют и США: вкладывают в развитие инфраструктуры около 6 миллиардов долларов, а зарабатывают 20 миллиардов. За счет инвестиций создаются все благоприятные условия. Имею в виду, качество образования, перспективу трудоустройства, возможность работы во время обучения. Знаете, мне как иностранцу это может быть привлекательно – платить за учебу, но работать, зарабатывать. И я не случайно упомянул о распределении. Например, если ты окончил французский университет, то тебя сразу направляют возглавлять представительство французской компании в Бенине. Это главное преимущество западной модели образования.

– Что вы скажете о российском образовании, на чем оно может сыграть?

– Мне есть с чем сравнивать: я учился в Бенине, Нигерии и СССР. Отличительная черта и главное преимущество только в одном: в России дается фундаментальные образование и знания, которые помогут в любой ситуации и сфере. Французская система, например, дает очень узкие специальные знания. Вот, например, я окончил нефтегазовый госуниверситет имени Губкина и спустя годы смог стать чрезвычайным и уполномоченным послом своей страны в России. В Бенине, таких как я – много. В самом большом университете моей страны – 70 % русскоговорящих преподавателей. По отдельным предметам, таким как химия, физика, механика – до 100 % преподавательского состава, знающего русский язык.

– Откуда у вас такой культ советского и российского образования? Если мне не изменяет память, Бенин – бывшая французская колония.

– Да, вы абсолютно правы – мы были сто лет колонией, но на каком-то этапе поняли, что капитализм нас не спасет, и начали искать альтернативу. Тогда, в семидесятые годы лидеры нашей страны узнали про коммунизм, что есть такой строй, и это – альтернативная система политического развития. И обратили внимание на СССР – в 1972 году Бенин стал на путь социалистического развития, и тогда СССР для Бенина начал выделять до 100-120 студенческих квот на бесплатное образование и стипендию ежегодно. Благодаря этому сегодня в Бенине во всех министерствах и учреждениях работает до 2,5 тысяч высококвалифицированных русскоговорящих специалистов. Среди них 250 кандидатов и докторов наук, которые защитились в СССР и России.

– Есть ли среди них те, кто получил высшее образование в Новосибирске?

– Увы, нет. Даже когда Советский Союз выделял большое количество квот, студентов не отправляли дальше Урала из-за климатических процессов адаптации – это было рискованно. Но мир изменился – качество образования за пределами Москвы и Санкт-Петербурга резко выросло. Недавно был в Якутии, общался с иностранными студентами и остался потрясенным, насколько там качественное отношение к каждому студенту. Повторюсь, к каждому.

Или Новосибирск. Я вернулся сюда спустя 15 лет – это совершенно другой город с другими улицами, другим аэропортом и другими людьми. Каждый хочет с тобой фотографироваться, каждый хочет о чем-то пообщаться. О чем это говорит? Что именно мы, африканские страны, должны пересмотреть свои взгляды на российские вузы. Я с удовольствием видел бы больше студентов из африканских стран в этом городе, где решены вопросы безопасности, где есть инфраструктура и образовательный потенциал, преподаватели и аудитории. Правда, во всем нынешнем российском образовании есть одна недоработка.

– Какая?

– Надо понимать, что подготовка специалиста – это как получить друга. А сегодня почему-то в России готовят специалистов, и никто никогда не интересуется, пригодились ли знания, кем они стали. Среди нас много президентов, премьер-министров, послов, министров.

– Вы хотите сказать, что отсутствует обратная связь?

– Отсутствует. Я помню, как президент Владимир Путин отмечал 50 лет, и я, будучи президентом ассоциации иностранных студентов, в своем поздравлении ему написал, что по всем странам Африки – 14 русскоговорящих президентов, и если мы объединимся – это будет мощь, капитал для российского образования. Когда был послом, то нас, в Москве, было одновременно 16 послов из стран Африки, говорящих на русском языке. И каждый был обязан СССР путевкой в жизнь и хотел бы вернуть долг той стране, которая помогла нам состояться.

– Получается, что для федерального проекта по экспорту российского образования необходимо соединить опыт западных стран и идею обратной связи?

– Да, рынок образовательных услуг один и не стоит выдумывать велосипед, а следует воспользоваться накопленным опытом. На сегодня, увы, констатирую отставание России от зарубежных держав: в ФРГ, Франции, США, Китае, ЮАР, Бразилии – везде больше иностранных студентов, чем в России. Самое интересное, что в 1968 году в СССР и США было одинаковое количество иностранных студентов – по 100 тысяч человек. Однако в наши дни США зарабатывают 20 миллиардов долларов, а у России даже миллиарда не набирается. Вот оно – отставание.

– Господин Кочофа, вы, как верховный комиссар ЕОЭС, можете помочь российским руководителям наладить процесс экспорта?

– Да, мы стараемся обратить внимание на тему обратной связи и несовершенство вашего законодательства. Недавно была организована конференция «Россия-Африка», где обсуждалось, почему вы ушли с африканского континента и как вас вернуть. Правда с вашими министерствами проблема: одна рука дает, а другая отбирает. Вузы набирают абитуриентов, но им не дают визу. Они прилетают в Шереметьево и вынуждены возвращаться домой.

Но это частности, которые можно решить. Меня удивляет другое: в России существует непонимание высшего образования как фактора отстаивания геополитических интересов. Повторюсь, подготовить специалиста означает получить друга. Который познает культуру, выучит язык, станет специалистом. Ему захочется поделиться своими знаниями и впечатлениями с соотечественниками, он уже будет ориентирован на страну, где выучился. И вам будет проще поднимать свои образовательные проекты с помощью таких выпускников. Они знают, что следует поправить в системе высшего образования в России.

Фото: Владимир Астапкович/РИА «Новости».

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Push 1