горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
Ханты-Мансийский автономный округ
5 марта 2019, 12:32 0
Редакция «ФедералПресс» / Полина Петренко

«Установки Путина они считают простыми рекомендациями»

Экс-замглавы администрации решила идти до конца
Наталья Алешкова рассказала, как ее выживали из мэрии Сургута

На днях из администрации Сургута сократили замглавы администрации города Наталью Алешкову. Она прославилась тем, что была уволена из мэрии, будучи в отпуске по уходу за ребенком. Для этого был предпринят ход с сокращением ее ставки. После чего не имевшая нареканий служащая развернула настоящую борьбу с мэром Вадимом Шуваловым за восстановление в прежней должности. О череде судебных баталий, травле и административном ресурсе Наталья Алешкова рассказала в интервью для «ФедералПресс».

Наталья, расскажите предысторию вашего увольнения. Оно было связано с желанием нового главы города окружить себя «своей» командой или причины были в другом?

– Я начала работать в администрации Сургута в 1994 году. В этом году – 23 марта – было бы 25 лет, как я работаю в ее структуре. Начинала я со специалиста второй категории. Карьера не была взлетной, развивалась спокойно – так я до заместителя главы администрации и доработала. В этой должности я работала и при Александре Сидорове (глава города Сургута с 1991 по 2010 год. – Прим. ред.), и при Дмитрии Попове (глава города Сургута с 2010 по 2016 год. – Прим. ред.). Если бы я не ушла в декрет в это время (имеются в виду события, предшествующие отставке Дмитрия Попова, он стал фигурантом уголовного дела, после чего сложил с себя полномочия. – Прим. ред.), то ничего бы подобного с Поповым не случилось. Мое отсутствие было использовано по полной программе, чтобы где-то его подставить.

Когда пришла новая команда, я находилась в декретном отпуске. Это был 2016 год. У меня всегда были нормальные отношения с Вадимом Николаевичем (Вадим Шувалов – глава Сургута с 2016 года. – Прим. ред.). Наша первая очная встреча после его назначения на должность главы города прошла в сентябре 2016 года, и прошла в конструктивном режиме. Потом он перестал реагировать на мои звонки, и я поняла, что что-то произошло. В ноябре состоялся уже другой разговор с совершенно другим настроем, с полунамеками-полуугрозами. Тогда я сказала, что если вы начнете неадекватные действия в отношении меня, то я смогу адекватно ответить. Я понимала, что пришли другие люди из Костромы, которых надо пристроить на должность. Речь об Алексее Жердеве (заместитель главы города. – Прим. ред.) и об Ирине Гордеевой, которая пришла на место начальника правового управления (ранее помощник главы города.– Прим. ред.) вместо Андрея Лазарева. Тогда у них, как мне кажется, и родилась идея о сокращении меня.

Идею эту реализовывали совершенно непрофессионально. Лично я знаю не менее пяти способов, как избавиться от Алешковой намного грамотнее, но ни один из этих способов им в голову не пришел. Тем не менее, они начали в какой-то момент понимать, что они сделали неправильно. Мне кажется, эта мысль им пришла, когда они в феврале 2017 года объявили во всеуслышание, что меня уже уволили. Но это было не так, основанием для этих заявлений было распоряжение о сокращении одной из 6 должностей замглавы администрации. Они не имели права этого делать – по закону они не имели права убирать должность декретницы из штатного расписания. Однако они это сделали. У меня есть выписка из протокола штатной комиссии под председательством Жердева, где он лично предлагает сократить именно меня. Мол, все пять должностей заняты, на Алешкову обязанностей не хватило, поэтому ее должность подлежит сокращению.

Далее было распоряжение о сокращении этой самой должности, где основанием является протокол этой комиссии. При этом на сайте горадминистрации вплоть до конца июля 2018 года висела информация обо мне со всеми полномочиями, которые у меня были до декретного отпуска. Меня ни о чем не уведомляли – была полная тишина.

Что было дальше?

– Я приняла решение выходить на работу 18 июня 2018 года, а в мае сообщила об этом письмом руководству Сургута. Я добилась встречи с Вадимом Шуваловым, где объяснила, что я просто мамочка, которая возвращается из декрета, и мне плевать на их политические игры.

Но попытка его разговорить не получилась. Видимо, человек боялся, что я его записываю. Единственная фраза, которую он произносил: «Без комментариев». 18 июня выясняется, что Шувалов срочно уезжает в отпуск, Жердев срочно уезжает в командировку. И на месте остается Александр Пелевин (заместитель главы города. – Прим. ред.), которому поручают вручить уведомление о сокращении штата. Далее администрация выбрала почему-то единственную норму, что они не имеют права уволить меня до достижения ребенком трех лет. Все остальное нарушать было можно. Тем не менее, трехлетней нормы они последовательно придерживались.

Рабочее место по выходу на работу мне предоставлено не было, пришлось его требовать. Ранее я работала на Энгельса. Но мне сообщили, что мое рабочее место будет находиться в здании гордумы на улице Восход. Я затребовала распоряжение об определении моего рабочего места. В итоге на свое рабочее место я попала только к 17 часам вечера. Оно было мало чем укомплектовано – без необходимой аппаратуры, что-то не включено, что-то не работало, нерабочий кондиционер. Надо сказать, что сотрудники гордумы в качестве гуманитарной помощи собрали мне коробку с чашечками и заварочным чайником. Я реально очень им благодарна за поддержку и помощь в тот период.

Вы вышли на работу, вам вручили уведомление о сокращении должности. На какой же должности вы работали? Вас перевели на новую?

– Нет, я работала на несуществующей должности, которой не было в штатном расписании. Более того, летом 2017 года вышел закон Ханты-Мансийского автономного округа о том, что должность «заместитель главы администрации» исключена из реестра должностей муниципальной службы. Есть только должность заместителя главы муниципального образования. Что в этом случае должен сделать законопослушный работодатель? Просто внести изменение в трудовую книжку. Но этого не произошло. Получается, мне «предоставили» должность, которой нет в штатном расписании администрации города, нет в окружном реестре должностей муниципальной службы, нет в перечне должностей муниципальной службы горадминистрации, нет в структуре администрации города, нет в уставе города Сургута. Да и оказалось, что теперь я не муниципальный служащий вовсе.

При этом я получала какую-то зарплату. Получается, это был перерасход средств. Когда я попросила пояснить этот момент, мне сказали, что я получаю зарплату по трудовому договору, ведь он расторгнут не был. Все у них переворачивается с ног на голову.

Кстати, а как вам платили денежное содержание?

– Пока я была в декрете, все оклады увеличились в два раза, но зато в десятки раз уменьшилась квартальная премия. При этом мне начисляли заработную плату по старому окладу, но с новой квартальной премией, не уведомляя ни о чем. В результате я получала зарплату в 2,5 раза меньше, чем до декрета, и в 3,5 раза меньше, чем все остальные. При этом ни трудовая инспекция, ни прокуратура, ни суд нарушений в этом не нашли.

Получилось, что я работала на несуществующей полтора года должности с окладом, который также не существует, и меня допускают работать. При этом мне не предоставили полномочия, которыми я занималась до декретного отпуска.

Чем же вы занимались все это время?

– До декретного отпуска в подчинении у меня было шесть структурных подразделений, четыре учреждения, я возглавляла и входила в состав более двадцати разных коллегиальных органов и т. д. После выхода на работу в июне 2018 года мне было передано в кураторство только одно из прежних учреждений – Дворец торжеств. И все.

Интересно, что по роду додекретной деятельности я должна была заниматься противодействием коррупции в администрации, возглавляла комиссию по конфликтам интересов. Сейчас этим занимается Жердев. Тогда я стала понимать, что коррупция у нас сама по себе, а борьба с ней – тоже сама по себе. Ведь состав комиссии на две трети состоит из сотрудников подведомственных Жердеву структурных подразделений. Даже профсоюзный лидер является подконтрольным ему лицом. Может быть, поэтому никто в администрации регулярно не находит в действиях Жердева ничего предосудительного. Даже в том, что он, будучи уже на муниципальной службе (с августа 2016 года), являлся учредителем коммерческой организации и руководителем некоммерческой организации, что прямо запрещено в соответствии с законом.

Протокол, на основании которого была сокращена моя должность, подписан Жердевым, распоряжение о сокращении должности подписано Жердевым, распоряжение о моем увольнении тоже подписано Жердевым, а человек занимает мою должность. Похоже, то, что это явный конфликт интересов (влекущий, кстати, увольнение за утрату доверия), заметно только мне.

Наталья, вы собираетесь поднимать вопрос об этом конфликте интересов в суде? Какими еще фактами вы намерены апеллировать в процессе?

– Доказать конфликт интересов было бы можно, если люди готовы слушать. Но я не могу отвечать за действия городского суда Сургута.

Материалов о нарушениях много. Вплоть до фальсификации документов. Во время слушаний я предоставляю документы, доказывающие мою правоту. На следующее заседание приносят документы, подтверждающие обратное. Причем они составляют их таким образом, что без экспертизы понятно, что это подлог. Даты нарисовать можно, даже изменить дату в электронном документе.

Про юридические полномочия вы рассказали, а какими они были по факту?

– Занималась я приемом граждан и изучением текущего законодательства. Граждан, которые хотели встретиться, было много, но почти никто не хотел встречаться в кабинете из-за тотальной слежки. Мне поменяли трех водителей, а первого вообще уволили. Возможно, искали, кто будет докладывать.

С июня 2018 года со мной никто вообще не разговаривал – шла только переписка. Было непросто. Я знала тех, кто делал гадости, и это было самым мерзким. Конечно, были те, кто не поменял отношение ко мне. Но всегда есть люди, которые готовы на все ради сохранения должности. Кто-то боялся со мной встречаться даже в кафе.

В итоге они все-таки привлекли меня к дисциплинарной ответственности с помощью системы электронных пропусков. Меня на суде заставили доказывать, где я была в это время, хотя все видео у администрации, все сотрудники работают там же. При этом полномочия заместителя главы администрации подразумевают обязанности, которые он выполняет на выезде. В суде эти доводы восприняты не были. За 25 лет мой муниципальный службы это было первое привлечение к дисциплинарной ответственности.

Оказывались ли другие формы противодействия осуществлению ваших обязанностей?

– Длительное время я находилась в отпуске по уходу за ребенком, но раз в три года любой работник должен проходить обучение по охране труда и электробезопасности. Поскольку меня допустили к работе без прохождения аттестации, я написала заявление в трудовую инспекцию. Свою вину работодатель признал, но на подготовку дал сутки. Хотя всем давалось не менее 2 месяцев на такую же точно подготовку. Аттестацию я прошла, но некоторые вопросы были намеренно составлены так, что любой из ответов был бы неверным. В итоге мне приходилось письменно пояснять, почему я отвечаю так или иначе. Пришлось даже потребовать копии, чтобы доказать, что я была права. Только за счет этого я и получила свидетельство о прохождении обучения.

Через три месяца мне сообщают, что меня снова направляют на обучение по охране труда. Оказывается, первое было внутренним, теперь же как руководителю мне нужно пройти его в специализированной организации. И меня снова отправляют на обучение опять с теми же перспективами отстранения от должности. И опять вопросы были сформулированы так, что ответить правильно невозможно.

Как вы намерены доказывать свою правоту в суде дальше?

– Согласно Национальному плану противодействия коррупции, утвержденному указом президента Владимира Путина, лица, занимающие должности, подобные моей, должны проходить один раз в год соответствующее обучение. Но меня туда не направляли, и в сентябре я пишу об этом заявление. Мне отвечают, что обучение было проведено, когда я уже была на работе, и что утвержденный указом президента план носит рекомендательный характер. Получается, что мэр Сургута Шувалов считает указы Путина по противодействию коррупции рекомендательными?

Другой пример. Я попросила внести изменения в трудовую книжку в связи с изменением наименования должности. На что мне сообщают, что в связи с вручением уведомления о сокращении оснований для внесения изменений нет. Наименование должности поменялось в соответствии с законом, поэтому сокращение моей должности ни при чем.

Когда следующий суд?

– Апелляционное слушание по моим требованиям о выполнении гарантий Трудового кодекса (о предоставлении мне должности по выходу из декретного отпуска) назначено на 2 апреля в суде Ханты-Мансийского округа. А обжалование своего увольнения по сокращению штата я пока только готовлю. Время есть.

Как вы поступите, если выиграете суд?

– Хочу восстановиться в должности.

Готовы ли вы к тому, что за этим может последовать?

– Конечно, я об этом думала. Но сейчас не буду раскрывать свои планы на будущее. Те, кто сегодня думают, что победили, завтра могут оказаться совершенно в другой позиции.

Фото: архив Натальи Алешковой

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1