горячие темы Смотреть Скрыть
Общество
Москва
10 июня 2019, 11:14 7
Редакция «ФедералПресс» / Георгий Максимов

«Есть уголовная статья за принуждение к самоубийству. А женщин спокойно склоняют к абортам»

Россия занимает лидирующее место в мире не только по количеству разводов, но и по количеству абортов. Не лучшая статистика для страны, которая заявляет семейные ценности как основные для общества. Патриарх Кирилл в очередной раз призвал исключить аборты из системы обязательного медицинского страхования, что вновь породило споры между противниками и сторонниками абортов. В России уже несколько лет работает фонд «Женщины за жизнь», который оказывает поддержку женщинам, поставившим перед собой вопрос – рожать или нет. О деятельность фонда, причинах абортов, роли мужей и врачей – в интервью руководителя организации Натальи Москвитиной для «ФедералПресс»:

Наталья, расскажите, почему решили создать фонд «Женщины за жизнь»?

– Я мать четырех детей. Врачи три раза направляли меня на аборты. Я каждый раз боролась с неким пониманием в обществе, что аборт – это социально одобряемая процедура и надо еще доказать, что ты можешь родить. Наверное, это как-то ненормально. Поэтому нужна была организация, опора, которая бы показала, что рожать – это нормально.

К чему апеллировали врачи в вашем случае?

– Первый раз мне говорили, что у ребенка сердце не бьется. Во время второй беременности я сделала скрининг, что ребенок родится с синдромом Дауна, но у меня родился здоровый малыш. После этих родов через пять месяцев я снова забеременела. Два УЗИ показали, что у меня полип. Я пошла в другую клинику, где мне сказали, что эхогенность повышена – это ребенок. Меня это очень удивило и обрадовало. А врач сказал: «Ты чего так радуешься? Тебе 25 лет, у тебя третий ребенок. Делай сейчас чистку». Это какой-то бесконечный конвейер чисток. Тогда в кабинете у врача мне показалось, что нет такой социальной силы, на которую можно было опереться. Я чувствовала себя очень одиноко. Поэтому родилась идея создания фонда, но воплотила я ее в жизнь намного позже.

Все-таки что толкает женщин на аборт? Это экономические причины или так называемая незапланированная беременность?

– Незапланированная беременность – это термин, который ввел в обществе сумятицу. Ну, какая беременность может быть запланированной или незапланированной?! Если ты ее не планировал, то ее надо прерывать?! А как раньше было? Женщина беременела и не ставила вопрос – рожать или нет. Мне кажутся неэтичными вопросы врачей, которые встречают женщин в кабинете словами: «Рожаем или как?». Перед тобой человек, который носит в себе новую жизнь. Твой первый поступок – поддержать ее. Если женщина заранее настроена на аборт, то она об этом и так скажет. Но давать ей вилку выбора – убивать ребенка или нет – неправильно. Это и толкает женщин на аборт.

То есть большинство женщин делают аборт из-за нежелательной беременности?

– Да, это 60 % женщин. Они сталкиваются с неодобрением в обществе. Нет ничего постыдного в том, чтобы рожать своего ребенка. Самой первой подушкой безопасности является поддержка. Аборт – это не та процедура, которая улучшает твое здоровье. Аборт вообще ничего не улучшает в принципе. Это грубое хирургическое вмешательство, которое уничтожает зачатую жизнь и убивает эндокринную систему женщины. У нас высокая статистика по онкологии груди, ведь когда происходит оплодотворение, включаются гормоны молочной железы. Если плод уничтожается, то гормоны никуда не деваются. Это сказывается на здоровье. Через 5–10 лет возникают последствия. Выпитая таблетка, которая прервала беременность, могла привести к онкологии.

На экономические проблемы ваши женщины жалуются? Часто говорят, что не хотят рожать ребенка, который будет жить в нищете?

– Их не так много. Все говорят, что денег нет. Есть женщины, которые действительно находятся в очень стесненной ситуации. Но есть и те, которые просто не могут поменять иномарку или телефон, но говорят, что денег нет. Жалуются женщины в первую очередь не на деньги, а на давление. Но после аборта все возвращаются к той точке, когда эта ошибка произошла, и говорят: «Зачем я повелась на чужое мнение? Ведь аборт не они делали, а я». Некая инфантильность женщины в обществе приводит к этому. Эти женщины помнят все эти слова, даты, когда были сделаны аборты.

Откуда вы это знаете?

– Большинство наших волонтеров – это женщины, которые сделали аборты. Они уже пропустили через себя эту историю, они знают, что сказать женщине, попавшей в такую же ситуацию.

А что конкретно они говорят?

– Нет единого сценария. Каждая женщина живет со своей историей. Если посмотреть на ситуацию примитивно, то это, конечно, выстраивание простых человеческих отношений. Женщина просто не знает, какие фразы сказать маме, мужчине. Она не может в себе найти силы. Что может повлиять на этот выбор? Это вера в то, что ты не один. Или понимание того, что ты можешь обеспечить ребенка. Веры, как правило, у людей нет, поэтому женщина ведется на эти манипуляции.

Вы говорите об идеологической составляющей. Но у нас общество нерелигиозное. Те же врачи руководствуются нерелигиозными ценностями, когда рекомендуют сделать аборт. С этим же нельзя побороться.

– Я не говорю, что только вера может остановить от аборта. Я бы сказала, что должен быть какой-то минимальный набор каких-то нравственных и моральных качеств. Тут есть какая-то глобальная ошибка человечества, что убить ребенка – это милосердие. Словесные обороты по типу «я прерываю незапланированную беременность» заграждают истинную суть вещей. Мы настолько лишены всяких нравственных оценок, что ломаем свои судьбы. Оценку нужно давать сейчас. Для этого нужна социальная реклама, нужно говорить, что проблема есть, что судьбы ломаются, что последствиями может быть онкология, бесплодие, развод.

А не кажется ли вам, что просто недостаточно мер государственной поддержки? Вы все-таки говорите о вере, в основном. Но она есть далеко не у всех. Может, нам с материнским капиталом что-то сделать, который невозможно обналичивать?

– Я за то, чтобы увеличивались меры поощрения за рождение детей. Но стартовая поддержка в нашем государстве больше, чем в Европе. В Европе не рожают больше. Мне кажется, было бы хорошим стимулированием ограничить женщин от давления со стороны разных категорий граждан, в том числе врачей. Есть же статья в УК РФ о склонении к самоубийству. А тут тебя принуждают делать аборт.

Много случаев бывает, когда девушки говорят наоборот, что на них давят по поводу того, что надо рожать быстрее. Может быть, это давление отстраняет их от желания рожать?

– Знаете, рождение ребенка – это волевое решение. Заставить это сделать сложно. По факту, если беременность уже произошла, то аборт становится насилием. От этого удовольствия нет вообще.

Есть проблема третьего ребенка. Я считаю, что женщины, которые воспитывают трех или более детей, они работают, и за это им нужно платить. Воспитание ребенка – это не меньший труд, чем работа мужа на заводе. Более того: если она хочет где-то подрабатывать, должна быть некая система.

Тут же приходят в голову истории женщин, которые боятся беременеть и рожать детей из-за возможных проблем на работе. Обычно женщина уходит в декрет и получает копейки. Работодателю никогда не нравится, что женщина беременеет. Может быть, здесь какие-то меры предложите?

– Многие женщины откладывают свое материнство, из-за чего страдает репродуктивная функция. Но я уверена, что, если раньше начать рожать, то лучше реализуешься в карьере. Женщина раскрывает все свои ресурсные качества, родив ребенка. Мама, воспитавшая пятерых детей, является более ценным работником, чем женщина, не родившая ни одного, – она более стрессоустойчивая, она уже управленец.

Какова роль мужчины?

– Основная. Мы много говорим про материнство, но почти никогда не говорим про отцовство. Без сильных мужчин нет женщин. Мужчина должен хотеть детей. А сейчас у мужчин позиция непонятная. Когда женщина говорит своему мужчине, что она беременна, он отходит к окну, складывает руки и говорит: «Ну, решай сама». Это не позиция мужчины. Должна быть «социалка» для мужчин.

В той же Европе отцовский декрет довольно популярен. У нас это пока считается чем-то не мужским.

– В том-то и дело. Зарабатывая миллиарды, мужчина начинает искать какие-то утехи на стороне. Лучше бы он вкладывался в собственную женщину, в собственных детей. Он будет в этом более реализован и будет чувствовать себя более мужественным. Рождение детей – это проверка на прочность и для мужчин, и для женщин.

Вы выступаете за полный запрет абортов на государственном уровне? Или оставляете какое-то окно для этого?

– А я не могу заставить человека быть святым. В обществе мало что можно изменить прямо сейчас. Этой практике уже 100 лет. Аборты легализовали впервые в Советской России, и потом эта зараза расползалась по всему миру. Абортивный механизм уже существует, есть абортивное сознание. В этой истории должен быть долгий тормозной путь. Для этого сейчас надо оградить женщину от давления в обществе, предоставить социальную рекламу и обеспечить ее конкретной помощью.

Если какие-то причины, которые могут оправдать аборт?

– Нет

Даже если рождение ребенка угрожает жизни матери?

– Это основной вопрос, когда ты сам не сталкиваешься с этим. Конечно, если на чаше весов стоят жизни, то, наверное, на первом месте – жизнь матери. У нее, возможно, уже есть рожденные дети. Но это только ее выбор. Некоторые женщины делают такой выбор и говорят: «Я пожила, а он только начинает жить». Это ее выбор. Тут никто не может ничего ей сказать. Все остальное не может оправдать человеческую смерть в начале своего развития.

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Регионы
Москва
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Комментарии читателей
7
comments powered by HyperComments
Twitter 1