горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
Курганская область
6 февраля 2019, 17:09 0
Редакция «ФедералПресс» / Екатерина Лазарева

«Надо переломить тренд падающего самолета и начать устойчиво идти вверх»

Вадим Шумков
Врио губернатора Курганской области Вадим Шумков дал большое интервью редакторам СМИ.

Шестого февраля исполнилось 76 лет со дня образования Курганской области. Новый регион на карте РСФСР появился в тот период, когда вся страна работала на фронт, на Победу. Наиболее интенсивное развитие Зауралье получило уже в послевоенные годы. В 60–80-е в регионе появились новые предприятия, активно строились объекты социальной сферы. Однако с начала 90-х годов за регионом прочно закрепилось определение «дотационная область», «деградирующая территория». В Зауралье была разрушена экономическая система, начался отток населения. Тем не менее область, несмотря на многочисленные прогнозы о ликвидации, живет. И ее основу по-прежнему составляют истинные патриоты региона, труженики. Накануне дня рождения Зауралья врио губернатора Вадим Шумков встретился с редакторами пяти СМИ: Алексеем Дедовым (ГТКР «Курган»), Ульяной Чепало («Курган.ру»), Александром Алпаткиным (газета «Курган и курганцы»), Глебом Морозовым (газета «Знамя» Катайского района) и Екатериной Лазаревой (московское бюро РИА «ФедералПресс»). Это был «честный разговор» об экономике, людях, недобросовестных чиновниках и коммунальщиках, одним словом, о настоящем и будущем Курганской области. Полную версию большого интервью читайте на «ФедералПресс».

«Курганец – человек, с которым можно пойти в разведку»

А. Дедов: Вадим Михайлович, сегодня наша область отмечает свой день рождения. В ее истории были разные периоды, и подъемы, и спады. Конечно, трудно сравнивать, скажем, советский период с современностью. И все же какие периоды и какие персоны способны вдохновить нас всех на работу, может быть, служить примером? Или, может, вообще не смотреть назад, а только вперед?

В. Шумков: Человек так устроен, что, создавая что-то, он все равно будет опираться на свою историю. И, на мой взгляд, это правильный подход. Другое дело, что у каждого свои исторические примеры, в том числе у Курганской области. В нашем регионе основной период развития был связан с советским периодом – 70–80-е годы, когда здесь было построено большое количество новых объектов. Потом случился тридцатилетний перерыв. Наша общая задача – этот перерыв прервать и снова начать устойчивое развитие нашего региона.

Что касается того, на какие исторические личности опираться, у каждого они свои: кому-то нравится персона [академика Гавриила Абрамовича] Илизарова, кто-то считает для себя примером [хлебороба Терентия Семеновича] Мальцева, у кого-то есть еще более далекие исторические примеры. Для меня есть собирательный образ курганца: это хороший, самоотверженный гражданин, по-хорошему упертый, трудолюбивый, с которым можно пойти в разведку.

6d510df2f89bb70d6bc9fc5ff52404d0.jpg

У. Чепало: Вы возглавляете Курганскую область почти четыре месяца. Встретились со многими жителями области – от руководителей предприятий до простых работяг. Чем курганцы выгодно отличаются от жителей других регионов, а чего им недостает?

В. Шумков: Привычка гордиться своим регионом, с одной стороны, имеет место. С другой, себя всегда надо сравнивать с собой же, только более раннего периода, и стремиться к улучшениям себя того, двухгодичной-пятигодичной давности. Это относится и к людям, и к региону в целом. Вместе с тем, по-хорошему, город Курган и Курганская область – это город и регион трудяг. Здесь очень много рабочих людей, которые меньше говорят, больше делают. Но есть признаки того, что последние 30 лет здесь мало происходило позитивных изменений. Это тоже накладывает отпечаток на людей, они немного уставшие, им хочется хорошей жизни здесь и сейчас. Сейчас есть некоторое неверие, пессимизм. С этим будем работать. А люди очень хорошие.

А. Алпаткин: Есть ли у нашего региона конкурентные преимущества, которые являются перспективными для его развития?

В. Шумков: Это люди. Это ожидание того, что нужно что-то менять. В разных регионах настроения разные. Когда приезжаю в мегаполис, где людям всего достаточно, они не очень хотят что-то делать, чтобы что-то менялось. В Курганской области сегодня сформирован достаточно высокий запрос на здравые перемены. Люди, которые этот запрос формируют, готовы вместе с нами его воплощать. Это не те, кто просто говорит: иди и сделай для нас это чудо, а те, которые готовы его вместе с нами делать. Я считаю, это наше здравое преимущество, которое можно и нужно использовать.

«Привык работать напряженно, поэтому спрашиваю с других»

Е. Лазарева: Мы встречались с вами в ноябре прошлого года, в разгар формирования команды. Насколько могу судить, пока окончательно сформировать правительство не удалось, несмотря на то, что по вашему приглашению приезжают специалисты из других регионов. В чем трудности? И как планируете их преодолевать, ведь времени на раскачку практически не было, а теперь совсем не остается?

В. Шумков: Не соглашусь с вами. Можете меня проверить: вакансий в правительстве Курганской области практически нет. Все основные управленческие места заняты. Команда сформирована. Бывает, что кому-то тяжело принять новые условия. Но насильно мил не будешь. Я сам привык работать достаточно напряженно, поэтому спрашиваю и со своих людей. Не всем это нравится, бывает, что человек не принимает условия.

9c96e2575c3ccf0b08cd9578c7d5189f.jpg

Раскачки у нас никакой нет. Сейчас идет активная работа не только внутри правительства. Вы можете увидеть, что идут большие работы по содержанию дорог. Мы проводим масштабную подготовку к строительству и ремонту дорог. Идут очень активные работы в коммунальном хозяйстве, по наведению порядка в содержании жилищного фонда и в работе управляющих компаний. Украшение зданий и жилых домов будет вестись постоянно, а не только к Новому году. Идет активная работа в экономике – ее не видно, она не может проявиться сразу, потому что любой объект появляется не сразу, на это нужно время.

Г. Морозов: Проблема кадров существует в том числе и в районах. Где их брать? Один из механизмов – «Губернаторская сотня»?

В. Шумков: Сегодня в районах существует не столько проблема кадров, сколько массовый запрос на обновление. Наше население хочет видеть новых людей, несущих новые идеи и исповедующих новые принципы управления. Мы должны быть честными друг перед другом. Иногда наша власть не всегда выглядит привлекательной. Появляются псевдотрадиции, которые складывались десятилетиями: это равнодушие к людям, это черствость, это жесткость, это неумение и нежелание решать насущные проблемы людей, притом что надо четко помнить, что, избирая то или иное должностное лицо, люди доверяют и уполномочивают его на решение этих вопросов.

Один из инструментов исправления этой ситуации – это обновление кадров, кадровый резерв. Объявление об этом резерве было сделано две недели назад. У нас есть на него определенные надежды. Я не считаю, что это решит все проблемы, но это механизм прихода новых людей во власть всех уровней, начиная с местного самоуправления и заканчивая областным правительством и хозяйственными органами, которые руководят коммунальными и другими сферами жизнеобеспечения.

Г. Морозов: Как привлечь специалистов в районы – медиков, агрономов, педагогов? Можно ли расширить региональные программы по поддержке желающих переехать в сельскую местность? Чего греха таить, молодежь неактивно едет на село.

В. Шумков: Мы сегодня платим миллион молодым врачам, мы даем подъемные через жилье специалистам в области образования, существуют льготы в получении ипотеки на жилье. Но я считаю, что это лишь один из инструментов. Решение должно быть комплексным и цельным. Оно заключается в создании нормальных условий жизни. Например, мы даем миллион человеку, он приезжает в деревню и попадает в ситуацию, в которой жить ему тяжело. Что-то разве можно поправить такими точечными решениями? Возможно, в каких-то случаях, но это не система. Необходимо заходить в сельскую территорию, ремонтировать там дороги и строить новые, наращивать газификацию, активно развивать экономику, создавая новые рабочие места, причем с адекватной заработной платой. Такой комбинированный подход будет давать свои плоды, а не просто создание программ поддержки молодых специалистов, которые приедут сегодня, а завтра уедут, если жизнь на селе не будет меняться.

Второе – у людей, которые живут в этом селе, возникает вполне оправданный вопрос: ему дали миллион, а человек, который приехал пять лет назад, миллиона не получил.

Программа, конечно, будет существовать, мы будем поддерживать специалистов, но я за то, чтобы равномерно развивать территорию при наличии тех ресурсов, которые у нас есть. Если у вас есть рубль и какой-то инструмент, у вас есть выбор: или что-то подлатать, или попытаться комплексно воздействовать на ситуацию. Мне всегда более симпатичен второй вариант. Тогда люди будут там жить. И наоборот: какие бы рычаги мы ни создавали, ни привлекали бы одного-двух человек, если на селе дорог нет, газа нет, экономики нет, люди будут оттуда массово уезжать.

2e02e4ab8898834956bdba0fcbcba903.jpeg

«Основное слово – конструктив. Не персонификация отношений»

Е. Лазарева: Все, о чем вы сейчас говорите, сводится в итоге к оценке эффективности власти в регионе… И речь не только о работе губернатора и правительства области, но и о работе властей муниципального уровня. Выстроена ли эта цепочка, ощущаете ли поддержку от муниципалов, можно ли говорить, что создана команда единомышленников? Планируете ли какие-то кадровые перестановки среди глав муниципалитетов?

В. Шумков: В вашем вопросе заложена часть ответа. Как и в любой команде, у нас есть проблемы. Разумеется, все главы муниципальных образований – это члены одной большой… даже не команды, а системы. Когда несколько десятилетий жизнь в регионе протекает в не очень хорошем формате, происходит деградация – ухудшение качества управления сказывается на всех ветвях власти. Поэтому сегодня глав муниципальных образований я считаю своими партнерами, союзниками. Они такие же жители территории. И среди них наверняка нет сумасшедших людей, которые хотели бы жить хуже. Более того, когда человек соглашается на такую работу, он не просто хочет жить лучше. Он подписывается под условиями, что обязан этими улучшениями жизни руководить на вверенной ему территории. Поэтому он автоматически становится моим партнером и союзником.

Конечно, есть кадровые проблемы, некоторые коллеги не выдерживают наш темп работы. По последним событиям вы видите, что начинаются замены. Да, мы будем действовать жестко. Но я не хотел бы, чтобы система дисбалансировалась. В целом мы направлены на то, чтобы действовать вместе. Муниципальная власть – это то, что люди видят каждый день. До правительства области не каждый человек доедет, а главу муниципалитета он видит постоянно. И этот глава обязан решать вопросы людей каждый день.

Я считаю, что основной состав глав муниципалитетов дееспособен. Он может и должен выполнять те задачи, которые на него возложены. Моя задача – формировать им условия, чтобы они могли в этих условиях нормально двигаться, отладить нормальный спрос и со стороны правительства области, и со стороны жителей. Те люди, которые готовы работать, они будут автоматически в команде. По тем, кто работать не готов, будут какие-то изменения. Но не обязательно нужно менять всех – разве мы уверены, что, если мы всех одномоментно поменяем, станет лучше? Необходимо использовать опыт, наработки и тех людей, в которых население верит, максимально ставить на них. Такие люди есть, и их большинство.

Е. Лазарева: В продолжение муниципальной темы. 2019 год – год выборов не только губернатора Курганской области, но и выборов в думу Кургана. Собственно, эти выборы повлекут формирование новой представительной и исполнительной власти в областном центре. Был период, когда город и область находились в серьезной конфронтации друг с другом. От этого страдали в большей степени жители Кургана. Как складываются ваши взаимоотношения с руководством города? Есть ли необходимость в обновлении?

В. Шумков: Я думаю, здесь надо ставить вопрос по-иному. Вот вы приезжаете в наш город, вам нравятся происходящие изменения?

Е. Лазарева: Нравятся.

78d6c63d0f354c19c69cb344033bcb0e.jpg

В. Шумков: Вы сами и ответили на свой вопрос. Я уверяю вас, населению неважно, какие у меня личные отношения с главой администрации города Кургана и любого другого муниципального образования области. Главам необходимо выполнить запрос на изменение ситуации к лучшему. Как я это делаю, в каком формате я с ними общаюсь – либо я пью чай с главой администрации, либо воспитываю его в кабинете, – это мои рабочие отношения.

Поэтому я бы поставил вопрос по-другому: если позитивные изменения есть, значит, отношения конструктивные. Все остальное уходит на второй план. У нас отношения конструктивные. А изменения есть, вы сами отметили: дороги чистят, поэтапно наводится порядок среди управляющих компаний. Основное слово – конструктив. Не персонификация отношений.

Люди все разные – кто-то может нравиться кому-то или не нравиться. Иногда журналисты гиперболизируют запрос людей на качество персональных отношений между должностными лицами. А людям это без разницы. Здесь речь идет не о сплетнях и о слухах, что недостойно нашего внимания. У людей запрос на конструктив. Они говорят: «Вы сами разберитесь между собой, дайте нам чистые дороги, рабочие места». Не надо усложнять эти вещи.

«Снижение энерготарифов возможно»

У. Чепало: Насколько вероятно снижение энерготарифов в регионе? И если такая вероятность есть, не означает ли это в некоторой степени конфликт с энергетиками?

В. Шумков: С высокой долей вероятности снижение энерготарифов возможно. Мы ведем переговоры с октября прошлого года. Они протекают в трех плоскостях: это уполномоченный от федеральной власти, который отвечает за энергополитику в России, это ресурсоснабжающая компания, которая работает в регионе, и правительство Курганской области. Честно скажу, переговоры идут непросто. Вместе с тем я считаю, что у нас сильная аргументация. Она понятная, она устойчивая. Основные позиции простые: в регионе живет 820 тысяч человек, тысячи работают на предприятиях и в учреждениях. Кто должен защищать их интересы? Мы можем кивать на Москву, на плохих энергетиков. Но есть руководитель региона, значит, вопрос ко мне.

Я вижу свою задачу в улучшении ситуации. Если одним из условий улучшения является снижение энерготарифа, я этим буду заниматься, и я этим занимаюсь. Высока вероятность того, что в ближайшее время мы увидим понятийный документ (запись интервью состоялась 2 февраля, соглашение о социально-экономическом сотрудничестве врио губернатора Курганской области Вадим Шумков и представитель акционеров ООО «Корпорация СТС» Алексей Бобров подписали 5 февраля, - ред.), который даст нам право в течение первого полугодия 2019 года пересмотреть энерготариф по категории «прочие», где наиболее высокая ставка – это почти все бюджетные учреждения и почти весь малый и средний бизнес. Более того, есть понимание, что Курганская область получит специальный тариф, который будет распространяться на все новые объекты – вводимые или запускаемые после 1 января 2019 года. Этот специальный тариф по нашей предварительной договоренности будет либо равен тарифу в соседних регионах, либо даже ниже того тарифа.

3e535ddea06f259c0f76f3a8caca40cc.jpg

Что касается конфликта с энергетиками… Что значит конфликт? Никаких конфликтов быть не должно. Есть власть, есть законные требования. Свои требования я вам изложил. Население делегирует мне определенные полномочия, оно ожидает от меня определенных действий. Эти действия носят абсолютно законный характер, я использую законные инструменты и предлагаю тем компаниям, которые работают в правовом поле, сформировать определенную политику. В данной ситуации мы имеем полное право ожидать встречного движения.

«Программа развития АПК будет пересмотрена»

Г. Морозов: Для Катайского района, как и для большинства районов области, важно привлечение инвестиций в АПК. В нашем районе сейчас используется только 17 тысяч гектаров земли, нет крупных сельскохозяйственных предприятий. Нужны рабочие места. Какая поддержка сельхозпроизводителей планируется?

В. Шумков: Проблема на самом деле двоякая. Во-первых, мы пересматриваем программу развития АПК. Я уже поставил задачу профильному департаменту провести анализ программы, посмотреть, чего там не хватает. В моем понимании необходимо добавить в нее три инструмента, которые активируют агробизнес в рамках тех лимитов, которые мы имеем.

Я поставил задачу – максимально ориентироваться на поддержку местных компаний. Речь идет о субсидировании приобретения нового оборудования. Почему это выгодно правительству? Покупается новое оборудование либо техника – появляются новые рабочие места. Появляются новые рабочие места – вы решаете социальный аспект на селе, получаете новую налоговую базу.

Второе – так называемый формат семейной фермы. Мы понимаем, что в каждый населенный пункт зайти с крупным проектом невозможно. Не хватает либо инфраструктуры, либо кадров, и т. д. Но людям нужна работа здесь и сейчас. Они не готовы слушать наши обещания. Поэтому смотрим формат семейной фермы и будем поддерживать либо через субсидии, либо через малопроцентные займы, чтобы человек мог взять несколько животных, нанять работников и заняться производством.

И третий инструмент – это кооперация. Люди готовы работать, но не все готовы работать на каком-то объекте с 9:00 до 17:00. Кооперативное движение предполагает, что человек может сам организовывать свой рабочий день, свой распорядок, его задача – произвести молоко или мясо, сдать его в кооператив и получить деньги. Если мы такую работу наладим (а курганский уезд был в свое время родоначальником кооперативного движения в России, то есть наработки есть, здравые начинания, и их тоже надо использовать), то это тоже будет хорошим стимулом.

Какие еще варианты? Предложение – всем быть более активными. Я много езжу по области и вижу в населенных пунктах остатки старых ферм. Но всегда нужно двигаться всем вместе вперед. Нужно прекратить заниматься разрушением на всех уровнях. Процесс очень быстро запускается, и очень трудно его остановить. Если мы будем выделять в два раза больше денег на что-то, но деньги будут идти в никуда, это не поможет развитию сельского хозяйства. Всем вместе нужно настроиться на то, что это наша область, наша земля, и никто, кроме нас, ее не разовьет. Как правительство области мы готовы помогать тем, кто будет заниматься сельским хозяйством.

1c154d5476e94adf3578d3ef41335a0f.jpg

«Впервые за последние десятилетия начинаем масштабные изменения»

Е. Лазарева: Для реализации 12 нацпроектов регионы получат большие деньги из федерального бюджета. Как Курганская область подготовилась к работе по нацпроектам? Акцентирую внимание на двух важных проектах – комфортная городская среда и экология. Главное – как будут участвовать жители Кургана и области в их реализации?

В. Шумков: Я считаю, что Курганская область достаточно хорошо подготовилась к реализации национальных проектов. И я, и мои коллеги длительное время проводили для этого в Москве. Но это не просто традиционное понятие «выбивать деньги» из столицы. Мы выстраивали партнерские отношения. Впервые за последние десятилетия мы начнем масштабные изменения к лучшему в нашем регионе.

Первое. Начиная с этого года, мы будем разрабатывать масштабный проект модернизации курганского водоканала (1939 года постройки), а также очистных сооружений ряда наших городов. Утверждена программа ремонта региональных дорог: три участка дорог – на Звериноголовское, на Шумиху и на Куртамыш. Всего за шесть лет абсолютное большинство межмуниципальных и региональных дорог будет отремонтировано полностью, приведено в нормативное соответствие.

По городу Кургану – в течение пяти-шести лет мы постараемся поменять практически полностью всю дорожную сеть. Она будет увязываться с заменой коммуникаций, чтобы не повторять печальный опыт, когда сначала кладут асфальт, потом начинают раскапывать трубы. Здесь могут быть какие-то понятийные пробуксовки, потому что раньше никто даже планы такие не формировал. Сегодня нужно еще такие планы подготовить. Я могу вас заверить, что с 2019 года вы увидите масштабное дорожное строительство в Кургане и в Курганской области.

Одновременно мы планируем начать заниматься мостовыми конструкциями. Отремонтируем аварийный мост у ЖБИ. Будет введено несколько десятков новых объектов – детские сады, школы, больницы, культурные центры. Параллельно мы будем заниматься ремонтом действующих социальных объектов. Вот это – общий обзор нацпроектов, которые мы в Курганской области видим. Но есть и другие проекты.

Что касается общественного пространства и участия граждан. Все очень просто. В мире нет такой власти, которая может, не опираясь на мнение жителей, сделать то, что понравится жителям. И в моей команде нет таких людей, которые считают, что они знают лучше то, что нужно жителям Курганской области. Мой подход не инновационный, но новый. В сентябре, предложим жителям проголосовать за «Инициативный бюджет»: за те объекты, которые они хотели бы, чтобы были построены или отремонтированы в приоритетном порядке на их территории в ближайшее время. Пусть люди сами выберут, что для них важнее: отремонтировать школу или сделать сквер, направить деньги на дорогу или заняться газом. Речь идет об объектах, которые будут начинать строиться и ремонтироваться с 2020 года. Необходимо побуждение инициативы жителей. У власти есть полномочия, но без массовой активной позиции жителей будет не та ситуация.

6ad7299ccd08f22c889026e8b507afe5.jpg

Мы еще выделяем такое понятие, как план развития территории – дорожная, коммунальная, социальная инфраструктура. Мы сшиваем это все в единый комплексный план развития каждой территории. Это необходимо, чтобы каждый человек, проживающий на территории, начиная с главы, видел, какие изменения, обеспеченные бюджетом, будут происходить на территории на протяжении ближайших пяти лет. Когда мы этот план разработаем, мы предложим его людям.

Я вижу эти планы на 5–6 лет, потому что нацпроекты разбиты на шесть лет. Всем будет все понятно, и самое главное, будет стабильная система взаимоотношений. Для людей важна предсказуемость: они должны знать, в каких условиях они будут жить завтра и послезавтра, для них важна вера в будущее. У меня вот такой серьезный подход. И я считаю, что наши жители достойны того, чтобы с ними разговаривали серьезно и ответственно. Не надо людей кормить обещаниями. Нужно все, что пообещали, просто четко выполнять.

«Мы должны понять, что такое мусорная реформа»

Е. Лазарева: Мусорная реформа затормозилась в регионе. Почему? Когда планируете стартовать и какую подготовительную работу намерены провести? И вполне конкретный вопрос: через год будут созданы условия для раздельного сбора мусора, то есть люди (большинство из них), начав сортировать отходы, могут быть уверены, что пластик, бумага, органика, металл, собранные в разные пакеты, не попадут на одну свалку – на тот же Шуховской полигон?

В. Шумков: Раздельный сбор мусора – это очень сложная тема на самом деле. Та же Германия, которая является флагманом в этой системе, к этому подходила 25 лет. В России разделение мусора предлагается при его переработке. Необходимо ориентироваться не только на красивую идею, но и на менталитет людей. Это культура. Это закладывается на много лет вперед.

В Курганской области должен появиться завод – конечная мусоропереработка, где мусор не будут просто валить и закапывать в одну кучу, а где он будет сортироваться по фракциям на конвейере. Жители как собирали мусор, так и будут собирать. Можно развивать только тему по пластикам и опасным отходам – батарейкам и ртутным лампам. Все остальные отходы как сдавались, так и будут сдаваться вместе, а уже задача переработчика – эти вещи сортировать и вторично использовать.

В Курганской области 38 % сельского населения. Если учесть состояние наших городов, некоторые из которых не отличаются по состоянию от сел, можно говорить, что у нас проживает 40–45 % сельского населения. Вы можете сказать, что люди готовы поставить у себя дома пять урн и раскладывать отходы. Есть ли у них на это деньги? Второй вопрос – а кто этот мусор будет раздельно у них забирать на селе? Красивая идея должна быть приближена к реальной ситуации, к специфике региона, к менталитету населения, к готовности перевозчика и тех, кто этим занимается, тогда мы сможем говорить, что мы к этому готовы.

04bab51f7d1b80eb22b0d2c8804567d6.jpg

В конце прошлого года Курганская область была одним из регионов, который честно сказал, что мы не готовы. Я благодарен коллегам из федерального центра – нас поддержали. Я честно сказал, что мы не готовы. Я не готов. Говоря это, я имел в виду и жителей Курганской области. Когда ездишь по деревням, видишь людей – это далеко не богатые люди, у которых нет лишних денег. И мы не можем им сказать: вот мы подписали, вам в 5,5 раза придется больше платить. Меня спросят: за что? И я не готов ответить на него.

Второе – надо защищать людей. Количество реформ тоже вводит людей в депрессию. Как я понимаю, функция власти – людям не только объяснять, что к нам пришла реформа, функция власти – выделить здравое начало, понять, насколько это приемлемо. Если неприемлемо – лучше воздержаться. Защитить людей от этих болезненных вещей. Сказать людям, что вы будете платить в несколько раз больше, а я ничего не поменяю, я не готов.

Поэтому решение у нас было – остановиться, чтобы понять, что такое «мусорная реформа», как она будет выглядеть реально в Курганской области, потом это решение объяснить людям. Если будет увеличение тарифа, оно должно быть незначительным, и самое главное – объяснимым, за что люди будут платить.

Е. Лазарева: Какую отсрочку вам дали?

В. Шумков: Федеральный закон предполагает разнесение на весь 2019 год. Но есть определенные изменения, которые предполагают, что может быть не один, а несколько регоператоров, и тогда можно будет свободно работать, учитывая специфику территории. В 2019 году мы спокойно проблему разберем, все посчитаем, взвесим и примем решение.

«Создаем жесткую систему давления на управкомпании»

А. Алпаткин: Самый частый вопрос наших читателей, как и большинство обращений в органы власти всех уровней, – это жалобы на работу управляющих компаний и в целом на сферу ЖКХ. Что здесь можно изменить и что вы точно будете менять?

В. Шумков: Мы уже меняем. Но не бывает такого, что человек вышел утром из дома, а у него уже новый двор. Таких чудес не бывает. Вместе с тем я вам скажу честно, создаем очень жесткую систему давления на управляющие компании. Почему давления? В городе Кургане более 40 управляющих компаний. Не надо говорить, что все они плохие. Вместе с тем я понимаю, что определенное количество компаний не работает как надо. Например, в Кургане многие радуются чистым дорогам. Но я знаю, что у нас нет в городском бюджете денег на очистку дорог. Я применяю административные методы, путем повышения маневренности организую эти работы. Это чисто организационные мероприятия.

Я понимаю, что жители платят полным рублем за услуги, которые им должна оказывать управляющая компания. Как я должен относиться к ситуации, когда управляющая компания деньги с жителей собрала, а услугу не оказала? У меня резко негативное отношение к этому – я считаю, что людей обобрали. Если вам что-то не хватает, ко мне обратитесь, я помогу: метлу куплю, лопаты выдам, спецодеждой обеспечу, документы оформить помогу. Нужно каждый день помнить, что в квартирах должно быть тепло, а в подъездах чисто. Я считаю унижением, если люди сами моют подъезды, хотя оплачивают эту услугу.

В Кургане была такая проблема: у многих управляющих компаний не было разграничительных документов по дворам. Сейчас мы вместе с администрацией города спешно такие документы готовим. Хотя это, я считаю, отговорка: и так понятно, где твой двор, где не твой. Мы понимаем, что уже три управляющие компании в ближайшее время свои лицензии потеряют. На отзыв одной лицензии мы уже подали.

a4281060d9944d7b0fe6d1b1a9bd135b.jpg

Жители города Кургана, жители Курганской области должны организовать спрос. Когда жители организуют спрос, давят снизу, когда я подпираю сверху, все, кто зажат между нами (это касается и управляющих компаний, и муниципальных органов власти, и МУПов, и уполномоченных органов правительства Курганской области, и даже федеральных чиновников, с которыми тоже можно разговаривать), должны работать. Мы заставим эту систему работать только так.

Я вижу, что ситуация потихоньку улучшается. Когда позволяет график, я появляюсь во дворах, захожу в подъезды, разговариваю с людьми. Мне это нравится. Чтобы принимать решения, мне нужна обратная связь. Это дает мне понимание, что управляющим компаниям есть к чему стремиться. Должен быть диалог. Те управляющие компании, которые настроены на диалог и будут работать хорошо и качественно, мы будем поощрять: мы готовы покупать снегоуборочную технику, субсидировать и т. д. Во внеочередном порядке мы планируем наводить порядок во дворах, посмотрим междворовые проезды в первую очередь территорию тех компаний, которые работают порядочно и цивилизованно. Эта работа для меня будет одним из приоритетов. Не потому, что я обожаю заниматься коммуналкой, а потому, что если от жителей области есть такой запрос, и я должен реагировать на него как высшее должностное лицо.

«Сделано в СССР»

А. Дедов: Какими словами убедить молодежь оставаться в Курганской области? Ведь без преувеличения – это будущее региона. Или не словами? Может быть, пусть едут, но потом возвращаются?

В. Шумков: Мы с вами немного другое поколение – «сделано в СССР». Когда нас воспитывали, в нас вкладывали внутренние противовесы. Я не считаю, что молодежь сейчас хуже. Она во многом лучше нас. Но она другая. Поэтому, разговаривая сегодня с молодыми людьми, необходимо в первую очередь показывать им свое отношение. Не просто махать флагами, кричать «останься», петь с ними под гитару. Ведь приедет молодой человек домой, увидит разруху и сделает выбор в пользу другого города – у современной молодежи советской системы сдержек нет.

Наша задача – здесь наводить порядок. Молодые люди любят свою родину, им не хочется ее менять на что-то. Я встречаюсь с курганцами в других регионах, но не все они живут блестяще. Когда спрашиваю, почему уехали, говорят: «Была безнадега просто, отсутствие движения, предложили – поехал». Я считаю, что если мы здесь наладим то, о чем мы говорим, и регион будет устойчиво развиваться, молодежь будет оставаться, люди будут возвращаться. Не надо никаких уговоров, обещаний. Наша задача – обеспечить поступательное устойчивое развитие вперед и вверх.

«Надеюсь, хорошо учился у Собянина и Якушева»

Е. Лазарева: Вас называют человеком, вышедшим из команды не только ныне министра ЖКХ и строительства Владимира Якушева, но и мэра Москвы Сергея Собянина. Что из стиля их управления, из их подходов к управлению переняли и используете сейчас на практике здесь? Обращаетесь ли к ним за советом?

В. Шумков: Мы все учились у кого-то в этой жизни. И Владимир Владимирович Якушев, и Сергей Семенович Собянин – это очень уважаемые и сильные руководители. И сегодня то, что собой представляет Тюменская область, – во многом их личная заслуга. Я был свидетелем изменений. Поэтому, конечно, для меня эти люди являются авторитетом. Я достаточно многому научился, наблюдая за тем, как они управляют. Основных понятий, которые я впитал, три.

Первое – это системность: принимая любое решение, вы должны учитывать массу факторов, чтобы как можно более масштабно воздействовать на ситуацию, системно.

Второе – общение с людьми. Очень многому научился у Сергея Семеновича и Владимира Владимировича с этой точки зрения. И Сергей Семенович, и Владимир Владимирович снискали уважение людей.

7cf1f6ff1609f27244f77e2d5eca7e77.jpg

Третий урок: обещаешь – делай и не обещай, если не можешь сделать.

Да, за советом обращаюсь. Когда Владимир Владимирович [Якушев] приезжал в Курган, мы смотрели с ним региональные программы, разговаривали с главами. Я благодарен Владимиру Владимировичу за рекомендации, которые он дал, потому что есть ряд вопросов, которые в лобовую не решаются. К примеру, в нацпроекте отсутствует софинансирование модернизации канализации – вторая проблема города Кургана, а также Шадринска и Далматова: трубы, как бумага, и региональным бюджетом это не решить. Владимир Владимирович пообещал поддержку, и я его слову верю.

А. Алпаткин: Как относится к вашей практически круглосуточной занятости семья?

В. Шумков: С сочувствием. Здесь работы на порядок больше, здесь фронт работы – буквально все. У меня так сложилось, что первые дети выросли в формате: я ухожу – они еще спят, прихожу – уже спят. Семья понимает, что работа непростая. Понимание – главное. И я за это очень благодарен.

А. Дедов: Мы затронули в нашем разговоре далеко не все вопросы, которые есть у СМИ и у жителей Курганской области, поэтому надеюсь, такие встречи будут у нас с вами и в дальнейшем. Подводя итог нашей беседы, я бы хотел услышать ответ на вопрос: какой вы видите Курганскую область через пять лет? Через десять?

В. Шумков: Я вижу Курганскую область благополучной и устойчиво развивающейся. А детали к этой картине каждый может добавить сам. Мы должны избавиться от незаслуженного и глупого термина «депрессивный регион». Избавиться от ощущения деградации. К сожалению, это касается всех вещей, в том числе и власти. Надо переломить тренд падающего самолета и начать устойчиво идти вверх. К этому должны стремиться все жители области, двигаться навстречу друг другу. Моя задача – убирать то и тех, кто этому мешает, обеспечить условия для всестороннего развития Курганской области. Я верю в жителей Курганской области. У них были непростые времена, которые еще оказывают влияние. Но давайте сделаем Курганскую область такой, какой мы хотим ее видеть через 5–10 лет. Я этим занимаюсь. Помогайте!

Фото: Евгений Бородин, пресс-служба губернатора Курганской области

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Google Plus 1