Политика
Россия и мир
21 ноября 2005, 20:23 0
Редакция «ФедералПресс» / Редакция ФедералПресс

Они готовы к революции / Молодежные политические движения Урала. Спецпроект УралПолит.Ru

В Екатеринбурге, как и по всей России, - бум молодежно-уличной политики. В городе появились Наши, вот-вот стартует Молодая гвардия Единой России, уже давно работают либеральная Оборона и отделение лимоновской НБП. Все они готовятся к оранжевой революции и старательно раскручивают свои бренды, придумывая все новые и новые акции. А учитывая, что во вторник мы празднуем годовщину событий на Украине, интереса к потенциальным участникам революции, становится все больше. Корреспондент УралПолит.Ru общался с молодыми политиками и узнал все - за что свердловские нацболы не любят Лимонова, как администрация губернатора будет заискивать перед Нашими, когда в Екатеринбурге прогремит Молодая гвардия и какую вечеринку устраивает Оборона в день рождения Майдана. Нацболы Когда-то национал-большевики в Екатеринбурге были очень заметны. Они приковывали себя наручниками к крыльцу американского консульства, все время против чего-то протестовали и хотя бы раз в месяц попадали в выпуски местных новостей. Теперь нацболы затихли - их последней акцией стало участие в факельном шествии на 7 ноября. Видевшие это дело рассказывают, что зрелище получилось совсем невыразительным - до былой зажигательности свердловским лимоновцам теперь далеко. Один из лидеров екатеринбургских нацболов, Олег Шаргунов, рассказывает, что просто теперь у партии совершенно другие задачи: на носу ребрендинг и регистрация в Минюсте, пройти которую можно, только собрав 50 тысяч членов по всей России. Поэтому вместо того чтобы хулиганить на улицах, нацболы аккуратно ведут работу по увеличению своих рядов. - Денежный вопрос сейчас очень остро стоит, - рассказывает Шаргунов. - Двое наших екатеринбургских ребят сейчас в тюрьме. Это Семен Вяткин и Максим Федоровых, они участвовали в захвате приемной администрации президента. На самом деле, никакого захвата ведь и не было - просто пришли пятьдесят человек пообщаться, а их всех арестовали. Помощь двум узникам - это сейчас главная статья расходов для небольшого бюджета нацболов-свердловчан. Периодически чл

В Екатеринбурге, как и по всей России, - бум молодежно-уличной политики. В городе появились "Наши", вот-вот стартует "Молодая гвардия Единой России", уже давно работают либеральная "Оборона" и отделение лимоновской НБП. Все они готовятся к "оранжевой революции" и старательно раскручивают свои бренды, придумывая все новые и новые акции. А учитывая, что во вторник мы празднуем годовщину событий на Украине, интереса к потенциальным участникам революции, становится все больше. Корреспондент "УралПолит.Ru" общался с молодыми политиками и узнал все - за что свердловские нацболы не любят Лимонова, как администрация губернатора будет заискивать перед "Нашими", когда в Екатеринбурге прогремит "Молодая гвардия" и какую вечеринку устраивает "Оборона" в день рождения Майдана. Нацболы Когда-то национал-большевики в Екатеринбурге были очень заметны. Они приковывали себя наручниками к крыльцу американского консульства, все время против чего-то протестовали и хотя бы раз в месяц попадали в выпуски местных новостей. Теперь нацболы затихли - их последней акцией стало участие в факельном шествии на 7 ноября. Видевшие это дело рассказывают, что зрелище получилось совсем невыразительным - до былой зажигательности свердловским "лимоновцам" теперь далеко. Один из лидеров екатеринбургских нацболов, Олег Шаргунов, рассказывает, что просто теперь у партии совершенно другие задачи: на носу ребрендинг и регистрация в Минюсте, пройти которую можно, только собрав 50 тысяч членов по всей России. Поэтому вместо того чтобы хулиганить на улицах, нацболы аккуратно ведут работу по увеличению своих рядов. - Денежный вопрос сейчас очень остро стоит, - рассказывает Шаргунов. - Двое наших екатеринбургских ребят сейчас в тюрьме. Это Семен Вяткин и Максим Федоровых, они участвовали в захвате приемной администрации президента. На самом деле, никакого захвата ведь и не было - просто пришли пятьдесят человек пообщаться, а их всех арестовали. Помощь двум узникам - это сейчас главная статья расходов для небольшого бюджета нацболов-свердловчан. Периодически члены отделения, то есть около шести сотен человек, скидываются небольшими суммами, чтобы можно было оплатить адвокатов, послать передачки двум попавшим в беду товарищам. Хотя сидеть для революционеров в России - дело, в общем-то, традиционное, никакой радости по этому поводу Олег Шаргунов не испытывает. Более того - по этому поводу у него есть претензии к лидеру партии Эдуарду Лимонову. - Ничего хорошего в том, что столько народа сидит, нет. Лимонов - формальное знамя партии, но сейчас многие не согласны с ним. Мне лично претят и его попытки заигрывать то с коммунистами, то с либералами. Мы в Екатеринбурге уже прошли через это, ничего хорошего не вышло. С "Яблоком" найти общий язык не получилось, а коммунисты - они вообще по жизни "кидалы". В свердловском отделении НБП много разных людей. Есть и скинхеды, хотя, в отличие от ячеек партии в других регионах, таких меньшинство. Весь актив отделения - около пятидесяти человек - активно изучает историю, политологию, следит за ситуацией в стране и мире. Относиться к своей деятельности руководители ячейки стараются с максимальной серьезностью. Революционная романтика, на которой, с первого взгляда, и держится НБП, здесь искореняется нещадно. - Мы ведь не какая-то боевая организация, - убеждает Шаргунов. - У нас нет никакого оружия, хотя нам и пытаются вечно его навязать. Всю романтику из ребят мы стараемся выбивать, потому что в противном случае ее потом выбьет суровая действительность. К делу нужно относиться как к работе. Романтика хороша для первоначального импульса - прийти к нам, стать членом НБП. А потом нужно о ней забывать и приниматься за дело. Тем не менее, нацболы остаются организацией, за которой пристально следит ФСБ. Сейчас органы уделяют чуть меньше внимания свердловской НБП, однако все активисты партии хорошо помнят, как их периодически вызывали в УФСБ для проведения воспитательных бесед. С милицией национал-большевики тоже сталкиваются нередко, однако зачастую правоохранители и сами симпатизируют молодым революционерам. В последний раз, когда нацболов задерживали у свердловского "Белого дома", милиционеры лишь для проформы подержали их недолго в автомобиле, а в разговоре и вовсе признались, что в душе на стороне НБП, которая протестовала против монетизации льгот. "Наши" У пропрезидентских "Наших" в Екатеринбурге пока нет отделения как такового. Есть лишь инициативная группа, которая к декабрю превратится в полноценную ячейку. Эту группу образовали ребята, съездившие в конце лета на всероссийский слет "Наших" на озере Селигер. По всей видимости, там удалось договориться о каком-то первоначальном финансировании. Теперь у "Наших" есть офис в стареньком особняке в центре Екатеринбурга и человек пятьдесят членов. Честно говоря, будущее ячейки пока вызывает сомнения: из создававших ее в сентябре ребят большая часть уже "разбежалась". Теперь организационной работой занимается Леонид Мишунин. Леонид даже немного разочаровывает с первого взгляда. "Наши" настолько демонизированы либеральной прессой, что их руководителем ожидаешь увидеть какого-нибудь отморозка, забавляющегося по вечерам избиением своих политических оппонентов в подворотнях. Но лидер пропрезидентского молодежного движения оказывается упитанным молодым человеком с почти детским голосом и рассудительным тоном. - Люди приходят сами, - говорит он. - Пока, в основном, зовем просто своих знакомых. Некоторые находят нас сами, приезжают, звонят. В основном, это активные студенты - члены стройотрядов или профкомов. В принципе, мы пока даже никакой агитации не проводили, так что и надеяться на быстрый рост числа участников глупо. Мотивация для вступления в "Наших" носит гуманитарный, а не политический характер. Новым членам предлагается прослушать курсы московских педагогов, а потом возглавить отдельные направления работы и проявить себя на ниве социального менеджмента. Можно за счет движения съездить в Москву для участия в различных семинарах и тренингах, а потом и получить бесплатно высшее образование в одном из московских вузов. Долгосрочная перспектива - это карьерный рост до самого высокого уровня. "Наши" считают себя кадровым резервом нынешней власти, этаким современным комсомолом. Лет через 10-15 они надеются войти в кремлевские кабинеты и получить власть в свои руки. Сам Леонид Мишунин разыскал "Наших" по собственной инициативе, познакомился и вскоре фактически возглавил работу по формированию ячейки. До этого он успел поработать в нескольких политических структурах, к примеру - в избирательном штабе Василия Шандыбина и в ЛДПР. Одним из своих друзей называет депутата Гордумы Андрея Кабанова - тоже познакомились в период предвыборной кампании. Словом, с политикой человек знакомый. Другие члены "Наших" далеко не столь политизированы. Движение старается придавать себе имидж не политической организации, а этакого "клуба добрых дел", современных тимуровцев. Они то едут в детский дом помогать с ремонтом помещения, то в День милиции кормят гаишников горячими пирожками. Хотя то, что "Наши" собираются бороться с "оранжевой" революцией, Леонид не скрывает. "Сейчас нас около 180 тысяч в движении, - говорит он. - Если будет надо, все эти люди могут приехать и в Москву и остановить любые события". Финансируются екатеринбургские "Наши" пока более чем скромно. Однако руководители отделения уверены - когда в конце года будет образована полноценная ячейка, дело наладится. В отделении будет целый отдел комиссаров, занимающихся фандайзингом. "Да и вообще, - говорят в "Наших", - мы думаем, что спонсоры будут нас искать, а не мы спонсоров. Мы все-таки движения президента". То же самое и с чиновниками - пока "Наши" никак не контактируют, например, с администрацией губернатора. Однако в скором будущем ребята надеются, что власти сами пойдут на диалог и предложат сотрудничество. Если уж Владимир Путин находит время общаться с членами движения, то его подчиненным в регионах сам Бог велел. "Оборона" Демократическая молодежная "Оборона" производит впечатление самой искренней из всех молодежных политических организаций. Ее активисты действительно денно и нощно обсуждают будущее России, страдают по демократии и переживают по поводу Михаила Ходорковского. Политизирована "Оборона" донельзя - она и не скрывает свое призвание авангарда "оранжевой" молодежи. Хотя в частных беседах революционеры признаются, что шанс на начало "оранжевых" событий в Екатеринбурге минимален: если "майдан" и случится в России, то он случится в Москве. Из наиболее известных акций "Обороны" - митинг в защиту Михаила Ходорковского, антикоррупционная акция совместно с "Комитетом 101" и пикеты у полпредства против вырубки лесопарка в Тюмени. Уличные акции - это главный инструмент "Обороны", и здесь в цене максимально оригинальный креатив. Свердловские "оборонщики" стараются равняться на московскую организацию, которая прославилась на всю Россию своими яркими и запоминающимися митингами. Выйти на столичный уровень пока не очень получается, хотя все основные атрибуты хорошей публичной акции - раздача футболок, воздушных шаров, пафосные лозунги и огромные белые флаги с символикой "Обороны" - уже присутствуют. Последняя идея ребят - "оранжевая" вечеринка в честь годовщины украинской революции. Если в Москве "Оборону" олицетворяют, главным образом, молодой политик Илья Яшин и его подруга Ольга Воробьева, то в Екатеринбурге - студенты Алексей Новоселов и Ольга Власова. Они с удовольствием вживаются в роль "настоящих политиков", участвуют во всевозможных "круглых столах" и ходят давать интервью на радио "Свобода". И в то же время, это самые обычные студенты, с трудом переживающие экзамены и борющиеся с безденежьем. Ходит даже шутка, что если "оранжевая" революция придется на период сессии, то любой "майдан" будет обречен на провал. Хотя формально "Оборона" координируется из Москвы, самостоятельности у региональных отделений хоть отбавляй. "Оборонщики" сами придумывают концепции своих акций, согласовывают их с Москвой и реализуют. Какое-то минимальное финансирование отделение демократического движения, наверное, получает из Москвы, но это явно не баснословные деньги. Об этом можно судить хотя бы по тому, что руководители отделения вечно экономят на мобильной связи. Да и своей штаб-квартиры у "Обороны" в Екатеринбурге нет - ребята иногда используют для совещаний офис партии "Яблоко". "Молодая гвардия" Ольга Симонова, руководитель свердловского "Молодежного единства", которое теперь будет называться "Молодой гвардией", только-только вернулась с учредительного съезда нового движения в Воронеже. У Ольги масса впечатлений: удалось пообщаться с лидером новой организации Иваном Демидовым и зарядиться энергией молодежно-политических кумиров. Поэтому планы теперь наполеоновские. Если до последнего времени "Молодежное единство" было тише воды, ниже травы и занималось, в основном, благоустройством дворов и организацией досуга школьников, то теперь у молодых "единороссов" куда более боевой настрой. Как и "Наши", "МГ" намерена сыграть роль "комсомола XXI века". В манифесте движения так прямо и сказано: нынешние политики жили в другую историческую эпоху, и их время прошло. Теперь именно молодые должны взять на себя ответственность за происходящее в стране. Молодежная политика становится все агрессивнее, и "Единой России" надоело волочиться в хвосте этого процесса. Поэтому "Молодая гвардия" будет куда более воинственной организацией, нежели ее предшественница. Первым делом решено резко увеличить количество членов организации. Если сейчас в молодежном крыле "Единой России" в Свердловской области состоит всего 1000 членов, то совсем скоро эта цифра должна будет увеличиться минимум в пять раз. Чтобы процесс шел быстрее, "Молодая гвардия" готовится провести целый ряд агитационных мероприятий. Например, весной в Екатеринбурге должен пройти большой развлекательно-политический "Призыв в Молодую гвардию" - этакая агитационная концертная программа. Как надеется Ольга Симонова, после этого множество новых молодых людей захотят примкнуть к рядам движения. Сравнения с "Нашими" руководителям "МГ" не нравятся, а все обвинения в том, что организация собирается сгонять студентов на митинги административным путем или на платной основе, с гневом отвергаются. - У нас есть идейный стержень, и это главное, - говорит Ольга Симонова. - Мы сейчас разрабатываем систему мотивации для молодежи. Никакого административного ресурса у нас нет, покупать участников за деньги мы тоже не собираемся. Это же сразу обнаружится - любой из журналистов может подойти к участнику митинга, и тот расскажет, что ему сто рублей пообещали. Разумеется, мы считаем такие методы неприемлемыми. Любые принудительные варианты участия в "Молодой гвардии" должны быть исключены. Строиться "Молодая гвардия" будет как настоящая партия - на системе местных отделений. Работа по их созданию уже идет во многих муниципалитетах области и районах Екатеринбурга. Ясно, что движение будет финансироваться и из партийной казны, однако в случае чего начинающие "единороссы" готовы искать спонсоров и сами. "Мы понимаем, что партия не сможет оплачивать все наши идеи, поэтому придется и самим заниматься сбором средств". Ну а отношение к "оранжевым революциям" у "Молодой гвардии" понятное: никакой "цветной заразы" в России быть не должно. - Мы все помним, что произошло на Украине, - говорит лидер свердловской "Молодой гвардии". - И считаем своей задачей не допустить повторения подобных событий в России. "Кто видел, как делают колбасу, никогда не будет ее есть" Молодежная политика сегодня - активно развивающийся тренд. Политический диалог фактически выдворен из Госдумы и федеральных телеканалов, так что дискуссия вылилась на улицы. Отмечая первую годовщину "оранжевой" революции, Россия во всеоружии приготовилась к повторению аналогичных событий на своей территории - уже готовы "дружины" как защитников режима, так и его потенциальных разрушителей. По словам политолога Олега Матвейчева, в России традиционно в течение всех перестроечных и постперестроечных моментов молодежь никогда не играла активной роли. "Октябрьскую революцию, например, делали студенты, - говорит Матвейчев. - Перестройку же делали интеллигенция, люди, которым было глубоко за 30 или 40 лет. Если говорить о событиях начала 90-х годов, то там важную роль сыграли коммунисты и люди более пожилого возраста. И вот сейчас впервые за долгое время молодежная активность стала регистрироваться вновь. Возникает огромное количество молодежных движений". "В "оранжевых" революциях на территории СНГ активную роль сыграла именно молодежь, - продолжает эксперт. - У нас кто хотел "оранжевой" революции, стал делать клоны и подобия украинских "оранжевых". Кто испугался ее - стал привлекать молодежь на свою сторону. Но на самом деле все эти движения состоят из 5-10 человек актива и 50-100 ребят - людей "второго уровня". Все вместе они за деньги могут привести на какой-нибудь митинг 1000 человек. "Наши" немножко посерьезнее, у них мощное финансирование и серьезный административный ресурс. Но в принципе там используется все тот же "одноразовый персонал". "Все эти разговоры о молодежи ничего не дадут, - уверен Олег Матвейчев. - Молодежь не является носителем пассионарности. Вспомните 90-е годы: у нас, в отличие от других стран СНГ, была настоящая "бешеная демократия" и шло активное противостояние различных финансово-промышленных групп и политизированных олигархов. Молодежь бесконечно привлекалась на выборные мероприятия, на разноску листов, на агитацию "от двери к двери". В Америке каждый студент работал в "Макдональдсе", а у нас каждый студент поработал на выборах. А те, кто видел, как делают колбасу, никогда не будут ее есть. Точно так же и российская молодежь, которая видела, как делается политика, сейчас очень цинично и здраво к ней относится. Молодежь "как лохов" развести на какую-то "демократию" невозможно", - настаивает политолог. Директор Института стратегических коммуникаций и социальных проектов Иван Еремин видит в молодежном движении еще несколько интересных нюансов. "Анализ ситуации показывает, что ни о каком повторении "оранжевых" событий в России не может быть и речи, - говорит он. - Поэтому поначалу кажется странным, что Кремль сам поддерживает в повестке эту тему, создавая "Наших" и прочие организации. Но стоит понимать, что опасность "оранжевой чумы" позволяет зарабатывать на рынке общественных организаций хорошие деньги. Игра на революционных и контрреволюционных настроениях дает возможность осваивать приличные бюджеты. С другой стороны, позволяя существовать "Обороне" и прочим организациям, Кремль как бы уводит общественное мнение от реальных проблем к мифическим - благодаря уличной борьбе за демократию и свободы создается впечатление настоящего политического диалога. Это тоже может быть на руку власти, и это довольно интересная стратегия". "В любом случае, - уверен Еремин, - все молодежное движение имеет позитивный смысл. Это школа для молодых лидеров, политических, общественных и бизнес-менеджеров. Какая-то часть молодежи, вовлекаясь в активный процесс, политизируется. В будущем эти люди будут формировать элиты. А то, в каком политическом лагере они находились, к тому времени все забудут". 2005 | uralpolit.ru | Дмитрий Колезев

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Loading...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Vkontakte 1