горячие темы

Экономика

Ставропольский край
30 июля 2013, 11:37 0
Информационное агентство «ФедералПресс» / Редакция ФедералПресс

Максим Шевченко: туристам пока лучше не соваться в большинство курортов Кавказа

После смены команды топ-менеджеров КСК есть позитивные изменения, но остается не мало проблем

Кавказовед, известный общественно-политический деятель и журналист Максим Шевченко, еще полгода назад в интервью «ФедералПресс.Юг» резко критически оценивший перспективы госкорпорации «Курорты Северного Кавказа», теперь уже не так категоричен. Прежде всего, за это время сменилась управленческая команда КСК, что дает надежды.

Кавказовед, известный общественно-политический деятель и журналист Максим Шевченко, еще полгода назад в интервью «ФедералПресс.Юг» резко критически оценивший перспективы госкорпорации «Курорты Северного Кавказа», теперь уже не так категоричен. Прежде всего, за это время сменилась управленческая команда КСК, что дает надежды. О том, почему не стоит отдыхать в Дагестане, о последствиях слабости краевой власти на Ставрополье, о мыслях относительно передачи КМВ в федеральную собственность и о многом другом – в эксклюзивном материале нашего экспертного канала.

На самых высоких уровнях обсуждается сегодня тема подготовки высококвалифицированных специалистов для северо-кавказского туристического кластера. В частности, для горнолыжных курортов международного класса Архыз (Карачаево-Черкесия), Эльбрус-Безенги (Кабардино-Балкария), Мамисон (Северная Осетия), Матлас (Дагестан), Цори и Армхи (Ингушетия), а также пляжных курортов на побережье Каспийского моря (Дагестан) и бальнеологических в Ставропольском крае.

Некоторых курортов, по сути, еще нет, а подготовка персонала уже начата. Оправданная превентивность, впрочем, разумная. Однако основной вопрос, которым задается сегодня общественность, заключается вовсе не в физическом наличии курортов в СКФО, а в том, поедет ли туда турист: отечественный и зарубежный? Опасно, дорого, неудовлетворительное качество услуг – это лишь несколько пунктов из списка препятствий, которые россияне и иностранцы видят на пути своего отдыха в северокавказских территориях.

Неоднозначно оценивают способность курортов СКФО принимать туристов и специалисты-кавказоведы: налицо нерешенные земельные вопросы, напряженная криминогенная обстановка, слабость региональных властей, что в совокупности не позволяет округу отмыться от клейма неблагополучной территории для туризма.

Собственным видением насущных проблем Кавказа с корреспондентом «ФедералПресс.Юг» поделился Максим Шевченко.

Максим Леонардович, как на сегодняшний день вам видится перспектива северокавказских курортов в целом и деятельность ОАО «Курорты Северного Кавказа» в этом направлении в частности?

Постепенно менеджмент становится продуктивным. Пару лет назад я вообще с трудом верил в успех туристического кластера, особенно после того, как экс-генеральный директор ОАО «КСК» господин Невский дал комментарии «Эху Москвы» относительно того, что охранять курорты Северного Кавказа должны израильские частные охранные предприятия. Понятно, что все они связаны со спецслужбами.

Подобная охрана, как мы понимаем, это фактическое создание на нашей земле баз для деятельности израильской и других иностранных военных разведок. Я не понимал почему, по словам Невского, слава богу, уволенного, наши курорты, наших людей и гостей должны охранять иностранцы? Я никогда не поеду на подобный курорт и другим не посоветую.

В общем плане я лично верю в проект, затеянный полпредом Хлопониным по превращению Кавказа в курортные зоны, если этот проект будет полностью на российских началах – с опорой на местные силы, в том числе и в вопросах охраны. Он вполне осуществим. Хотя и не везде по Кавказу.

Какие территории вы подразумеваете?

Я, конечно, не очень верю в Дагестан сегодня. Более того, я открыто призываю всех бойкотировать отдых в республике (по крайней мере, тех, кто связан с журналистикой), пока убийцы Хаджимурада Камалова, Ахмеднаби Ахмеднабиева, Гаджи Абашилова, Абдулмалика Ахмедилова, Загира Арухова, Гаруна Курбанова и многих других не будут сидеть на скамье подсудимых.

В чем, на ваш взгляд, главные причины неспокойствия в Дагестане?

Проблемы и конфликты в республике исходят не столько от бандподполья, сколько от криминала. Во многих местах он попросту слился с властью, которая, в свою очередь, является главным источником, спонсором и инициатором террористической деятельности на территории Дагестана. И кормить криминальную дагестанскую элиту туристами, я считаю, совершенно не стоит.

Что мы имеем сейчас в Дагестане? Селение Хаджалмахи – родину 24-миллиардной финансовой пирамиды, нерасследованные расправы над общественными деятелями и журналистами? Войну криминала, беспредел силовиков, терроризм и так далее. На этом фоне отдых в Дагестане представляется мне просто кощунственным и небезопасным.

То есть место бесперспективное?

Дагестан – прекрасное место отдыха. Но лет через пять, когда Рамазан Гаджимурадович (Рамазан Абдулатипов, врио главы республики Дагестан, – прим. ред.), в которого я искренне верю и поддерживаю, наладит работу по декриминализации республики, по обеспечению безопасности. А пока, честно говоря, язык не поворачивается назвать Дагестан прекрасным.

Плюс я бы еще поспрашивал, какая часть земли на каспийском побережье республики незаконно приватизирована дагестанской элитой. Уверен, если начать наводить там закон и порядок, значительное количество прибрежных земельных участков будет просто конфисковываться государством, так как, уверен, приватизация этих земель и их переход в частную собственность абсолютно незаконны по многим эпизодам.

Какие еще территории Северного Кавказа не готовы сегодня к приему туристов?

При всей любви к осетинам и Осетии, я не знаю, пожалуй, возможен ли массовый туризм в республику, которая на юге имеет конфликт с православными грузинами, на востоке – с мусульманами-ингушами. Мне кажется, сначала надо навести нормы отношений с окрестными народами, добиться мирного решения всех конфликтных вопросов, вернуть беженцев в места, откуда они были изгнаны, и только потом говорить о создании какого-то курорта.

Еще непростые районы есть?

Азау в Кабардино-Балкарии. Одно из прекраснейших мест на земле. Я сам часто катался в Азау до тех пор, пока там не стали отрезать головы туристам. Прежде никаких проблем с балкарцами, которые там живут, не бывало. Там были очень милые частные столовые с национальной кухней. Потом крупный капитал захотел все взять себе – столовые стали закрываться, отчуждаться, землю у балкарцев, старающихся создать свою инфраструктуру туризма, пытались насильно отобрать. Как следствие, власти республики получили то, что получили: вплоть до взрывов подъемников каждый год. Соответственно, пока балкарцы и другие коренные жители Приэльбрусья будут чувствовать себя ущемленными, чувствовать, что власть в Нальчике по отношению к ним несправедлива, спокойствия не будет.

Да и, в целом, как можно ехать отдыхать в те или иные регионы Кавказа, зная, что там по отношению к народу совершается несправедливость, ущемление прав отдельного человека или этнических и социальных групп? По этим же причинам, я, например, не езжу отдыхать в Палестину или Израиль. Так как не представляю возможным это делать в месте, где люди полагают, что их несправедливо изгнали с родной земли.
Это моя позиция, как политического журналиста и православного христианина.

А Ставропольский край, в частности города-курорты КМВ? Какова там обстановка?

Криминализация, бесхозяйственность на КМВ достигла небывалого уровня. Сегодняшний Кисловодск, являвшийся шедевром модерна начала века, сейчас убитый город. Когда в Кисловодске будут снесены все пластиковые постройки последних лет, тогда, мне кажется, там можно будет вновь отдыхать.

Ларьки, палатки, точечная застройка: эти болезни уже давно стали хроническими для городов Кавказских Минеральных Вод. С чьего-то попустительства…

Я считаю, что с ситуацией не справляется руководство Ставропольского края. Переводя при этом конфликт земельный в межнациональную плоскость. Никаких серьезных противостояний между народами в Ставропольском крае нет!

Да, бывают отдельные проблемы. Приезжие из соседних республик лихие ребята хотят отдохнуть с оружием в пятигорских клубах или демонстративно станцевать лезгинку на ночных улицах городов КМВ. В этих случаях местным властям надо действовать активно, жестко. Документально фиксировать хулиганские действия и передавать данные для исполнения наказаний. Или выносить приговоры в судах на месте, возвращая в дальнейшем нарушителей к себе в республики для отбытия наказания. Либо напрямую сотрудничать с руководством республик. Но, повторюсь, я не считаю эти прецеденты вопросами межнациональных отношений.

Как мы все видим, руководство Ставропольского края пытается прикрыть межнациональными проблемами нерешенность земельных вопросов, попытки отжать какие-то пастбищные территории; попытки разных групп пролоббировать свой бизнес.

Выход? Он есть?

Я считаю, что полпред должен взять ситуацию с Каказскими Минеральными Водами под свой контроль. Я вообще выступаю за то, чтобы вывести КМВ из подчинения Ставропольского края и передать в федеральное управление, может быть, создать в КСК специальное подразделение по КМВ.

Это не региональный курорт. Кавминводы принадлежали всей стране, являлись всесоюзными здравницами. Поэтому непонятно, почему краевые начальники получили власть над таким бриллиантом? Которым они не умеют распорядиться? Равно, кстати, как и всевозможные профсоюзные деятели, кто получает с убитых курортов – изначально потрясающих территорий и зданий – какие-то доходы. Просто, как говорится, выжимая последние песчинки.

Вы видели в каком состоянии санатории того же Пятигорска, за редким исключением, принадлежащие так называемым профсоюзам? Если его назвать катастрофическим, то это значит слишком польстить. Великолепные здания советской эпохи, способные принимать отдыхающих по самым современным меркам, пусть не пять звезд, но комфортные две-три, на самом деле сдаются по социальным путевкам, и люди там живут в весьма тяжелых условиях.

Какими вы видите первоочередные задачи в городах КМВ?

Сначала национализировать и передать под управление КСК, с деталями, конечно, с нюансами. Потом отремонтировать, отреставрировать курорты, чтобы люди туда могли приезжать, пусть по тем же самым социальным путевкам. Но уже в более комфортную среду, с нормальным медицинским обслуживанием.

Города-курорты КМВ – это наша боль. Помимо восстановления санаторной базы, там надо сносить всю точечную застройку, особенно в исторических частях Пятигорска, Кисловодска, Ессентуков, Железноводска. Это города – памятники архитектуры.
Я считаю, что города КМВ должны стать символом федерального масштаба в деле восстановления государством суверенитета над тем, что не может принадлежать недобросовестным чиновникам и недобросовестным дельцам.

Я всегда поддержу любые попытки Александра Хлопонина или кого-нибудь еще перевести Кавказские Минеральные Воды в федеральное управление. Чтобы КМВ опять стали жемчужиной российского и мирового значения, а не просто источником пополнения карманов для тех, кто привык зарабатывать на ветшающей советской инфраструктуре.

Максим Леонардович, а принимать туристов на должном уровне хоть сегодня какой-либо курорт СКФО готов?

По моему мнению, к полноценной работе готова Карачаево-Черкесия с курортом Архыз. Демократичная территория. Я с самого начала полагал, что единственным местом, где это будет возможно, станет Архыз.

Кроме этого, я считаю правильным решением включение в туркластер Ведучи, чеченского курорта. Потому что Ведучи – это второе место, где, я уверен, будет обеспечена безопасность. Причем без привлечения иностранных структур, а своими силами. Куда можно нормально приезжать, отдыхать, кататься. Естественно, не без какой-то специфики, связанной с определенным стилем жизни в Чеченской республике. Все-таки это исламская республика, достаточно строгая: с регламентацией употребления спиртного, без полуголых женщин. Впрочем, не сомневаюсь, что туристы поддержат подобные традиции, иначе им самим будет неудобно.

И самое главное, что на территориях Чеченской республики и Карачаево-Черкесской республики нет внутренних конфликтов, о которых мы говорили выше. И они способны создать современную, полноценную, безопасную инфраструктуру. Справедливости ради отмечу, что сохраняется проблема Домбая, где точечная застройка почти уничтожила этот один из самых восхитительных курортов. Но, думается, все это подлежит решению. Я вижу, как работает Рашид Темрезов (глава Карачаево-Черкесии, – прим. ред.) и его команда, как они решительно настроены на наведение порядка.

Возвращаясь к теме подготовки кадров для курортов Северного Кавказа: должны ли быть те или иные преференции для местных жителей?

Да, местное население во всех курортных зонах должно иметь приоритет при выстраивании кадровой политики. Курортные зоны располагаются в горных районах, где жизнь тяжелая, где заработка у людей нет, скотоводство отгонное, небеспроблемное сельское хозяйство. Чтобы люди там получали возможность для нормальной жизни.

Подытожим?

Мне кажется, что к каждому курорту нужно подходить дифференцированно. Хлопонин затеял великое дело, но мне представляется, что обязательно надо смотреть на результаты деятельности по регионам в отдельности. На то, как главы республик осуществляют проекты, связанные с приведением в порядок своих регионов, всех систем и отношений – финансовых, экономических, социальных, межнациональных. Как они борются с криминалом. Как восстанавливают государственную собственность на землю, которая незаконно была переведена в иные виды собственности в 90-е годы и в начале 2000-х.

Вопросы – Елена Свириденко

Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments