Общество
Россия
22 октября 2018, 16:21 0
Редакция «ФедералПресс» / Максим Ситников

«В керченской трагедии виноват каждый из нас»

Вторую неделю самой обсуждаемой новостью в России, к сожалению, является трагедия в керченском колледже, где студент Владислав Росляков убил 20 человек и около 50 ранил, а после покончил с собой. На вопрос «Кто виноват?» попытался ответить редактор РИА «ФедералПресс» в ДФО Максим Ситников:

«Непосредственный виновник случившегося мертв. Наверняка следствие найдет еще виновных — тех, кто забыл заключить контракты с ЧОПами на охрану колледжа, тех, кто выдал разрешение на оружие 18-летнему маньяку, тех, кто помогал готовиться к нападению, если такие были... Я лишь предполагаю, я не настаиваю, что именно эти люди виноваты в трагедии. Я просто считаю, что этот список можно продолжать, и в нем будет 146 миллионов 880 тысяч 432 человека. Да-да, я называю практически точную цифру, если верить данным по численности населения России на 2018 год. Дело в том, что виноват каждый из нас: я, ты, все мы. И свою точку зрения могу пояснить.

18-летний мальчик с оооочень спокойным видом разгуливает по колледжу, вот он закладывает взрывчатку в столовую, выходит, деловитой походкой идет на второй этаж... Взрыв, и вот он — уже с дробовиком в руках — гуляет по колледжу. Навстречу идет женщина, выстрел, и она, скрючившись, лежит на полу... Вот по коридору идет другой мальчик, он еще не понимает, что происходит, - и никогда уже не поймет. Потому что первый мальчик три раза стреляет в него, причем в третий раз в упор. Потом опять оооочень спокойно передергивает затвор... Наверняка большинство из вас, читателей, уже видели эту запись с камер наблюдения. Кому-то из нас было больно на это смотреть, но мы смотрели. Потому что привыкли. Потому что керченская трагедия — это массовость, ну а к жестокости в целом мы же привыкли, правда?

Интересно, пока Росляков готовился к нападению (а он готовился — это очевидно), неужели НИКТО не обратил внимания? Он покупал оружие, патроны, мастерил взрывчатку, делился мыслями о маньяках, восхищался западными малолетними убийцами... Все заметили, но все по чуть-чуть. Ну едет у пацана крыша: ну и что? Пофиг же! Что он кому сделает?

Хотите сказать, в это трудно поверить? Да ладно, ну не врите себе. Вы слышите, как сосед вечерами избивает жену, вы видите из окна, как пьяные гопники дерутся между собой или цепляются к прохожим, вы спокойно смотрите, как наглая детина развалилась в метро на два места, а рядом стоят пожилые. И что? Вы вмешиваетесь? В лучшем случае вы достаете мобильный, чтобы снять и выложить в интернет. А потом обсуждать и обсуждать. Но через пару дней вы об этом забудете. Ведь все это в порядке вещей. Ведь в этом ничего нового нет.
Это равнодушие и жестокость на уровне быта. Это то, что повседневно. Это то, что за окном, за стеной, в телевизоре, в мобильном, на экране ноутбука.

А есть еще равнодушие педагогическое. Мы стремились реформировать систему образования — ту, что досталась нам в наследство от наивной страны из восьмидесятых под названием СССР. Ту систему, где школа была семьей, которая внимательно следила за душевным состоянием каждого своего члена. Реформировали. Как и многое другое. Теперь не только школа - не семья. Теперь семья зачастую не семья.

За телом Рослякова никто не обратился... И это показательно. У мальчика не было семьи. Он умер одиноким. Я нисколько его не оправдываю: то, что он сделал, - ужасно. То горе, которое он принес, - нельзя простить. Но все же и он был сыном, у которого все могло сложиться иначе... Но равнодушие и жестокость, жестокость и равнодушие. Мы привыкли. Виноват каждый из нас».

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Версия для печати
Сюжет по этой теме
17 октября 2018, 15:26

Взрыв в колледже в Керчи

Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Facebook 1