горячие темы

Экономика

Чукотский автономный округ
28 декабря 2015, 19:05 0
Информационное агентство «ФедералПресс» / Редакция ФедералПресс

«Наступающий год станет самым сложным для России XXI века»

Экономисты делают прогнозы на 2016 год

В преддверии Нового года всем хочется надеяться, что экономика России, как не раз подчеркивал президент, уже достигла дна и понемногу начнет движение наверх. Однако эксперты если и прогнозируют экономический рост, то очень небольшой, «европейский». В базовом варианте официального прогноза социально-экономического развития России, который положен в основу бюджета, рост экономики в будущем году ожидается на уровне 0,7 %.

В преддверии Нового года всем хочется надеяться, что экономика России, как не раз подчеркивал президент, уже достигла дна и понемногу начнет движение наверх. Однако эксперты если и прогнозируют экономический рост, то очень небольшой, «европейский». В базовом варианте официального прогноза социально-экономического развития России, который положен в основу бюджета, рост экономики в будущем году ожидается на уровне 0,7 %. Неправительственные аналитики предсказывают разное развитие событий, и в большинстве случаев их прогнозы не отличаются особым оптимизмом.

«2016 год для российской экономики ожидается не самым простым. ЕС продлил санкции до июля 2016 года, цены на нефть находятся на минимумах с июля 2004 года, банковская система лишена доступа к дешевым заимствованиям за рубежом, – говорит Виталий Рунцо, экономист, финансовый консультант компании «Личный капитал». – При этом экономика остается в серьезной зависимости от экспорта сырьевых ресурсов. В сложившихся условиях торговых войн и продуктового эмбарго на ввоз продуктов в РФ в выигрышном положении могут оказаться российские производители сельхозпродукции и компании, занимающиеся инновационными разработками».

Программа импортозамещения, о которой так много говорили в начале уходящего года, реализуется не так быстро, как хотелось бы. Эльмира Крылатых, доктор экономических наук, академик РАН, считает, что виной тому – недостаточный объем государственной поддержки: «Надо признать, что объем средств на государственную поддержку импортозамещения явно недостаточен. К тому же, по заключению Счетной палаты, система поддержки запутанна и неэффективна. В результате сокращение импортной продукции на продовольственном рынке России оборачивается не только снижением общего качественного уровня и ухудшением ассортимента, но и повышением продовольственной инфляции. В предстоящем году сохраняется опасная зависимость всех отраслевых сегментов АПК от зарубежных поставок сельскохозяйственной техники, оборудования для пищевой промышленности, различных биоматериалов. Это, несомненно, осложняет производство в АПК. Вместе с тем в России накоплен ценный региональный опыт преодоления природных и экономических трудностей».

Опасения экономистов вызывают перспективы малого и среднего бизнеса. «Судя по тенденциям конца года, малый и средний бизнес будут выживать в невыносимых условиях кризиса, при снижении платежеспособного спроса, при повышении цен на закупку товаров и сырья для производства, при повышении поборов и откатов, при повышении арендных и кредитных ставок, жесткости требований к заемщикам – рассказывает Виктор Солнцев, экономист, доцент кафедры корпоративного управления РАНХиГС. – Но слухи о смерти малых и средних предприятий преувеличены. Эти слухи выгодны только крупным корпорациям, предприятиям с госучастием, сильным игрокам на рынке. Как и слух о том, что малый и средний бизнес России – малый.

Предприятия малого и среднего бизнеса в 2014 году произвели товаров и услуг на общую сумму около 40 триллионов рублей, сравнившись с доходами от экспорта энергоносителей, нефти и газа вместе взятых. Понятно, что налогов в бюджет от «малышей» поступает меньше, чем от нефтегаза. Но если дать возможность раскрыть весь потенциал малому и среднему бизнесу России, то эти 40 триллионов даже в пересчете на стабильные валюты легко можно будет освоить. И скоро наши карлики по обороту и налоговым поступлениям станут великанами, а великаны крупного бизнеса на их фоне – карликами, если будут продолжать и дальше вывод капиталов из страны и «оптимизацию» налогообложения в десятках офшоров. Если и оказывать содействие малому и среднему бизнесу, то надо прежде всего допустить предприятия до реального госзаказа в полном объеме, без откатов и прокладок в виде псевдопредприятий-однодневок или бывших госпредприятий, мимикрировавших под малые предприятия. Тогда можно требовать и с малых предприятий налоги в полном объеме. Иначе получается полупрозрачность. Самому государству придется в кризисных условиях показать людям, как рачительно и эффективно используется каждая народная копейка, улучшая инфраструктуру и психологическую атмосферу жизни людей в своей стране».

Однако власть приняла ряд мер, чтобы малый и средний бизнес в России все-таки смог выжить и развиваться. Одним из таких шагов, по мнению экономиста Кирилла Кукушкина, стало решение об отмене единого налога на вмененный доход для малого и среднего бизнеса: «Предприниматели, работающие с низкой эффективностью, задумавшиеся о закрытии бизнеса после публикации проекта приказа с новым значением повышающего коэффициента-дефлятора для расчета ЕНВД, теперь отложат решение как минимум на год. Таким образом, государство дает малому бизнесу время подготовиться, по сути, обозначив ориентир будущего значения коэффициента. Предприятия и, в первую очередь, самозанятые граждане должны начать принимать меры по повышению рентабельности своего дела с учетом потенциального роста налоговой нагрузки, тогда повышение налога в будущем пройдет для них менее болезненно».

Массовые лишения лицензий, в том числе крупных банков, не могут не отразиться на будущем банковской сферы. «В банковском секторе продолжится рост объема проблемных активов, достигнув пика к третьему – четвертому кварталу 2016 года. При этом стоимость пассивов будет снижаться, а структура доходов банков – меняться. Отзыв лицензий продолжится, однако в целом ситуация должна остаться стабильной, и по итогам года можно ожидать прибыльности данного сектора», – говорит кандидат экономических наук Дмитрий Цурупа. Его коллега, экономист Игорь Челкасов рассказывает о грядущих инновациях в банковской сфере: «После объявления Сбербанком о намерениях погрузиться в криптовалютные разработки следует ожидать появления первых прототипов усовершенствованных финансовых инструментов и банковских технологий. Потребность в преобразованиях вызвана международными санкциями. Большое значение при внедрении инноваций, в том числе и в других отраслях экономики, будут иметь так называемые умные контракты – эти технологии отвечают за автоматизацию бизнес-процессов и способны перестроить экономические и общественные процессы, исключив из части действий и операций необходимость участия человека. Одно но: вряд ли властям и бизнесу будет дело до этих революционных преобразований на фоне обесценивания рубля и падения всех ключевых экономических показателей».

По поводу стоимости нефти в 2016 году аналитики пришли почти к единодушному мнению, что уровень цен, сложившийся к концу 2015 года, – дешевле $40 за баррель марки Brent – слишком низкий, дальше цены будут медленно, но расти.

В целом, учитывая ухудшение прогнозированных в начале 2015 года показателей, эксперты считают, что экономика России довольно уверенно противостоит трудностям. Однако существуют все основания полагать, что негативные экономические факторы могут усилить свое влияние в ближайшем будущем. Среднесрочные перспективы российской экономики остаются довольно неоднозначными. Так, экономисты Сергей Макшанов и Демид Голиков делятся следующими цифрами: «Экономика РФ находится в рецессии – 3,9–4,2 % ВВП (2015), которая продолжится в 2016 году. Расходы достигли 20,9 % ВВП, доходы – 17 %. Будет расходоваться резервный фонд при сокращении финансирования социального блока. Давление на бизнес растет. Новые предприятия продолжают открываться, но темп снизился. За десять месяцев 2015 года открыто 249 новых производств – на 7 % меньше, чем за аналогичный период 2014 года. Совокупный объем инвестиций в открытые в 2015 году производства сокращается (–13 %) – 577 млрд рублей (667 млрд рублей за десять месяцев 2014-го)».

«В целом мы ожидаем дальнейшего сдувания пузырей в ряде секторов экономики. Так, в зоне риска продолжат находиться потребительский рынок, недвижимость и сектор услуг. С высокой долей вероятности цены на недвижимость продолжат свое снижение, потенциал снижения составляет 10–20 % в долларовом эквиваленте. Средняя заработная плата в долларовом выражении составляет 500, для сравнения, в 2004 году при схожих ценах на нефть она была около 300 долларов США. То есть покупательная способность выше, чем в 2004–2005 годах, но затяжной характер кризиса, сокращение заработной платы оказывают негативное влияние на желание делать покупки, меняя модель потребительского поведения. Поэтому потребительский сектор продолжит снижение, но меньшими темпами. Точками роста, скорее всего, станут промышленность и сельское хозяйство», – поделился своим мнением Дмитрий Цурупа.

А Виктор Солнцев считает, что Россия неэффективно использует имеющиеся на ее территории ресурсы, что также сдерживает экономический потенциал: «Экономика России в мировом валовом продукте составляет немногим более одного процента при территории в 17 миллионов квадратных километров (одна седьмая часть суши), что говорит о неэффективном использовании ресурсов, данных стране от природы, включая, конечно, и население с достаточно высоким образовательным уровнем и квалификацией, неравномерно распределенное на этой территории. В 2015 году физический капитал (ФК) устаревает морально и физически. Последние три-четыре года инвестиции в основной капитал, то есть в обновление производства, существенно снижаются. Восстановление материальной базы если и будет происходить, то только при увеличении инвестиций в основные фонды, да и то не сразу, а с задержкой на три-пять лет. Природные ресурсы страны, в большей степени не возобновляемые, истощаются. Разведанных запасов нефти хватит лет на 20–30, без учета сланцевой нефти и газа. Запасов газа достаточно, но спрос на него снижается, а цены падают и на нефть, и на газ, с задержкой на полгода».

Все экономисты сошлись во мнении, что Россию подхватила вторая волна кризиса и нас ждет непростой год. 2016-й будет связан с экономической нестабильностью, падением уровня доходов населения и снижением качества жизни. «Толерантность в обществе будет стремительно убывать, обгоняя падение экономики, – считает экономист Анатолий Чургель. – Скорость уже набрана, и любой сучок, в том числе рукотворный, может стать причиной травм и всплесков агрессии, как к внешнему миру, так и к отдельным социальным группам, общественным движениям и т. п. внутри страны. Попытки сделать этот процесс управляемым за счет расходования еще имеющихся средств государственных накопительных фондов и активности СМИ, будут все менее успешны. Наступающий 2016 год станет самым сложным для России XXI века».


Фото: agregator.pro

Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments